WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Адвокатура как правозащитный институт гражданского общества отличается от иных таких институтов тем, что ее правозащитная деятельность достаточно подробно конкретизирована законодательством в части установления набора форм и средств защиты нрав и свобод человека и гражданина. Правозащитная деятельность адвокатуры состоит в оказании квалифицированной юридической помощи в установленном порядке, в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Международная правозащитная деятельность осуществляется субъектами различной правовой природы и разных уровней. Некоторые особенности ее осуществления также представлены в диссертации.

Особым конституционным видом правозащитной деятельности, по мнению диссертанта, является самозащита. Она отличается наиболее мощной правозащитной мотивацией и самыми широкими возможностями. Вместе с тем, само-правозащитник, в силу объективных и субъективных причин, не всегда вооружен необходимыми знаниями, умениями и навыками для эффективной защиты собственных прав и свобод.

Диссертантом представлено собственное видение правозащитного ресурса конституционного института самозащиты (ч. 2 ст. 45). Раскрывая сущность самозащиты, диссертант указывает на ее различные формы, зависящие от того, какое право, какого лица, при каких обстоятельствах нарушено и какими допустимыми средствами нуждается в защите. В частности, выделены и охарактеризованы типичные (общие и специальные), нетипичные и исключительные формы самозащиты.

Автор диссертации счел необходимым обособить конституционные формы самозащиты, провести их определенную систематизацию. Выявлено, что самозащита может осуществляться лицом, находящимся в обычном правовом положении (человек, гражданин) и в особом процессуальном статусе (осужденный); имеет индивидуальные и коллективные разновидности; зависит от содержания тех прав, которые нуждаются в защите.

Автор диссертации утверждает, что специальные формы самозащиты являются результатом трансформации ряда конституционных положений (в частности, ч.2 ст.47, ч.2 ст.48, ч.З ст.50, ч.1 ст.51), традиционно относимых к процессуальным принципам. В этой связи диссертантом сделан вывод о том, что конституционная возможность самозащиты в юридическом смысле - это не запрещенные законом правозащитные требования и претензии лица и корреспондирующая им обязанность уполномоченных органов отнестись к ним в установленном Конституцией, иными законами порядке. Отмечено, что ряд конституционных требований лица, прибегнувшего к самозащите, имеет императивный характер. Это касается, как правило, процессуальных принципов, распространяющих свое действие на всех лиц, имеющих формальный процессуальный статус. Как только лицо выразит свою волю по поводу реализации соответствующих норм, процессуальный принцип, трансформируясь, приобретает свойства самозащиты.

Нетипичные, по определению диссертанта, формы самозащиты - необходимая оборона и крайняя необходимость - актуализируются при особых обстоятельствах Применительно к защите определенных прав и свобод граждан. К исключительной форме самозащиты автором диссертации отнесено ее осуществление с использованием оружия в установленном законом порядке.

Раздел второй - «Развитие и совершенствование российской конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина: анализ, проблемы, тенденции» - объединяет четыре главы, посвященные проблемам правового обеспечения конституционной защиты лиц, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации; законодательного регулирования защиты конституционных прав и свобод; совершенствования процессуальных основ конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в России; российскому опыту имплементации международных стандартов защиты прав и свобод человека и гражданина.

Заявленная диссертантом последовательность раскрытия проблемы обусловлена логикой ст.2 Конституции Российской Федерации: человек его права и свободы - обязанность государства их защищать.

Действенность правозащитных механизмов связывается диссертантом с особенностями правового статуса лица, находящегося под юрисдикцией государства. Этот тезис обусловил рассмотрение человека как объекта защиты в общем (российские граждане, иностранные граждане, соотечественники), специальном (несовершеннолетние (дети), коренные малочисленные народы, национальные меньшинства, малочисленные этнические общности, инвалиды) и исключительном (вынужденные переселенцы, беженцы) правовом положении. Проведенный в диссертации анализ показал, что для постсоветского российского законодательства характерно, в целом, последовательное закрепление и развитие конституционных норм, адресованных тем или иным лицам, находящимся под юрисдикцией России. В подтверждение данного вывода выступает то, что в принятой всенародным голосованием Конституции Российской Федерации прямо упомянуто девять категорий лиц. Конкретизация их правового положения выразилась в законодательном введении трех дополнительных правовых характеристик - соотечественники, вынужденные переселенцы, беженцы, - обусловленных реальными политическими процессами, в центре которых оказалась Россия. «Вызовы» современности, коснувшиеся нашей страны и зарубежных государств, в ряде случаев негативно повлияли на упорядочение отношений в сфере защиты Российским государством лиц, находящихся под его юрисдикцией, исказив, тем самым, конституционный замысел таких правозащитных взаимоотношений.

Систематизация закрепленных в Конституции Российской Федерации и федеральном законодательстве различных категорий лиц (групп лиц) и отражение специфики их правового статуса осуществлены в диссертации для изучения и совершенствования сложившихся, а также выявления новых современных механизмов их защиты с учетом особенностей каждой из исследуемых категорий.

Диссертантом обосновано, что наличие специализированных правозащитных структур и факультативных правозащитных процедур способствует формированию цельности и комплексности конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина в России.

Анализ российского федерального законодательства, содержащего нормы о защите лиц (групп лиц), находящихся под юрисдикцией России, позволил автору диссертации сделать вывод о необходимости дальнейшей концептуальной разработки и законодательного оформления статуса органов и процедур, которые позволят учесть особенности различных категорий лиц, нуждающихся в защите, повысить возможности восстановления нарушенных прав человека и гражданина, провести соответствующий анализ ситуации, приведшей к такому нарушению, выработать рекомендации превентивного характера. В частности, обращено внимание на формирование специализированных структур по защите прав несовершеннолетних (ювенальная юстиция, уполномоченные по правам ребенка); национальных меньшинств (общественные объединения в форме национально-культурной автономии); коренных малочисленных народов (общины и ассоциации), а также факультативных процедур (учет традиций и обычаев коренных малочисленных народов при рассмотрении в судах дел с их участием; участие в судебной защите уполномоченных представителей малочисленных народов).

Дальнейшее исследование проблем совершенствования российской конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина выразилось в правовой оценке диссертантом современного отечественного законодательства, включающего нормы о защите конституционных прав и свобод. Выявлено, что подавляющее большинство таких федеральных законов не содержит в своем названии непосредственного указания на то или иное защищаемое право или свободу. В этой связи гражданам, прибегающим к защите своих конституционных прав и свобод, непросто ориентироваться в обширном правовом массиве.

Вместе с тем, такой прием законодателя, как подчеркнуто диссертантом, обусловлен сложившимися традициями и значительным объемом тех общественных отношений, которые попадают в сферу регулирования конкретного федерального закона.

Следующее направление совершенствования конституционной системы защиты прав и свобод человека и гражданина диссертант связал с развитием процессуального законодательства.

Системное обновление процессуального законодательства, регулирующего положение лица в системе властеотношений, в своем большинстве укрепило его правозащитный ресурс, не отказалось от преемственности в развитии отечественного законодательства о правосудии, опирается на научный и практический опыт судопроизводства. Автором диссертации выявлено, что наряду с новыми или обстоятельно обновленными механизмами защиты конституционных прав и свобод, заложенными в процессуальных кодексах и приращивающих их правозащитный ресурс, допущены противоречия. Их последствия и способы устранения освещены автором в диссертационном исследовании.

Анализ российского законодательства под заявленным углом зрения позволил обнаружить, что природа изъянов российского правозащитного законодательства связана с конституционными противоречиями, с неадекватным толкованием конституционных правозащитных принципов законодателем, с его невнятной реакцией на конституционные требования по организационному и процессуальному поддержанию правозащитной деятельности в Российской Федерации. Несмотря на то, что совершенствование процедуры правосудия и всей юридической структуры, обеспечивающей судебную защиту прав и свобод человека и гражданина, получило сегодня позитивный импульс, остается нерешенной проблема доступа к правосудию, без чего, по мнению диссертанта, нельзя достичь полноценного обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина.

Доступность правосудия для населения означает существование институциональных и процессуальных гарантий, система которых обеспечивает квалифицированное, справедливое и в разумные сроки, гласное судебное разбирательство на равных основаниях всем лицам - вероятным участникам процесса. Автором диссертации отмечено, что названные гарантии могут иметь воплощение как в судебной, так и несудебной сфере. К первой следует отнести, например, дальнейшее развитие мировой юстиции и специализацию правосудия; ко второй - формирование альтернативных способов разрешения споров: третейские суды, трудовой арбитраж, посредничество и примирительные процедуры. Особая нагрузка лежит на институте квалифицированной юридической помощи, которая может осуществляться государственными (муниципальными) органами и их должностными лицами и структурами гражданского общества, а также на механизме оказания бесплатной юридической помощи, который нуждается в детальной отработке и совершенствовании.

Совершенствование российского законодательства в сфере защиты прав и свобод человека диссертант связывает с международными (универсальными и европейскими) стандартами в сфере защиты прав человека.

Диссертантом уточнено, что стихийность при поиске оптимального правозащитного механизма не может привести к высокому правозащитному результату. Соединению правозащитных усилий государств способствует координация международной деятельности по вопросам защиты прав человека, так как задействованы универсальные и региональные международные организации межправительственного и неправительственного порядка. Эффективное решение «общих правозащитных дел» в значительной мере зависит от взвешенности их «концептуального правового моделирования». Установление «модельной» основы не должно, однако, препятствовать учету многообразных государственно-личностных черт национального, психологического, регионального, исторического, традиционного, культурного и иного свойства.

Анализируя проблемы международных правозащитных стандартов, диссертант, опираясь на теоретические выводы современных исследователей правоведов и государствоведов, отмечает, что международные стандарты в сфере защиты прав человека охватывают: международно-правовые нормы, развивающие и конкретизирующие принцип уважения прав человека; конкретные обязательства государств международно-правового характера; критерии оценки национального законодательства в сфере защиты прав человека; условия интеграции государства в мировое (региональное) сообщество и др. Каждая из приведенных трактовок, по мнению автора диссертации, отражает определенную грань рассматриваемого феномена, не давая целостного представления о нем. Восполняя этот пробел, диссертантом предложено понимать международные стандарты в сфере защиты прав человека как сформированную посредством сотрудничества государств в рамках межправительственных организаций (универсальных и европейских) систему минимальных императивных требований, принятых на себя государствами в связи с защитой прав и свобод человека, выступающих условием интеграции государства в соответствующую международную организацию, а также критерием пребывания в ней. В этой связи диссертантом отмечено, что международные стандарты в сфере защиты прав человека обусловливают меру должного поведения государства, его уполномоченных органов при осуществлении такой защиты.

Региональные правозащитные стандарты отражают особенности, вытекающие из традиций, степени зрелости конкретной группы стран, способных идти дальше мировых стандартов, быть более конкретными. Это в полной мере касается образцов правозащитной деятельности, принятых в рамках Совета Европы. Поскольку нормативное содержание конвенционных положений в сфере защиты прав человека формируется под воздействием конкретных решений Европейского Суда, то, по мнению диссертанта, правозащитные стандарты Совета Европы нельзя назвать сложившимся правозащитным феноменом.

При всей правозащитной ориентированности европейских стандартов, диссертант считает, что не следует идеализировать ситуацию с их «качеством». Автором диссертации на примере конкретных норм показано, что по ряду позиций российское законодательство содержит более весомый правозащитный ресурс. Поэтому безоговорочность в имплементации международных (универсальных и европейских) стандартов защиты прав человека в России чревата определенными негативными последствиями для национальной правозащитной системы.

О формировании стандартов защиты прав человека и основных свобод можно говорить и в рамках СНГ, однако, доминирующая тенденция к политической обособленности стран-участниц, по оценке автора диссертации, не позволяет развиться интеграционному правозащитному направлению.

Диссертантом отмечено, что сущность и мотивация обязательств, которые принимают на себя государства в сфере защиты прав человека, обусловливает развитие национального правозащитного законодательства, трансформацию разнообразных действующих и становление новых правозащитных институтов и процедур.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.