WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Практическая и теоретическая значимость исследования определяется тем, что на основе полученных теоретических выводов предложены конкретные механизмы совершенствования взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления, направленные на исключение существующего противостояния между ними, возможностью внедрения полученных автором результатов в правоприменительную практику местного самоуправления, а также возможностью использования выводов и предложений в совершенствовании действующего федерального и регионального законодательства о местном самоуправлении. Материалы диссертационного исследования широко используются в административной работе диссертанта, а так же могут быть использованы в преподавании учебных курсов теории и истории права и государства, конституционного, муниципального права для студентов юридических вузов и факультетов.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы диссертанта представлены научной общественности публикациями, что нашло отражение в списке, прилагаемом к автореферату.

Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры теории и истории права и государства Краснодарского университета МВД России.

Структура диссертации – состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается уровень ее научной разработки, определяются объект, предмет, цели, задачи исследования, указываются теоретическая, методологическая базы исследования, формулируется научная новизна и практическая значимость работы, излагается апробация результатов проведенного исследования.

Первая глава «Государственная власть и местное самоуправление в России дореволюционного и советского периодов» включает два параграфа и посвящена подробному теоретикоправовому анализу взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления рассматриваемых исторических периодов.

В первом параграфе «Местное самоуправление и государственная власть в дореволюционной России» исследуются политические институты, рассматривается правовая основа местного общинного самоуправления, от времен древней Руси до реформы 1864 года.

В XVI веке история развития местного самоуправления претерпевает важные изменения. По мере укрепления российской государственности в Древней Руси, происходило оформление и усложнение функций центральной власти, предпринимались попытки создания бюрократической власти на местах. Посылаемые из центра чиновники (наместники) не могли обеспечить эффективного управления. Причин тому было много, но наиболее существенными были две: сознание безнаказанности по причине удаленности от центра порождало соблазн поправить свои дела путем всевозможных злоупотреблений, а отсутствие органической связи с местным населением затрудняло осмысление местных интересов, лишало чиновника чувства причастности к местному сообществу.

В XVII веке, при нарастании бюрократизации государственного и общественного управления, основы самоуправления в России ослабли. Элементы самоуправления лишь дополняли правительственный аппарат, выполняя функции, зачастую лишь вспомогательные, делегированные им центральной властью.

В XVIII веке местное управление в централизованном, унитарном государстве Петра I полностью бюрократизировалось, соотношение местного самоуправления и государства того времени четко выраженного характера не имело и полностью определялось политикой центральной власти.

В связи с этим в диссертации автор, раскрывая соотношение самоуправления и государства в период 1497 – 1785 годов, делает вывод о том, что оно не имело устойчивого характера, так как отсутствовала собственная четкая модель построения общества и управления им. Местное самоуправление все больше формируется сверху. Налицо процесс усиления государственной власти и ослабления власти на местах.

В период правления Екатерины II местные учреждения были основаны на самоуправлении, но не земском, а исключительно сословном. Несмотря на то, что реформы Екатерины повысили эффективность территориального управления более, чем Петра I, их постигла та же участь: контрольная и руководящая функции над органами местного самоуправления, возложенные на назначаемых чиновников, были малозначимыми ввиду их обособленного положения по отношению к другим правительственным и правовым учреждениям. Но основы самоуправления, заложенные во времена этих великих преобразований, сохранились вплоть до введения в 1864 года земских учреждений.

Особое место в параграфе занимает анализ сочетания государственного и общественного элементов в земской (1864 года) и городской (1870 года) реформах. Земские учреждения по Положению 1864 года представляют собой реализацию идей, основанных на общественной теории самоуправления, которая рассматривала самоуправление как явление чуждое государственным проблемам, обладающее особой сферой деятельности.

Однако о полном и точном воплощении в жизнь данной теории говорить нельзя, поскольку основные ее положения о независимости органов самоуправления не были услышаны. Несмотря на формальную самостоятельность в кругу вверенных им дел, деятельность земств находилась под строгим контролем государственных органов. Подконтрольность и зависимость от коронной власти со временем возрастала. Государство боялось предоставления полной самостоятельности земским сообществам, и, согласно Положению о земских учреждениях 1890 года, органы самоуправления попали под контроль правительственных чиновников не только с точки зрения законности своей деятельности, но и с точки зрения целесообразности тех или иных действий по осуществлению своих функций. Однако, никакого органического, внутреннего единства земского и правительственного начал, в духе государственной теории самоуправления, новое Положение не установило, усиление правительственного воздействия на земство было еще более усугублено.

Анализируя взаимодействие органов самоуправления в лице земских учреждений и органов государственной власти, нельзя не отметить, что земства не только были противопоставлены местной администрации, но и плохо сочетались с другими учреждениями, построенными на совершенно других принципах. Такими учреждениями являлись, например, органы крестьянского управления. Они представляли собой органы одного крестьянского сословия и по этой причине не имели органической связи с земствами. Существование других властей, сходных между собой по предметам ведения, но деятельность которых должным образом не согласована, не могло не вызвать столкновений, следствием которых выступала задержка правильного хода управления.

Конкретный исторический материал, оставленный земствами, позволил сделать определенные выводы. Земские учреждения действовали в усеченном виде, только в уездах и губерниях, они отсутствовали на низовом уровне управления. Деятельность земств не координировалась высшим органом, ограниченность земств проявлялась и в выборной системе. Земства находились под жестким государственным контролем и многие вопросы не могли решать без согласования с полицией и другими учреждениями коронной власти.

В диссертации автором делается вывод о том, что взаимодействие органов государственной власти и земского самоуправления, сложившееся в пореформенной России, по своему характеру приближалось к тем правовым нормам, в которых нуждалась в то время экономически развивающаяся страна. Это обусловлено принципами всесословности представительства, имущественного ценза, характерными для самоуправления развитых европейских стран того времени, разделение распорядительной и исполнительной власти. Противоречивость реформы самоуправления связана с тем, что вырабатывалась она в условиях самодержавно-бюрократического строя. Компетенция органов самоуправления была сведена к сфере чисто хозяйственной деятельности, но и в этом реальные возможности были ограничены бюджетным дефицитом. Отсутствие собственных органов принудительной власти также существенно принижало значение городских и земских учреждений. С правовой точки зрения, серьезный недостаток нормотворческой базы местного самоуправления заключался в том, что процесс разграничения исполнительной и распорядительной власти был проведен недостаточно последовательно.

В завершении рассмотрения вопроса о взаимодействии органов государственной власти и земского самоуправления автором в диссертации выдвигаются предложения по использованию позитивного опыта земства в настоящее время.

Во втором параграфе «Советы, как сочетание элементов государственной власти и местного самоуправления» рассматривается взаимодействие государственной власти и власти на местах в послереволюционной России, анализируются нормативные правовые акты, регулировавшие это взаимодействие.

С победой Октябрьской революции 1917 года победила и большевистская концепция власти, согласно которой все представительные органы сверху донизу входят в единую систему органов государственной власти. Исходя из этого, все прежние органы местного управления должны были быть заменены соответственно областными, губернскими и уездными, районными и волостными советами рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов. Вся страна должна покрыться сетью советских организаций, находящихся в тесной организационной зависимости между собой.

Устанавливалось, что каждая из этих организаций, вплоть до самой мелкой, вполне автономна в вопросах местного характера, но тем не менее, должна сообразовывать свою деятельность с общими декретами и постановлениями центральной власти и с постановлениями более крупных советских организаций, в состав которых она входит. Именно таким путем предполагалось создание связанного всеми своими частями однородного организма - Республики Советов.

Автором делается вывод о том, что идея самоуправления на местах была заменена теорией централизованного государственного управления, территориальной основой которого является, естественно, вся территория государства, включая все административно-территориальные единицы. Будучи частью единой системы представительных органов власти, местные Советы, подразделяясь на определенные группы, имеющие собственные организационные центры, выступают в качестве ее подсистемы.

Советы представляли собой целую систему органов государственной власти на местах, деятельность которой регулировалась большим объемом нормативно-правовой документации, к которой относились конституции, законы о Советах, положения, постановления ВЦИК и др.

Нормы Конституции и развивающих ее положения законов закрепляли построение системы местных Советов в строгой связи с административно - территориальным делением страны. Но это признается логичным, поскольку Советы являлись органами государственной власти, организация которой неразрывно связана с территориальным устройством государства, ибо функционирование местных органов государственной власти осуществляется в границах определенных территориальных единиц, на которые делится территория государства.

Следовательно, принцип «демократического централизма» являлся обоснованным, так как он обеспечивал иерархичность в построении единой централизованной системы государственных органов, а также соподчиненность государственных органов, действующих на разных территориальных уровнях государственного управления.

После революции 1917 года большевики, пришедшие к власти, стремились реализовать положения марксистко-ленинской теории о диктатуре пролетариата и социалистическом государстве. Такое государство рассматривалось как оплот демократических преобразований на местах. Использование в государственных, партийных и правовых документах начального периода Советской власти термина «местное самоуправление» не могло ввести в заблуждение при анализе вопроса о статусе местных органов власти. Законодательное признание последних в качестве органов государственной власти находилось в русле политики централизации во всех сферах общественной жизни. В этих условиях идее местного самоуправления вообще не оставалось места. Само понятие «местное самоуправление» постепенно исчезло из политического лексикона, а если и употреблялось, то только в негативном, критическом ключе.

Отношения между Советами и их исполнительными комитетами характеризовались напряженностью. И над Советами, и над исполкомами довлели партийные органы, что подтверждается многочисленными партийными резолюциями и решениями по Советам, существовавшей практикой подбора советских работников.

Правовой статус местных Советов регламентировался большим количеством нормативных актов, регулярно вносивших новшества в порядок их функционирования. В 1960-1970-е годы произошло самое серьезное обновление законодательства.

В начале 1960-х годов в партийных документах находит отражение вывод о Советах как органах государственной власти и местного самоуправления, и именно тогда к территориальному самоуправлению вновь возникает интерес. Основная деятельность местных Советов заключалась в том, что ими организовывалась реализация общегосударственных велений на своей территории. В их компетенцию входил широкий круг вопросов, связанных с применением законодательства, проведением общегосударственным мероприятий.

Также Советы оказывали помощь и содействие органам власти на местах и другими организациями вышестоящего подчинения в осуществлении ими своих задач. Идеи самоуправления, отражаемые в различных актах, представлялись как сочетание деятельности государственной власти и инициативы населения и сводились к идее широкого представительства населения в депутатском корпусе. Единство системы советов как органов государственной власти стало основным принципом организации власти на местах. Советы представляются звеньями единой системы, где высший организационный принцип – демократический централизм, приводящий к жесткой централизации и концентрации государственной власти, при которой самоуправление на местах было формальным. В дальнейшем статус местных Советов продолжал уточняться, и в Конституции РСФСР 1978 года было закреплено, что местные Советы – это органы государственной власти в краях, областях, автономных округах, районах, городах, районах в городах, поселках и сельских населенных пунктах.

В диссертации автором приводятся позитивные явления, полученные в результате анализа функционирования и законодательного регулирования деятельности местных Советов, рекомендованные к использованию в практике муниципального строительства на современном этапе.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»