WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Убийство царя-«освободителя» Александра II коренным образом отразилось на эволюции либеральных идей в России. 29 апреля 1881 г. Александр III издал знаменитый манифест, в котором он выразил свою веру в принцип самодержавия и свою твердую решимость защищать его от любых покушений. Главные представители либерального направления в правительстве - Лорис-Меликов и Абаза, сделали из этого надлежащие выводы и попросили об отставке. Антилиберальный абсолютизм Александра III возобладал над либеральным абсолютизмом Александра II. С этого момента стала расширяться пропасть между народом, общественностью и властью, что в конечном счете привело к революции 1905 г., а затем к октябрю 1917 г.

Угроза революции заставила следующего русского самодержца - Николая II, провозгласить Манифест от 17 октября 1905 г. Манифест содержал три пункта. Во-первых, он обещал дать свободы (слова, собраний и т.д.); вовторых, он объявлял о предстоящей демократизации выборов в Государственную Думу; в-третьих, он придавал Государственной Думе характер законодательного учреждения. Еще раньше законами от 6 августа 1905 г. было предусмотрено создание народного представительства как постоянного учреждения и предоставление этому представительству права отклонять законопроекты.

Основные законы от 23 апреля 1906 г., которые некоторые авторы называют конституцией, устанавливали принцип разделения властей.

Последней попыткой привить либерализм на российской почве было желание провести Учредительное собрание в октябре 1917 г., но к чему это привело хорошо известно. Россия отторгала либерализм, поскольку он совершенно не соответствовал институциональным особенностям российского общества.

Консерватизм и либерализм вообще и их российские варианты в частности в чем-то совпадают. Вместе с тем имеется огромная разница между ними. В России никогда не было ни классического либерализма, ни классического консерватизма. И та и другая теории имеют очень персонифицированную окраску.

Во второй главе - «Консервативная и либеральная теории государства» - освещаются такие вопросы, как: понятие, сущность и признаки государства, теория правового государства, идея этатизма и ее теоретическое обоснование, а также функции и границы государственной власти.

Дореволюционная юридическая мысль, как консервативная, так и либеральная, не претендовала на монополию учения о государстве. Наоборот, достаточно распространенным было мнение о том, что юриспруденция изучает лишь его правовые аспекты, «юридическую конструкцию». «Полное» же знание этого предмета она может получить лишь в союзе с философией, экономикой, социологией, психологией, историей и другими науками.

Понятие и признаки государства особой дискуссии не вызывали. Например, точка зрения проф. Н.Н. Алексеева - «Государством мы называем союз людей, обладающих верховной властью и живущих на определенной территории», выражала общее мнение дореволюционной юридической науки.

В качестве примера можно привести взгляды Б.Н. Чичерина, Н.И. Палиенко, П.И. Новгородцева и др. Они особенно ничем не отличаются. Наиболее часто упоминаемые признаки государства - территория, власть, народ.

Либеральные теоретики трактовали власть как публично-правовую категорию. Право устанавливает пределы власти, так же как и границы подчинения. Консерваторы к оценке власти подходили с несколько других позиций.

Очень часто власть как основной признак государства консерваторы толковали в русле богословия. М.Н. Катков утверждал, что обычно люди ищут власти потому, что она сулит некие привилегии. Между тем в основе всякой власти есть прежде всего служение общему делу. Л.А. Тихомиров следует формуле Б.Н. Чичерина: «Государство есть высшая форма общежития». Однако консерваторы полагали, что государственная форма у каждого народа своя и навязывать ее другим или заимствовать ее у кого-то не следует. Многие из либералов выступали за конституционную монархию, а некоторые за республику. Для консерваторов это было абсолютно неприемлемо, поскольку они считали самодержавие единственно возможной формой правления. По мнению консерваторов, политическая сущность бытия русского народа состоит в том, что он создал свою особую концепцию государственности, которая ставит выше всего, выше юридических отношений, этическое начало. Этим создана русская монархия как верховенство национального, нравственного идеала.

Смертельная опасность нависла над русской монархией, по мнению консерваторов, со времен Петра I, когда между народом и престолом возникла бюрократия. Как только Петербург потеснил Москву, так сразу же российский государственный корабль стал отклоняться от своего национального курса. Через Петербург усиливалось иностранное влияние, разлагающее российское общество, а сама бюрократия только усугубляла пропасть между царем и народом.

Восстановить пошатнувшиеся позиции института монархии, по мнению консерваторов, можно было только установлением подлинного местного самоуправления, когда прерогативы Государства, Церкви и Земли будут разделены.

О задачах и функциях государства консерваторы и либералы рассуждали в основном со схожих точек зрения. Промышленность, сельское хозяйство, наука, образование - вот основные задачи государства. Политика государства, с точки зрения Л.А. Тихомирова, есть учение об обязанностях государства в отношении общества и личности. Компетенция государства определяется обязанностью служить личности и обществу как самостоятельным силам, делать то, что личности и обществу нужно, и не делать ничего, что ограничивает их самостоятельность.

Дореволюционные русские юристы внесли выдающийся вклад в развитие теории правового государства, хотя точки зрения порой и имели некоторое расхождение. По общему правилу правовым государством они называли такой государственный союз, в котором власть осуществляется на основе права, в пределах, установленных правом, и, соответственно, в правовых формах. Иногда встречается и такая категория, как конституционное государство (В.М. Гессен, С.А. Котляревский), которое не вполне и не во всем совпадает с признаками правового. Б.А. Кистяковский полагал, что правовое и конституционное государства тождественны, поэтому их противопоставление ничего не дает юридической науке. Если обобщить имеющиеся точки зрения, то правовое государство отличается от других типов государства тем, что оно основано на господстве права (закона), разделении властей, провозглашении и реальном обеспечении прав и свобод человека.

Теоретические конструкции и жесткая эмпирическая реальность - далеко не одно и то же. Самая дискуссионная точка зрения по вопросам правового государства касалась связанности законом власти. Очень трудно, полагали дореволюционные юристы, сделать так, чтобы власть, создавая право (законы), была бы связана ими. Тут приводились самые разные аргументы, причем, не лишенные некоторой наивности. Например, право гораздо старше государства, поэтому оно должно ему подчиняться. Другие считали, что власть сама будет подчиняться закону из-за инстинкта самосохранения. В.А. Савальский полагал, что общество, как впрочем и государство, есть не что иное, как совокупность правовых явлений. Вне права государства не существует, поскольку государство есть правопорядок. Спрашивать же о том, связан ли правопорядок правом, не имеет смысла. Ф.В. Тарановский полагал, что право есть норма социального общежития, так же как и государственная организация, поэтому подчинение власти праву не вызывает решительно никаких затруднений.

Что касается разделения властей (власти), то большинство дореволюционных юристов очень настороженно относились к теории Монтескье. Общая точка зрения сводилась к тому, что власть едина и можно говорить только о разграничении функций законодательной, исполнительной и судебной власти. Причем, власти не могут быть равновелики, верховенством должна обладать законодательная власть.

В правовом государстве человек и государство находятся в публичноправовых отношениях, которые приходят на смену властеотношениям абсолютистского государства. Своеобразие позиции русских юристов заключается в том, что они особенно подчеркивали значение социально-экономических прав, которые предполагают участие общества и государства в судьбе индивида. Отсутствие во всевозможных декларациях прав человека самого главного права - права на достойную жизнь, вызывало недоумение у дореволюционных теоретиков.

Для современного понимания теории правового государства и проблем его строительства имеет большое значение точка зрения С.А. Котляревского.

Он считал, что теория правового государства «ведет в область метаюридическую». Правовое государство есть только известный уклон, движение к идеалу. Правовое государство относится к миру идей, но идей, преобразующих факты.

Дореволюционная общественно-политическая мысль в целом и политико-правовое направление в частности, безотносительно к консервативным и либеральным пристрастиям в основе своей, так или иначе придерживалась идеи этатизма. Как верно отмечает И.А. Исаев, свойственный консервативному сознанию этатизм определял главные направления утопического конструирования. Государственность играла в этом процессе основную роль. Этатистские умонастроения у консерваторов выражены ярче и почти всегда эмоционально окрашены. Исторические и геополитические факторы объективно диктовали формирование монархии с очень сильным централизованным началом. И. Солоневич полагал, что русская монархия выражает волю не сильнейшего, а волю всей нации, религиозно оформленную в православие, а политически - в империю. Россия вынуждена была обороняться и с востока, и с запада, и с юга. Поэтому русский народ за свою 11-вековую историю всегда подчинял личные и групповые интересы интересам своего государственного бытия. Как образно говорит Солоневич, «государство - это мы, а мы - это государство». По его мнению, почти все русские люди - империалисты. Русскаяинтеллигенция была настроена против русского империализма, но не против всех остальных.

Для того чтобы государственный интерес определял смысл всякого государственного строительства, М.Н. Катков, К.П. Победоносцев и другие консерваторы активно выступали против парламентаризма, независимости суда, свободной от государственного контроля прессы. Они полагали, что эти факторы не способствуют единству Российского государства. Подчинение личного общественному, а общественного государственному интересу выступает условием сохранения России. Это в Европе можно себе позволить все то, что укладывается в понятие демократического государства, а в России это приведет к гибели государства. К.Н. Леонтьев полагал, что грядущие бедствия России будут связаны с тем, что она когда-нибудь примет демократическую конституцию европейского образца.

Этатистские идеи высказывали и представители либерального крыла дореволюционной политико-правовой мысли. По их мнению, дальнейший прогресс возможнее только на основе капиталистических отношений, где главную роль будет играть государство. Это вытекало из концепции «солидаризма» и «внеклассовой сущности государства». В этой связи представляют интерес взгляды конституционных демократов Г.Ф. Шершеневича и П.Б.

Струве.

Что касается функций и границ государственной деятельности, то консерваторы и либералы в одинаковой степени затруднялись точно их определить, тем более что это очень подвижные категории. В самом общем виде и те и другие считали, что государство должно заниматься проблемами промышленности, транспорта, сельского хозяйства, науки, образования и т.д. Консерваторы страшились «буржуазности» тех преобразований, которые имели место в конце XIX - начале XX в. При этом они выступали за неприкосновенность частной собственности. Либералы, наоборот, активно способствовали этим преобразованиям, тем более что либеральные партии финансировались крупным промышленным и финансовым капиталом. Многие из либеральных теоретиков вошли в правление крупных компаний и банков, требуя приватизации тех сфер хозяйственной жизни, где можно было бы получить наибольшую прибыль.

В целом можно сказать, что между консерваторами и либералами в теории государства было больше разногласий, чем сходных точек зрения. Консерваторы выступали за самодержавие, им в большей степени присущи имперские, этатистские взгляды. Либералы выступали за формирование правового государства, за смену самодержавного правления, которое, по их мнению, превратилось в анахронизм.

В третьей главе - «Консервативная и либеральная теории права» - рассматриваются такие вопросы, как: общая характеристика правопонимания в дореволюционной России, идеи естественного права и социологическая школа, юридический позитивизм и нормативная теория, учение о правах личности и роль государства и права в их обеспечении.

В дореволюционной юридической науке, во всяком случае, во второй половине XIX - начале XX в., имели место различные точки зрения на сущность права, его генезис и социальные функции. Правопонимание представлено наличием различных теорий и школ. Если обобщить имеющиеся взгляды, то преобладали следующие школы:

Государственно-организационная (государственно-повелительная) теория понимала под правом то, что государство «приказывало» считать таковым. Современная российская доктрина именует такой подход позитивистским, или нормативным. Наиболее ярким ее представителем являлся Г.Ф.

Шершеневич.

- Психологическая школа права (Л.И. Петражицкий и др.) понимала право как совокупность императивно-атрибутивных душевных переживаний, которые путем психического взаимодействия членов какой-либо группы приобретают общее значение и объективируются в правовых нормах.

- Социологическая теория (С.А. Муромцев, Б.А. Кистяковский и др.) понимала право как совокупность осуществляющихся в жизни правовых предписаний, в которых вырабатываются и выкристаллизовываются правовые нормы.

- Нормативная теория, или нормативизм, пожалуй, наиболее широко представлена в дореволюционной юриспруденции. Профессор Н.А. Алексеев писал, что следует различать нормативизм этический (П.И. Новгородцев), логический (И.А. Ильин) и юридический (Г. Кельзен). Из российских юристов представителем юридического позитивизма, пожалуй, можно признать Н.И. Палиенко.

Вне зависимости от особенностей своих взглядов дореволюционные теоретики считали, что право либо состоит из норм, либо в нормах получает свое выражение. Эта точка зрения являлась фактически общей, поскольку ее разделяли практически все юристы, вне зависимости от своей принадлежности к различным школам.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»