WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Внутренние факторы связаны с неодинаковой заинтересованностью в интеграционных процессах стран - членов СНГ; неравномерностью их экономического развития; различиями в политических режимах; несовпадающими геополитическими интересами и ориентацией на различные образцы мирового опыта развития. Без преодоления этих противоречий, выработки общих межгосударственных ценностных ориентиров государственноправового строительства, социальной, национальной, экономической и правовой политики в ближайшей исторической перспективе трудно ожидать позитивной динамики в развитии более тесных интеграционных связей между странами СНГ.

Одним из средств решения этих проблем является углубление интеграции внутри Содружества, по сути - создание в его рамках региональных государственных объединений, основанных на многосторонних и двухсторонних отношениях. Примером многосторонних отношений является образование в марте 1996 года Сообщества интегрированных государств - межгосударственного объединения Республики Беларусь; Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации; учреждение в октябре 2000 года «Евразийского экономического сообщества».

Примером двухсторонних отношений являются интеграционные, процессы между Россией и Белоруссией, получившие свое развитие в договоре «О создании союзного государства», вступившем в силу 26 января 2000 года. Несмотря на все трудности и проблемы, связанные с практической реализацией этого договора, можно констатировать, что развитие межгосударственных объединений на постсоветском пространстве от Содружества к Сообществу и от него к союзному государству обнаруживает очевидную тенденцию продвижения этих объединений от аморфной государственности к формированию интегрированной государственности в форме конфедерации или, в перспективе, федерации.

Четвертое. Межгосударственные объединения, сложившиеся на постсоветском пространстве, оказывают заметное влияние на содержательную эволюцию ряда качественных характеристик государственности бывших советских республик. Их функционирование не отражается на формальных признаках устройства независимых государств, однако совместная деятельность в рамках СНГ, ЕврАзЭС или Сообщества интегрированных государств наполняет нередко декларированные демократические конституционно-правовые институты реальным содержанием. В первую очередь это касается развития многоукладности в экономике, политического плюрализма, соблюдения прав и свобод граждан.

Вместе с тем юридические механизмы функционирования СНГ оказались неподготовленными для эффективного противодействия Содружества антидемократическим тенденциям в Туркменистане и Узбекистане, межгосударственному конфликту между Арменией и Азербайджаном, межнациональным конфликтам в Грузии и Абхазии, Молдавии и Приднестровье, субэтническому конфликту в Таджикистане.

Обращаясь к анализу содержательных характеристик этих конфликтов, диссертант отмечает, что при всем их разнообразии они имеют общее происхождение и многие совпадающие черты.

Во-первых, все они являются следствием коллапса советской политической, военной, экономической и идеологической системы, которая в течение более семи десятилетий благодаря сильной центральной власти и мощному карательному аппарату обеспечивала стабильность Союза ССР. Поэтому все усилия международного сообщества, в том числе в рамках ООН, ОБСЕ и СНГ по урегулированию кризисных ситуаций в Таджикистане, Грузии, Нагорном Карабахе, Приднестровье по своей политической сути заключаются в поисках замены советского фактора стабильности, а по правовой - в поисках юридических механизмов урегулирования спорных вопросов.

Во-вторых, общим является исключительная сложность урегулирования, снискавшая в ОБСЕ этим конфликтам репутацию «замороженных». После сравнительно быстрого (при активном российском содействии) прекращения активных фаз в первой половине 90-х годов эти конфликты перешли в некоторое устойчивое состояние гомеостаза, в котором без внешнего воздействия могут пребывать еще неопределенно долгое время, периодически обостряясь или затухая. Национальное согласие и мир в Таджикистане является счастливым исключением из этого «общего правила», но это не дает оснований для самоуспокоения, поскольку поддержание мира и согласия требует постоянных политических и юридических усилий.

В-третьих, это слабость государственной власти национальных новообразований, отсутствие в силу объективных причин предварительной концепции построения собственной государственности и взаимоотношений с соседними государствами. Динамичный характер формирования национальных государств на постсоветском пространстве, своеобразная эйфория политических лидеров от осознания суверенной свободы и их увлеченность борьбой за власть отодвинули вопрос «установления мира с соседями» на задний план, предоставив тем самым этому вопросу перерасти в острейшую социальную проблему.

В-четвертых, это опережение темпов процесса формирования национальных государств по отношению к процессам формирования региональных центров наднациональной власти. Даже достаточно быстрое юридическое оформление на постсоветском пространстве надгосударственной структуры - СНГ не могло столь же оперативно превратить его в постсоветский институт реальной власти, располагающий необходимыми навыками и средствами нейтрализации этнополитических конфликтов.

Неспособность национальных государств и международного сообщества в целом противостоять глобальным вызовам политического и неполитического характера, по мнению диссертанта, объясняется кризисом институтов государственности, «диффузией власти» - сокращение центров «эффективной силы», обеспечивающих определенную субординацию общественных отношений в триаде «личность - общество - государство» (У. Ростоу). В качестве таких «центров» выступает государственная власть как таковая, национальная правовая система, а также специализированные государственные институты - так называемые силовые и правоохранительные структуры.

Побочным следствие ослабления этих институтов и одновременно фактором, способствующим ослаблению государственности в целом, является глобальная криминализация общества на национальном и интернациональном уровнях, очевидная неспособность и мирового сообщества в целом, и суверенных государств в частности эффективно противодействовать усиливающемуся противостоянию «христианского» и «мусульманского» миропонимания, национальной и транснациональной организованной преступности, международному терроризму, наркотрафику и незаконному обороту оружия, «подпитывающим» этнические конфликты на местах. Отмеченные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что общим во всех этнополитических конфликтов, является полипричинный комплекс политических, социально-экономических, юридических детерминант, обусловивших на объективном и субъективном уровне именно такой вектор развития межгосударственных, межнациональных, межконфессиональных отношений.

Обращаясь к непосредственному анализу межтаджикского конфликта, диссертант последовательно раскрывает специфические социальные, политические, религиозные и правовые причины его возникновения, субэтническую структуру и политические ориентации противоборствующих сил; систематизирует основные этапы развития и урегулирования конфликта. Особое внимание уделяется рассмотрению политических, юридических и организационных процедур поиска национального согласия, участию в этом процессе мирового сообщества, в том числе миротворческих сил ООН и СНГ. Предметом особого анализа стали правовые формы закрепления и реализации договоренностей и соглашений между легитимной властью и оппозицией, послуживших основой обновленной архитектоники социального и правового пространства Республики, их отражение в текущем национальном законодательстве и Конституции Таджикистана 1994 года.

Диссертант подчеркивает, что в процессе разрешения субэтнического конфликта и укрепления национальной государственности Конституция Таджикистана должна была сыграть, и действительно сыграла, двоякую роль. Как позитивный документ, она продемонстрировала силу легитимной власти, способной в условиях продолжающейся вооруженной конфронтации не просто подготовить проект конституции, закрепляющей основы нового государственного и политического устройства страны, но и организовать его широкое обсуждение и принятие путем всенародного голосования. Откажись непримиримая оппозиция от участия в этом процессе, она продемонстрировала бы свое противостояние не власти, а народу.

Как конструктивный документ Конституция предложила всем общественно-политическим силам страны тот государственноправовой фундамент, который способен обеспечить консолидацию общества и национальное согласие. Определив народ Таджикистана носителем суверенитета и единственным источником власти, Конституция консолидировала под этим понятием всех граждан республики, независимо от национальности (ст. 6). В условиях полиэтнического состав страны эта констатация сама по себе несла консолидирующую нагрузку. Учитывая значимость религиозных традиций таджикского общества, Конституция легализовала право на существование политических партий не только светского, но и религиозного характера (ст. 28). Уравновешивая это право с интересами незыблемости конституционного строя и сохранения статуса светского государства, Конституция отделила религиозные организации от государства, поставив вне закона те общественные объединения и партии, которые пропагандируют расовую, национальную, социальную и религиозную вражду (ст.

8).

В четвертой главе - «Юридический механизм обеспечения национальной государственности: теоретическая модель и практическое воплощение» - выделены три параграфа: «Конституционно-правовое воплощение принципа единства и разделения власти в механизме обеспечения государственности»;

«Теоретико-концептуальная модель механизма функционирования государственной власти»; «Организационно-правовой механизм нейтрализации вызовов и угроз национальной государственности в условиях многополярного мира».

Советская правовая доктрина не признавала принципа разделения властей, а единство власти трактовала как полновластие советов - единственных органов государственной власти снизу доверху. Конституционным принципом организации публичной власти во всех странах СНГ стало юридическое закрепление ее рассредоточения в пределах всего общества для того, чтобы власть не концентрировалась в руках тех или иных социальных групп и корпоративных объединений. Отсюда - конституционное деление власти на источник власти и организационно-правовые формы ее осуществления. Источником власти и носителем суверенитета признается народ, и это - важнейший принцип конституционного строя, воплощенный с теми или иными нюансами в конституциях всех стран СНГ. У народовластия есть еще одна важнейшая черта: с одной стороны, оно не отдельная форма демократии, а проявление ее сущности, практическое участие граждан в разработке, обсуждении и принятии государственных решений; с другой стороны, народовластие - это своеобразная граница, которая отделяет гражданское общество от государства и которую государственная власть не может нарушить без риска трансформации в тоталитарный и антинародный режим.

Воплощением единства и разделения власти являются институты государственности - обособленные организационнофункциональные структуры в системе государственного регулирования. Такими элементами государственности являются институты, относящиеся к формам и способам осуществления как народовластия, так и государственной власти. Государственность этих, институтов связана с тем, что все они, во-первых, являются внешним, формально-юридическим выражением государственной независимости, суверенности государства, во-вторых, участвуют в реализации государственной власти, формируя, осуществляя и контролируя ее, а также формируя правовую основу ее функционирования. Каждый такой институт - это всегда относительно обособленная часть, элемент государственности, имеющий не только свою организацию, но и свое функциональное назначение. Являясь частью более широкой структуры - общества и государства, все институты государственности относительно самостоятельные регулятивно-охранительные системы, функционирующие на основе материальных и процессуальных норм.

В диссертации содержится развернутый сравнительный анализ особенностей конституционно-правового регулирования институтов государственности во всех республиках Содружества, в частности, раскрыта специфика формирования представительных органов, механизмы реализации таких форм непосредственной демократии, как референдум, свободные выборы, народная законодательная инициатива; раскрыты особенности функционирования института главы государства, его взаимоотношения с парламентом и исполнительной властью; исследованы особенности формирования и функционирования судебной системы.

Отмечается, что оценка многообразия формулировок конституционных норм, регламентирующих организацию государственной власти в странах СНГ, требует особой взвешенности, поскольку проблемы сохранения государственности в большинстве из них диктовали и продолжают диктовать свою логику государственно-правового строительства. Вместе с тем нельзя не обратить внимание на сомнительность закрепления в ряде конституций приоритетов развития коренной нации (Кыргызстан, Молдова, Армения), неопределенность института президента в системе разделения властей (конституции всех стран, кроме Азербайджана и Грузии), моделирование сильной президентской власти при известной неопределенности конструкции исполнительной власти и недостаточности юридических механизмов, обеспечивающих подлинную независимость законодательной и судебной ветвей власти; возложение на президента функций конституционного контроля (Туркменистан); фактический отказ от института импичмента (Таджикистан).

Это обстоятельство свидетельствует о необходимости дальнейшего совершенствования юридического механизма функционирования государственной власти. Исходным моментом здесь, по мнению диссертанта, должно стать понимание того, что государство - это не организация для решения экономических, культурных, экологических и иных сходных задач, а институт, обеспечивающий «надлежащий государственно-правовой порядок их решения» (B.C. Нерсесянц). Как только государство перестает обеспечивать государственно-правовой порядок жизнедеятельности общества, начинается процесс деформации государственности, который может приобретать совершенно различные формы внешнего выражения: стагнация национальной экономики и ее возрастающая зависимость от международной экономической конъюнктуры; разрушение единого экономического и правового пространства; кризис систем социальной защиты населения и здравоохранения; неспособность защитить общество от чуждой идеологической экспансии и, как следствие, этого деформация национальных духовных ценностей и т.д., и т.п.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»