WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Соответственно и эффективность норм права не может сводиться к простому успеху этого воздействия. Нормы законодательства сами по себе не обладают энергией, которая позволила бы им регулировать извне психические или волевые состояния человека и приводить их в соответствие с указаниями государства. Сами по себе, вне зависимости от личностных условий и структур, вне связи с правосознанием и саморегуляцией, нормы законодательства никакой эффективностью не обладают.

При исследовании эффективности права и норм законодательства автором конкретизирован так называемый личностный подход, уже применявшийся к изучению ряда аспектов взаимодействия правовой системы и личности. Конкретизируется данный подход применительно к предмету нашего исследования следующим образом.

1. Исследование эффективности права и норм законодательства вне личности, ее ментальных особенностей, мотивов, устремлений и их поведенческих результатов обладает неполнотой, односторонностью.

2. Результаты воздействия норм законодательства, влияющие на их эффективность, могут быть достигнуты лишь сознательной деятельностью людей, причем не обязательно эти результаты должны быть формально закреплены, записаны в нормативных актах, решающее значение имеют наступившие личностные изменения.

3. Поскольку взаимодействие личности и правовой системы носит обоюдный диалектический характер, то не только нормы законодательства, их эффективная реализация влияют на личность и ее правосознание, но и само правосознание, его особенности, психологические характеристики людей существенно влияют на действенность права и норм законодательства.

4. Исследование антропологических проблем эффективности права и норм законодательства предполагает трудность, а нередко и невозможность измерения тех или иных психологических показателей, однако такая задача и не должна ставиться. Показателями психологической эффективности права и норм законодательства можно считать гуманизм общества и его созидательность, характер общественных ценностей, снижение уровня неконструктивной конфликтности.

Эффективность правового регулирования зависит не только и не столько от деятельности государства, сколько от успеха личной самоорганизации и саморегуляции, их интеграции в общий контекст правовой системы.

Личность должна рассматриваться не только как главный объект правового регулирования (таковым большинство отечественных авторов считают общественные отношения), но и как главный его субъект, как главный субъект обеспечения эффективности права и норм законодательства.

Таким образом, исследование эффективности права и отдельных предписаний законодательства требует новых методологических подходов, связанных прежде всего с изучением аксиологических, антропологических, психологических аспектов данной проблемы.

Четвертый параграф «Виды эффективности права и норм законодательства» посвящен разграничению эффективности права и эффективности норм законодательства на виды по различным основаниям.

В работе виды эффективности норм права отграничиваются от уровней эффективности. Представляется целесообразным выделение следующих уровней эффективности в праве:

1. Эффективность законодательства в целом.

2. Эффективность отрасли законодательства (отраслевого регулирования группы однородных общественных отношений).

3. Эффективность института законодательства как группы норм, регламентирующих определенный вид общественных отношений.

4. Эффективность отдельной нормы законодательства.

Виды эффективности права как регулятора следует разграничить как минимум по двум основаниям. Во-первых, это может быть эффективность социальная, политическая, экономическая, ценностная и т.д. Во-вторых, в зависимости от осуществления правом той или иной функции существенно различаются регулятивная эффективность, охранительная, воспитательная и ценностная.

По мнению автора, имеющиеся классификации видов эффективности норм законодательства необходимо существенно расширить. В частности, в соответствии с факторами, оказывающими влияние на эффективность норм законодательства, а также сферами осуществления эффекта можно было бы выделить следующие виды эффективности нормативных предписаний:

1. Социальная эффективность. Она вытекает из соответствия норм законодательства социальным потребностям. Это и потребности общественного развития в целом, и потребности отдельных социальных групп.

2. Политическая эффективность. Она определяется тем, насколько нормы способствуют достижению целей и задач государства, насколько они обеспечивают выполнение государством соответствующих функций.

3. Специально-юридическая эффективность. Она означает обеспеченность соответствующих предписаний санкциями либо поощрениями, правильный выбор предмета и методов регулирования, соблюдение правил юридической техники в правотворчестве и правоприменении.

4. Материально-организационная эффективность. Она представляет собой обеспеченность принятых нормативных актов материальными средствами, кадровыми и организационными ресурсами.

5. Психологическая, в том числе воспитательная, эффективность.

Для оценки деятельности правотворческих и правоприменительных органов по установлению и реализации норм законодательства интерес представляет разграничение потенциальной (ожидаемой) и реальной (осуществленной, фактической) эффективности правовых норм.

В зависимости от форм реализации права и характера самих норм можно говорить об эффективном соблюдении, эффективном исполнении, эффективном использовании и эффективном применении норм права.

Эффективность норм законодательства, по мнению автора, может быть разграничена на виды в зависимости от распространения эффекта в пространстве, во времени и по кругу лиц. По типу правового регулирования эффективность может быть дозволительного и запретительного типа, своей спецификой будет обладать эффективность запретов, дозволений, обязываний.

По распространению в пространстве может быть выделена общегосударственная и региональная эффективность. Выделение последней связано с тем, что норма может иметь принципиально разную эффективность применительно к разным регионам, территориальным единицам государства.

По действию во времени эффективность норм законодательства разделяется на непосредственную (первичную), отдаленную (перспективную) и обратную (ретроспективную). В отношении последней диссертантом отмечается, что ожидание тех или иных изменений в правовом регулировании общественных отношений порой дает гораздо больший эффект, нежели действие уже принятых норм. Такую эффективность можно было бы назвать предварительной, или превентивной.

По действию по кругу лиц, социальной направленности эффективность может носить общий характер либо распространяться на определенные социальные группы в соответствии с направленностью законодательства.

Важная, хотя и малоисследованная, разновидность эффективности норм законодательства - психологическая. Ее можно рассматривать как убедительность нормы законодательства для сознания индивидов (то, что И.А. Ильин назвал признанием права)3, как способность вызывать психологическую солидарность, производить созидательные изменения во внутреннем мире человека, его мировоззрении, потребностях, идеалах, ожиданиях и установках. С позиции понимания эффективности норм как соотношения цели и результата психологическая эффективность будет представлять собой и соотношение идеологических целей норм и реальных изменений в правосознании лица, его отношении к тем или иным предписаниям, вариантам поведения. Изменения в правосознании будут характеризовать субъективный, психологический момент эффективности норм законодательства.

Помимо выделения видов эффективности норм законодательства автором предлагается выделение видов неэффективности норм. Такая классификация ценна тем, что косвенно указывает на причины неэффективности тех или иных норм, а значит, помогает устранить эти причины.

Во второй главе «Факторы эффективности права как социальнодуховного регулятора и конкретных норм законодательства» соискатель разграничивает общие предпосылки права в целом как Ильин И.А. О сущности правосознания. // Ильин И.А. Теория права и государства / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2003. С.187.

регулятора и факторы, влияющие на эффективность конкретных норм законодательства.

Глава включает три параграфа.

Первый параграф «Онтологические предпосылки эффективности права» посвящен рассмотрению предпосылок, определяющих эффективность права в целом как социально-духовного регулятора.

Главная предпосылка эффективности права, по мнению автора, вытекает из онтологической природы права как формы духовного существования человечества, как общепризнанного социального и духовного регулятора, содержащего представления о должном и создающего возможности для самореализации человека, его созидательной, социально адекватной активности.

Одна из важнейших предпосылок эффективности права соответствие права как феномена в целом и отдельных его предписаний общим закономерностям устройства общественной и психической жизни. К таким закономерностям диссертант, как и многие другие авторы, относит необходимость совместного существования и взаимодействия людей, необходимость социальной организации, упорядоченности и предсказуемости социальной жизни, необходимость власти и системы духовных и социальных регуляторов. Кроме того, предпосылкой эффективности права можно считать то, что его предписания, как правило, закрепляют определенные социальные и психологические стандарты, уже широко распространенные и признаваемые в общественной практике и запечатленные в психике, а также облегчают адаптацию личности к социальной среде.

Заслуживающей особого внимания предпосылкой эффективности права является его соответствие человеческой природе как совокупности существенных качеств личности.

Второй параграф «Аксиологические предпосылки эффективности права» в качестве основного тезиса содержит положение о том, что аксиологическими предпосылками эффективности права является выражение, реализация им в социальной жизни ряда основополагающих ценностей цивилизации, общества, этноса и личности. Среди таких ценностей выделялись и выделяются идеи равенства возможностей самореализации, иерархичности социальной жизни, справедливости в ее конкретном пространственном и временном аспектах, упорядоченности социальной жизни, свободы. При этом порядок и свобода, выражаемые правом, должны иметь определенную меру, выход за рамки которой будет снижать эффективность правового регулирования.

Автор отмечает, что право призвано выражать свободу и упорядоченность не только социальной, но и психической жизни. Недаром в современной литературе свободу рассматривают как пространство свободного движения в определенных границах, при этом подразумевается движение физическое, социальное, ментальное4.

Диссертант отмечает, что свободные и ответственные личности – главный смысл права и критерий его подлинной эффективности. В этом плане показательны слова Президента Российской Федерации Д.А.Медведева, который в своем Послании Федеральному Собранию от ноября 2008 г. в качестве ориентиров указал на справедливое общество свободных людей, людей талантливых, требовательных, самостоятельных и критически настроенных5.

Важной аксиологической предпосылкой является то, что право обеспечивает свободу разумного, социально адекватного волеизъявления.

Предписания государства эффективны, если они позволяют человеку позитивно, созидательно, действенно реализовать свою свободу.

Одним из недооцененных путей повышения эффективности права соискателю представляется активное формирование государственной идеологии и ее реализация на всех властных и социальных уровнях, развитие правовой пропаганды на основе всестороннего изучения культуры, менталитета народа.

Третий параграф «Факторы эффективности норм законодательства» содержит анализ конкретных факторов, влияющих на обеспечение эффективности предписаний нормативных актов. Автор исходит из необходимости пересмотреть представления о значимости тех или иных факторов. Если в советской юридической науке господствовал тезис об определяющем значении экономического фактора, политики государства и классовой дифференциации то, по мнению диссертанта, важнейшую роль в обеспечении эффективности норм законодательства играет комплекс антропологических и психологических факторов, соответствие норм внутреннему миру личности, ее правовым ожиданиям.

Эффективность норм законодательства, естественно, зависит также от ряда других факторов – экономических, социальных, политических и т.д.

Важный фактор эффективности норм и их групп, нормативных актов – правильное познание, определение законодателем предмета и методов правового регулирования. Существенную роль в обеспечении эффективности норм законодательства призвано сыграть и соблюдение правил юридической техники – законодательной и правоприменительной.

Вместе с тем данные правила должны разрабатываться не произвольно по усмотрению соответствующих органов и должностных лиц, а с учетом традиций, менталитета, культуры народа. Следует согласиться с М.Н.Марченко в том, что «для того, чтобы принимаемый акт в максимальной степени отвечал потребностям жизни общества и был Левин К. Разрешение социальных конфликтов.: пер. с англ. СПб., 2000. С.109 – 110.

Российская газета. 2008г. 6 нояб. С. 2.

эффективен, весьма важно заранее разрешить круг проблем, касающихся его характера, формы, внутренней структуры, места и роли в системе других нормативно-правовых актов. Важно также определить факторы, способствующие или, наоборот, препятствующие подготовке и принятию того или иного нормативно-правового акта. Необходимо четко спрогнозировать позитивные и возможные негативные (побочные) последствия реализации требований, содержащихся в различных нормативно-правовых актах»6.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»