WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

9. В целях устранения противоречий, возникающих при назначении несовершеннолетнему наказания в виде лишения свободы на определенный срок, считаем возможным внести предложения об изменении части 6 ст. УК РФ: «…Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему преступление небольшой тяжести впервые. Несовершеннолетнему осужденному, совершившему впервые преступление средней тяжести, наказание в виде лишения свободы может быть признано условным».

10. Вносятся предложения по изменению и дополнению Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

11. Предлагается комплекс организационно-практических мер общего и специального характера, направленных на предупреждение преступлений, связанных с посягательством на жизнь новорожденного ребенка (см. подробнее основное содержание автореферата).

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в процессе дальнейшего совершенствования Уголовного кодекса РФ, при подготовке соответствующих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, преподавания курса Особенной части уголовного права по теме «Преступления против личности».

Прикладная значимость проведенного исследования обусловлена его направленностью на обеспечение правильного и единообразного применения уголовно-правовой нормы, устанавливающей ответственность за убийство новорожденного ребенка, исключение из следственно-судебной практики ошибок, связанных с неверным применением указанной нормы.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и криминологии Нижегородской правовой академии (института). Рукопись диссертации обсуждалась на заседаниях кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России. Основные положения и выводы нашли отражение в 12 опубликованных автором работах общим объемом 6,69 п. л.

Теоретические и практические рекомендации, высказанные автором в диссертационном исследовании, докладывались на различных научных форумах: межвузовской научной конференции аспирантов и соискателей «Актуальные проблемы юридической науки» (г. Н. Новгород, 21 ноября 2007 г.);

научном семинаре «Актуальные проблемы философии права и государства» (г. Н. Новгород, 29 апреля 2008 г.), межвузовской научной конференции аспирантов и соискателей «Актуальные проблемы юридической науки» (г. Н. Новгород, 28 октября 2008 г.), международной научно-практической конференции «Нравственные основы уголовного права (г. Москва, 28 января 2009 г.); научном семинаре «Актуальные проблемы философии права и государства» (г. Н. Новгород, 23 апреля 2009 г.).

Некоторые выводы диссертационного исследования используются в учебном процессе при преподавании курса «Уголовное право» в Нижегородской правовой академии (институте), Нижегородской академии МВД России;

внедрены в практическую деятельность Главного управления МВД России по Приволжскому федеральному округу; обсуждались на теоретических семинарах преподавателями, аспирантами Нижегородской правовой академии (института), а также на заседаниях Ученого совета Нижегородской правовой академии (института), кафедры уголовного права и криминологии Нижегородской правовой академии (института), кафедры уголовного права Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина, кафедры уголовного права Государственного университета Высшая школа экономики.

Структура диссертационного исследования соответствует логике построения научного исследования, определяется целями и задачами и включает в себя введение, три главы, содержащие семь параграфов, заключение, библиографию и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект и предмет, цели и задачи, методика и методология, доказывается научная новизна и практическая значимость проблемы, раскрываются теоретическая и эмпирическая основы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов проведенной исследовательской работы и о ее структуре.

Первая глава «Эволюция российского уголовного законодательства об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка» содержит два параграфа.

В первом параграфе «Ретроспективный анализ дореволюционного российского уголовного законодательства об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка» рассматриваются особенности развития нормы за указанный вид деяния в России – с Древней Руси до года.

Анализ первых законодательных актов Древней Руси позволяет сделать вывод о том, что ответственность за избавление матери от только что родившегося ребенка предусматривалось еще в ранние периоды истории, и считалось грехом, в котором виделось посягательство на христианские устои семьи, а не на жизнь, карой за него было церковное покаяние – эпитимия. Начиная с Соборного уложения 1649 года существовало два подхода в регламентации ответственности – норма о лишении жизни ребенка, рожденного в браке, и норма об убийстве внебрачного ребенка. Причем если первая на определенном историческом этапе относилась к преступлениям со смягчающими обстоятельствами, за которые назначалось не самое суровое наказание, то вторая – к диаметрально противоположным преступлениям, которые карались смертной казнью или пожизненной каторгой. На следующем этапе развития происходила смена уголовно-правовых приоритетов – то, что считалось привилегированным, становилось квалифицированным.

Таким образом, на тех исторических этапах, когда убийство незаконнорожденного ребенка относилось к квалифицированному виду, законодатель своей целью имел преследование незаконного сожительства и блуда, а уже затем факта лишения жизни.

На коротком временном промежутке (с момента принятия Свода законов уголовных в 1832 г. до вступления в силу Свода законов Российской империи 1835 г.) данные нормы развиваются параллельно – детоубийство не выделяется как таковое в отдельный состав и приравнивается к «смертоубийству», также не акцентируется внимание на факте законности рождения ребенка. Причинение смерти малолетнему признавалось тяжким преступлением. В связи с этим на первое место выходит не охрана нравственности, приоритетом становится защита жизни. Значительный перелом происходит после принятия в 1845 году Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. В указанном нормативном акте впервые на законодательном уровне было выделено убийство матерью новорожденного внебрачного ребенка в качестве привилегированного преступления, в основе смягчения наказания за которое стали указывать, помимо мотива стыда и страха, влияние процесса родов на соматическое и психическое состояние матери.

В то же время убийство законнорожденного ребенка продолжает считаться тяжким родственным убийством, влекущим за собой пожизненные каторжные работы и лишение всех прав состояния. Здесь, по нашему мнению, можно обнаружить некоторую коллизию – влияние процесса родов на психику матери учитывалось в качестве смягчающего обстоятельства при убийстве ее внебрачного ребенка и не бралось во внимание при совершении данного деяния относительно законнорожденного. Тем не менее, подобный подход сохранялся до принятия УК РСФСР 1922 года.

Во втором параграфе «Ретроспективный анализ советского уголовного законодательства об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка» отмечается, что в советском уголовном законодательстве не было специальной нормы, которой бы предусматривалась ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка. В УК РСФСР года и в УК РСФСР 1926 года названное преступное деяние относилось к преступлению, совершенному при отягчающих обстоятельствах. Так, женщина, виновная в насильственном лишении жизни своего родившегося младенца, привлекалась к уголовной ответственности по п. «д» и «е» ст. 142 УК РСФСР 1922 года, в соответствии с которой ей инкриминировались два отягчающих обстоятельства: убийство лицом, в обязанности которого входила забота об убитом, и убийство с использованием беспомощного состояния убитого. Эти пункты вошли без изменений в п. «д» и «е» ст. 136 УК РСФСР в редакции 1926 года. Изменилась лишь санкция: вместо «не ниже 8 лет» стало «до 10 лет». Обозначенные пункты были восприняты буквально соответствующими статьями всех союзных республик, за исключением УК УССР, где, кроме соответствующей статьи, имелась и специальная ст. 142, предусматривающая: «Убийство матерью своего новорожденного ребенка тотчас же после родов влечет за собой лишение свободы на срок до 3 лет». Таким образом, в УК УССР данное деяние квалифицировалось как преступление со смягчающими обстоятельствами, в то время как законодательства других союзных республик не предусматривали его как особый вид преступления.

В юридической литературе шло активное обсуждение вопроса об обоснованности отнесения этого состава преступления к менее опасным видам убийства. Итогом этого процесса стало включение в уголовные кодексы большинства союзных республик специальной нормы об убийстве матерью новорожденного ребенка. Рассматриваемые статьи, закрепляющие деяние, совершенное при смягчающих обстоятельствах, появились в десяти уголовных кодексах республик Советского Союза (ст. 96 УК Украинской ССР, ст. 96 УК Азербайджанской ССР, ст. 92 УК Молдавской ССР, ст. 83 УК Узбекской ССР, ст. 106 УК Таджикской ССР, ст. 110 УК Туркменской ССР, ст. 106 УК Литовской ССР, ст. 100 УК Латвийской ССР, ст. 102 Эстонской ССР, ст. Киргизской ССР) и формулировались как «умышленное убийство матерью своего новорожденного ребенка во время или непосредственно после родов».

Глава «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности», в которую была включена норма об ответственности за насильственное лишение жизни новорожденного ребенка, структурно располагалась после главы о преступлениях против государства и государственной собственности. В основу такой структуризации уголовных законов, действовавших на территории Союза ССР, был положен подход преобладания государственных интересов над интересами граждан. Изучение соответствующих нормативноправовых актов позволило согласиться с рядом ученых (С.В. Бородин, Л.И.

Глухарева) в том, что в указанный период имелась коллизия в аспекте размера наказания, когда его максимальный предел в одних союзных республиках (УК Азербайджанской ССР, Киргизской ССР, Узбекской ССР, Украинской ССР – лишение свободы сроком до трех лет, УК Эстонской ССР – лишение свободы до четырех лет, УК Латвийской ССР, Таджикской ССР, Туркменской ССР – лишение свободы до пяти лет) оказывался минимальным пределом в других (УК РСФСР – лишение свободы от трех лет, УК Грузинской ССР, Казахской ССР – лишние свободы от пяти лет). Имеющееся резкое расхождение наказания за одно и то же преступление на территории республик в рамках единого государства ставило в зависимость правовое положение граждан от места совершения преступления.

Вторая глава «Ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка в зарубежном уголовном законодательстве» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка по законодательству стран дальнего зарубежья» исследуется законодательство европейских стран и стран с англосаксонской правовой системой. Установлено, что прецедентная структура не позволяет четко и однозначно урегулировать вопрос о регламентации ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка. Отсутствие единого определения границ временного промежутка, в течение которого сохраняется особое психофизиологическое состояние, обусловленное родовым и послеродовым процессами, а также незакрепленность возрастного критерия периода новорожденности позволяют квалифицировать данное деяние либо как простое умышленное убийство (manslaughter), либо как «невольное» простое убийство. В США, несмотря на отсутствие принципиальных отличий в привлечении к ответственности за лишение новорожденного жизни, наказание за его совершение находится в большом диапазоне от двух до десяти лет вплоть до пожизненного заключения и зависит от принадлежности территории тому или иному штату, на которой было совершено это преступное деяние.

Проведенный компаративистский анализ позволил выявить ряд особенностей уголовно-правовой регламентации ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка в европейских странах, которые имеют свою сформировавшуюся систему уголовного права, а в этой связи и свою специфику, и обратить внимание на имеющиеся характерные юридикотехнические приемы конструирования нормы:

1) ее неоднозначный с точки зрения общественной опасности характер.

Законодатель либо относит такое деяние к преступлениям со смягчающими обстоятельствами, рассматривая в качестве последних влияние родов на психическое и физиологическое состояние матери, ограничивая время совершения преступления жесткими рамками – во время родов или непосредственно после них (Австрия, Польша, Швейцария), либо же закрепляет несколько норм, в которых отдельно предусматривается наступление ответственности как матери, так и отца (Болгария, Норвегия), либо в отдельный состав выделяет убийство новорожденного уродливого ребенка (Болгария), или относит указанное деяние к «простому» убийству (Германия, Испания, Франция);

2) конструкция диспозиции данных статей (Польша, Швейцария, Норвегия, Болгария) сформулирована по типу простых, а именно в них только назван вариант противоправного поведения без раскрытия и разъяснения его характера. В то же время в других странах (Дания, Норвегия) конструкции аналогичных норм имеют развернутый, описательный характер, в них законодатель не только называет признаки преступного деяния, но и раскрывает их сущностные характеристки;

3) законодательное закрепление возрастного критерия новорожденности непосредственно в тексте нормы (Израиль);

4) акцент законодателя на времени формирования умысла. В УК Нидерландов установлено повышенное наказание за убийство новорожденного ребенка, решение о совершении которого было принято перед родами (§ 291);

5) многовариантность установления нижней возрастной границы субъекта преступления (12 –Израиль, 13 лет – Франция, 18 лет – Испания);

6) различная оценка степени общественной опасности убийства матерью новорожденного ребенка, проявляющаяся в видах и размерах наказаний – от трех дней тюремного заключения (Швейцария) до пожизненного заключения (Франция);

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»