WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Таким образом, природа человека, его основополагающие качества, влияя на поведение, определяют и отношение людей к конкретным нормам, их признание, психологическую эффективность норм. И если право как социально-духовный регулятор является органичной и неотъемлемой частью природы человека, то конкретные нормы законодательства природе человека соответствуют далеко не всегда, что предполагает и их психологическую неэффективность.

При исследовании природы человека как совокупности его основополагающих качеств в контексте эффективности в праве автором делаются следующие оговорки:

1. Природа человека не является «застывшим», раз и навсегда данным феноменом. Как исторически изменяется культура человечества и отдельного народа, так исторически трансформируется и комплекс главных черт человека. В разные исторические эпохи те или иные качества играют различную роль в формировании человеческого поведения и взаимодействии личности и правовой системы, что влияет и на отношение людей к правовым нормам.

2. Набор качеств человека, влияющих на его правовое поведение, складывается из различных уровней:

- общечеловеческие качества, характерные для человека как духовного и биологического существа;

- этнические (национальные), обусловленные принадлежностью человека к определенной национальной культуре с ее системой идеалов, традиций, требований к поведению людей;

- социально-классовые. К ним относятся качества, связанные с принадлежностью человека к той или иной социальной группе, с выполнением им соответствующих социальных ролей;

- индивидуальные. Они формируются под влиянием психологических особенностей и жизненного опыта конкретного человека.

Автор указывает, что эффективность права, помимо прочего, будет выражаться в социально ориентированной реализации человеческой энергии. При этом существенную роль, по мнению диссертанта, играет достижение психологической удовлетворенности личности от совершаемых ею социально и юридически значимых действий. Это и будет достигаться при соответствии норм законодательства социальному характеру, его чертам.

Большое значение для понимания особенностей взаимодействия личности и правовой системы, влияния тех или иных человеческих качеств на эффективность права и норм законодательства, на взгляд соискателя, имеет понятие смысла в значении осмысленности существования.

Постоянное развитие человеческой личности предполагает необходимость непрерывного приспособления комплекса правовых средств к потребностям исторически новой человеческой личности. Лишь гибкость правовых средств, постоянная адаптация позитивного права к развитию человека, его качеств будет обеспечивать антропологическую адекватность права и норм законодательства, а значит – и их психологическую эффективность.

Теологией и философией подмечена весьма интересная особенность человека, его онтологическое качество, влияющее на его поведение и на эффективность регуляторов этого поведения. То, что по канонам веры называется грехом, с позиций светской науки можно трактовать как слабоволие и леность, неверие в собственные силы, нежелание обуздать собственные страсти и наложить на себя некоторые ограничения. С этим связано и неуважение к собственной личности и обществу, на которое и возлагается вина за все жизненные трудности. Это особенно актуально в современную эпоху с ее формированием общества потребления, размыванием социальных стандартов, ориентиров. Поэтому необходимой задачей права и вместе с тем условием повышения его эффективности является борьба со слабоволием и леностью человека, ведь соединение этих качеств с неумеренными потребностями как раз и приводит к нарушениям права, его предписаний.

При изучении важнейших качеств природы человека и их влияния на эффективность права, по нашему мнению, ключевую роль играет анализ такого малоисследованного, но очень значимого качества, как трансгрессивность. Иными словами, личность постоянно находится в состоянии выхода за свои границы, а сама ограниченность переживается как состояние недостаточности, из которой человек пытается выйти11. По справедливому мнению Э. Фромма, созидание и разрушение, любовь и ненависть служат ответом на одну и ту же потребность преодолеть ограниченность своего существования, и стремление к разрушению неизбежно возникает в тех случаях, когда не удовлетворяется стремление к созиданию12.

В контексте нашего исследования первоначально трансгрессивность может представляться качеством, однозначно снижающим эффективность права как системы, налагающей известные ограничения на человека, и его отдельных норм, ведь трансгрессивность предполагает «переступание», выход за пределы правовых установлений. В действительности это не совсем так. Право как регулятивная система не должно подавлять трансгрессивность человека, имеющую множество как негативных, так и социально- и культурно позитивных проявлений. Именно трансгрессивность выступает «психологическим двигателем» развития человечества и самореализации конкретной личности. Поэтому важнейшая предпосылка эффективности права – не борьба с трансгрессивностью, а ее введение в определенные рамки, поддержка ее социально позитивных проявлений.

Значимой антропологической основой эффективности законодательства государства является его соответствие внутриличностному качеству следования долгу. Автору представляется, что законодательство и его нормы должны соотноситься с такими аспектами качества долженствования, как чувство правды, представления о моральном и правовом долге, честности и порядочности и т.д.

Составной частью чувства долга, влияющей на эффективность права и норм законодательства, но недооцененной в науке и практике, следует считать чувство именно социального и профессионального долга, служения. Развитие в общественном сознании и общественной практике этого качества должно стать мощнейшим фактором эффективности права и норм законодательства.

К сожалению, воспитание и пропаганда социального служения, самоотверженности, героизма в современных технически развитых странах Кондратюк Л.В. Антропология преступления (микрокриминология). М., 2001. С. 56.

Фромм Э. Здоровое общество. Догмат о Христе. М., 2005. С. 48.

заменяется культом демонстративной уникальности, эксцентричности, исключительности, пропагандой эгоцентризма.

Другим основополагающим качеством, влияющим на поведение и восприятие права и норм законодательства, автору представляется соотнесение личностью себя с корпорацией, коллективом, стремление к групповой солидарности, корпоративности – национальной, социальной и т.д. На взгляд соискателя, именно чувство групповой солидарности и корпоративности оказывает значительное влияние на эффективность права и отдельных норм законодательства. Представляется возможным даже говорить о социально-групповой эффективности права и норм и институтов законодательства, точнее, ее социально-групповой дифференциации.

Несомненно то, что право по-разному воспринимается, а одни и те же предписания по-разному соблюдаются и исполняются, используются представителями различных социальных групп. И дело здесь не только в различной роли этих групп в разделении общественного труда и разном имущественном и социальном статусе, но и в наличии специфических групповых норм писаного и неписаного характера, групповых ценностей, традиций и стереотипов поведения. Изучение, взаимосогласование, гармонизация, взаимодополнение требований права и корпоративных норм, традиций и идеалов должно стать важной формой повышения эффективности права и норм законодательства.

Еще одно существенное качество человека, влияющее на эффективность законодательства и являющееся своего рода антитезой чувства корпоративности – стремление к самостоятельности, автономии.

Уважение действующим законодательством автономии личности является, по мнению диссертанта, весьма значимым антропологическим фактором его психологической эффективности. Кроме того, уровень гуманности права, его антропологической и культурной адекватности представляется автору одним из существенных показателей развития национального права.

Заслуживающее самого пристального внимания качество человека, которое необходимо учитывать правотворческим и иным государственным органам – стремление к безопасности. Обеспечение правом безопасного существования человека и создание у людей созидательного и ответственного психологического настроя – одна из наиболее значимых задач права, стабильное и эффективное решение которой, по мнению диссертанта, будет во многом определять и эффективность самого права как социального и духовного регулятора.

Еще одно качество, стремление, являющееся ориентиром для законодательства, – стремление к свободе, в том числе свободе выбора, творчества, поведения. Стремление к свободе занимает особое место в ряду сущностных качеств человека. Без него человек не может практически реализовать намеченные цели, свои способности и вообще развиваться как личность, в том числе в сферах, регулируемых правом. Потребность в свободе заложена в человеке, она имманентна любому виду его деятельности, связана с самой сутью природы человека как существа, свободно выбирающего между различными альтернативами. Право оказывает влияние на выбор человека и на саму постановку альтернативных решений. Поэтому эффективность права и норм законодательства находится в зависимости от того, какие альтернативы они предлагают человеку, какие стимулы предоставляют при выборе того или иного альтернативного варианта, варианта социально значимого поведения.

Важно и то, насколько эти альтернативы антропологически, социально и культурно адекватны.

Интерес в контексте нашего исследования представляет то, что неизбежным следствием технического прогресса является деиндивидуализация и деперсонификация человека. Эта тенденция, на наш взгляд, имеет двоякие последствия. С одной стороны, «стандартный человек» легче управляем, с другой – существуют и «стандартно антисоциальные» группы, а сама «стандартная личность» утрачивает возможность критически оценивать предлагаемые ей нормы. Кроме того, само понятие стандарта, стандартности испытывает в настоящее время сильное давление различного рода социальных меньшинств, в том числе характеризующихся девиантным поведением.

По мнению автора, исследование эффективности права как социально-духовного регулятора неотделимо от изучения ее этнопсихологической основы – менталитета народа, этнически обусловленных качеств. В этом плане следует согласиться с тем, что закон в России традиционно являлся по отношению к народу внешней, формальной и непонятной, «инородной» силой. Поэтому представляется вполне обоснованным утверждение, что российский народ крепился не правом, а верой, которая всегда стояла выше всяких предписаний законодательства. В таком случае, думается, что на первый план по значимости для общественного существования и развития в России выходит не эффективность системы норм государства, не эффективность законодательства, а эффективность права как обеспечение стабильной, согласованной и солидарной жизни в рамках справедливого, созидательного, осмысленного и традиционного порядка.

Автором вводится в научный оборот понятие антропологической адекватности норм законодательства. Под антропологической адекватностью при этом понимается соответствие норм законодательства основополагающим качествам и потребностям человека, его сущностным характеристикам. Антропологическая адекватность будет являться одной из важнейших предпосылок и эффективности законодательства, и его социальной ценности, и качества (содержательного, а не только формального).

Третий параграф «Мотивы, потребности, ожидания и их роль в обеспечении эффективности права» посвящен проблемам взаимодействия различных личностных характеристик и структур с правом в целом и конкретными нормами законодательства.

Представляется, что не только мотивы, потребности, интересы, но и правовые идеалы и ожидания во многом определяют правовое поведение той или иной направленности, определяют специфику отношения личности к конкретным нормативным предписаниям. Таким образом, соответствие конкретных норм правовым идеалам и ожиданиям людей и будет обеспечивать психологическое принятие этих норм, их психологическую эффективность. Нормы, не соответствующие правовым идеалам и ожиданиям, в лучшем случае будут соблюдаться и исполняться лишь под угрозой государственного принуждения.

Важный элемент внутреннего мира личности, влияющий на психологическое восприятие права и норм законодательства, по мнению диссертанта, – это правовые ожидания. Автор предлагает условно разделить их на две группы – ожидания внутренней и внешней направленности.

Ожидания внешней направленности представляют собой воззрения о том, каковы должны быть нормы социального поведения, как должны вести себя окружающие люди, органы и организации. Ожидания внутренней направленности характеризуют представления лица о его месте в правовой системе, его собственном поведении. При этом правовые ожидания личности внешнего характера (по отношению к другим) доминируют над ожиданиями внутреннего характера (по отношению к себе).

В контексте данного исследования требуют тщательного изучения ожидания, предъявляемые людьми к праву и нормам законодательства.

Несомненно, индивид требует от права решения ряда задач, удовлетворения некоторых его потребностей. От успешного решения правом таких задач зависит и его психологическая эффективность, принятие соответствующим индивидом. При необходимости (а в настоящее время она есть) государство и институты гражданского общества должны вести работу по корректировке правовых ожиданий.

Повышение психологической эффективности права и норм законодательства неразрывно связано с целенаправленной работой по формированию потребности в самовоспитании, самосовершенствовании.

Существенную роль в этом процессе призваны сыграть образовательные учреждения, общественные и патриотические организации, церковь, сфера спорта. Целями такой работы должны стать формирование у человека устойчивой потребности в конструктивном самоанализе, в поиске оптимальных путей и форм своей социально-позитивной самореализации, гармоничная адаптация к социальной, в том числе правовой, среде.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»