WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Автор, впервые в комплексе, на основе архивных материалов отразил этапы создания автономии Удмуртии. Первый - с мая 1917г. по июнь 1918г., когда было создано культурно - просветительное общество Глазовского, Елабужского уездов, сыгравших важную роль в деле самоопределения удмуртского народа, становлении его на путь революционных преобразований. Второй - с июля 1918 г. по май 1920 г. В этот период при Народном Комиссариате по делам национальностей учреждается Удмуртский отдел и принято «Положение об Удмуртском Комиссариате по делам национальностей», перед которым поставлены задачи по подготовке образования Удмуртской автономии. Третий - с июня по 4 ноября 1920 г. Период завершения подготовительной работы и создания Удмуртской автономной области. Национальная государственность была создана впервые в форме автономной области на основе решений съездов, конференций населяющих автономную область народов. При этом руководители области исходили из провозглашенных Советской властью принципов национальной политики.

В главе отмечается, что принятые правовые акты законодательно оформляли и закрепляли образование Удмуртской советской автономной области, ее механизм; они на основе Конституции и других законодательных актов РСФСР провозглашали освобождение народов Удмуртии от царизма, закрепляли правовой статус трудящихся, обеспечивали первые социалистические преобразования общественного устройства области.

Образование Удмуртской автономной области явилось важным стимулом для широкого участия трудящихся Удмуртии во всех сферах созидательной деятельности, открыло им для этого широкие возможности, создало политикоорганизационную основу для дальнейшего осуществления национальной политики. Усилилась консолидация удмуртского народа в границах национально-государственного образования, что явилось важным фактором экономического, культурного подъема, последующего всестороннего развития удмуртского народа.

Важнейшим условием строительства Удмуртской автономной области являлось ее административно-территориальное устройство. Оно, как и в других автономиях, играло основную роль в формировании экономической целостности, правильной организации государственного управления, четком функционировании государственного аппарата.

В 20-х - начале 30-х гг. XX в. шли достаточно острые дискуссии о включении Удмуртии в тот или иной экономический регион (Уральский, Вятско Ветлужский, Поволжский и др.) и окончательно утвердилось решение к 40ым гг. - Уральский регион.

В связи с этим в главе показано, что при решении территориальных проблем все больше возрастала роль экономического фактора. В условиях теснейшего переплетения территориальных и отраслевых связей это вело к болезненному нарушению сложившейся социальной и хозяйственной структуры регионов, в том числе Удмуртии. Поэтому при столкновении экономического фактора с национальным, проблема приоритета руководством Удмуртской автономной области решалась по-новому, с более полным учетом интегративных связей, потребностей кадровой инфраструктуры и других существенных особенностей УАО. В исследовании впервые на основе законодательных актов, отражена деятельность руководителей Удмуртской автономной области по национальногосударственному размежеванию.

Важное значение имело решение вопроса об административнотерриториальном делении УАО для ее экономического, хозяйственного и культурного роста, развития советской государственности в Удмуртии. Несмотря на сложные условия того периода, органы Советской власти Удмуртии принимали существенные меры, направленные на улучшение административно территориального устройства области. Новая единая районная система административно - территориального деления в Удмуртии, как и по всей стране, наиболее полно отвечала задачам укрепления государственных органов и задачам государственного строительства. Она была решена на основе единых для административно - территориального устройства всей страны принципов.

Проведением районирования была решена одна из важнейших проблем государственного строительства - обеспечено сочетание административного деления с экономическими и национальными особенностями соответствующих территорий. Районирование создало благоприятные условия для подъема народного хозяйства Удмуртии на основе расширения прав местных советов, развития инициативы и приближения их к населению.

С совершенствованием административно-территориальной системы и развитием национальной государственности изменялась организация, правовое положение и организационные формы деятельности местных Советов.

Первые Положения о сельских и волостных Советах, разработанные правительством Советской республики, относились к числу тех правовых актов, в которых юридически были оформлены конкретные результаты национального строительства в Удмуртии. Они определяли структуру и компетенцию местных органов власти, устанавливали порядок подчиненности и подотчетности нижестоящих Советов и их органов вышестоящим, исполнительных органов Советов - самим Советом, узаконивали принцип коллегиальности в работе Советов.

Завершение в 1930-1932 гг. административно - территориального районирования внутри Удмуртской автономной области стало важной вехой в развитии государственности удмуртского народа. Местные органы советской власти УАО на основе районных, сельских Советов перешли в единую по всей Российской Федерации организационную систему Советов. Их правовое положение определялось положением о районных съездах Советов и районных исполнительных комитетах, Положением о сельских Советах РСФСР, принятым 1 января 1931 г. Президиумом ВЦИК.

Практическое осуществление политики коренизацми государственного аппарата в Удмуртии, по мнению автора, прошло три этапа. Первый этап, с момента образования УАО до декабря 1923 г. В эти годы коренизация проводилась областной партийной организацией и исполнительными органами автономной области в рамках общих мероприятий, осуществлявшихся на основе проведения национальной политики. На втором этапе, который начался с декабря 1923 г. и завершился в 1930 г., проблема коренизации государственного аппарата решалась органами Удмуртской АО самостоятельно. Третий этап охватывает период до середины 30-х годов XX века.

На протяжении указанных периодов областные съезды УАО (IV-IX), руководствуясь указаниями ВЦИК «О введении местных языков в автономных республиках и областях» от 14 апреля 1924 г., разрабатывали специальные мероприятия для последовательного проведения коренизации.

На основе опыта Удмуртской автономной области автором сделаны следующие выводы: во-первых, политика коренизации государственного аппарата способствовала развитию удмуртской письменности, организации народного образования, формированию национальных кадров; во-вторых, учету национальных обычаев, традиций; в-третьих, политика коренизации государственного аппарата составляла неотъемлемую часть общей политики создания и развития национальной советской государственности.

Юридической основой развития автономных областей, их взаимоотношений с РСФСР, являлась Конституция РСФСР 1918 г., которая узаконила самоопределение всех народов России. Как и в других автономных областях, в Удмуртии в соответствии с декретом Всероссийского ЦИК от января 1921 г. органом власти являлся съезд Советов, а органом управления областной исполнительный комитет, избираемый съездом Советов и наделешшй правами губернского исполкома. Большое значение в развертывании деятельности Советов на местах имело постановление IX Всероссийского съезда «О советском строительстве»,1 установившее новые сроки созыва съездов Советов автономных республик и областей, губерний, уездов и волостей; положение «О губернских съездах Советов и губернских исполнительных комитетах», утвержденного постановлением ВЦИК октября 1922 г.,2 которое уточняло компетенцию автономных областей в управлении хозяйством местного значения. Немаловажную роль в этом направлении сыграло Положение «О бюджетных правах автономных областей», утвержденного ВЦИК и СНК РСФСР 17 августа 1925 г. и введенного в действие с 1 октября 1925 г.3 «Положением» обеспечивалось более эффективное использование источников доходов в интересах автономных областей.

В главе на основе анализа правовых документов показано, что отдел Национальностей при Президиуме ВЦИК являлся, по существу, федеративным органом, в работе которого принимали участие представители автономных республик и автономных областей РСФСР. При этом значительно расширились возможности автономных областей, в том числе и Удмуртской АО, для участия в разработке и реализации мер по национально - государственному строительству, приобретению навыков государственного управления.

Дальнейшее развитие национально-государственных отношений связано с образованием СССР и принятием 31 января 1924 г. II съездом Советов Конституции СССР, на основе которой XII Всероссийский съезд Советов мая 1925 г. утвердил новую Конституцию РСФСР, в которой основы правового положения автономных областей излагались в главе 4 «Об автономных советских социалистических республиках и областях». Конституция РСФСР законодательно закрепляла автономную область, как одну из форм советской автономии.

В связи с установлением на территории СССР во второй половине 20-х гг.

XX в. нового административно - территориального деления, постановлением Президиума ВЦИК14 января 1929 г. была образована Нижегородская область,переименованная постановлением Президиума ЦИК СССР от 7 декабря г. в Нижегородский (Горьковский) край.2 Вхождение Удмуртской автономной области в состав края (октябрь 1929 г.), привело к изменению ее правового статуса. Правовое положение УАО в составе Нижегородского (Горьковского) края стало определяться постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «О взаимоотношениях между автономными областями, вошедшими в состав краевых (областных) объединений, и органами краевой (областной) власти» от 29 октября 1928 г. Диссертантом проанализировано правовое положение УАО в составе Нижегородского (Горьковского) края.

Характеризуя период пребывания УАО в составе Нижегородского (Горьковского) края (1929-1934 гг.) автор пришел к выводу, что включение автономной области в состав края способствовало росту и развитию всех отраслей народного хозяйства, проведению образовательных начал и осуществлению коренизации органов власти и управления. Являясь национально-государственным образованием Удмуртская автономная область с учетом национальных особенностей и интересов населения, объединенного в ее составе, обладала правами, которые, создавали необходимые условия для политического, экономического и социально-культурного развития удмуртского народа, для ликвидации его фактического неравенства и дальнейшего совершенствования государственности в Удмуртии.

В третьей главе - «Конституционно-правовое развитие Удмуртской АССР В 1934-1940 гг.» - дан анализ взглядов отечественных юристов о федеративном государстве и правовом положении автономных республик в 20 - 90-е гг.ХХ в.; необходимых условий для перехода к более высокой форме национальной государственности удмуртского народа- автономной республике. Дана характеристика правового положения Удмуртской АССР в составе РСФСР и Кировского края и конституционному законодательству 1936-1937 гг.

Рассматривая правовую природу автономных республик в 20-е - 30-е гг.

XX в. автор отмечает, что некоторые государствоведы вообще не признавали автономную республику государством (В. Н. Дурденевский, С. Б. Крылов, С.А. Котляревский, Н. И. Палиенко, Б. Д. Плетнев и др.) Противоположной концепции придерживались А. М. Турубинер, Г. С. Гурвич.

В 60-70-е гг. XX в., в понимании природы автономной республики, также не было единства. Согласно распространенной точки зрения автономная республика являлась не суверенным государством (А. И. Лепешкин, Р. С. Мулукаев, 3. Г. Еникеева). Другие считали, что автономная республика является государством, но таким, которое обладает специфическим суверенитетом или хотя бы признаками последнего (Б. Л. Железное, К. Д. Коркмасова и др.). Третья группа авторов признавала автономную республику суверенным государством (С. М. Равин, И. Д. Левин и др.). Еще одна группа исследователей исходила из того, что автономная республика не является государством (А. В. Радвогин, А. И. Каримов и др.) Такая оценка, на наш взгляд, не соответствовала ее юридическому статусу: искажала волю законодателей РСФСР и автономной республики, закреплявших государственный характер политической автономии. Автор поддерживает мнение Б. Л. Железнова, что после 1978 г. уже не осталось теоретических и практических аргументов в пользу не признания автономной республики государством.1 Б. Л. Железное отмечал, что состоя в союзной республике, автономная республика функционирует на основе государственного самоопределения, то есть вне пределов прав Союза ССР и союзной республики самостоятельно решает вопросы, относящиеся к ее ведению (ст. 82 Конституции СССР 1977 г.) Такое понимание государственно-правовой природы АССР, на наш взгляд, исключает и весьма своеобразную идею И.М. Степанова, который рассматривает единство народною, национального и государственного суверенитета как основание для того, чтобы говорить об уровнях, «этажах» государственного суверенитета.

Эта конструкция подверглась критике в литературе того периода. Подверглась критике и гипотеза о том, что автономной республике принадлежат «элементы», «признаки», «фрагменты» государственного суверенитета. Отмечалось, что суверенитет является неделимым качеством государства, его государственной власти (А. И. Лепешкин, А. И. Ким, Н. Г. Мишин, Н. И. Романов и др.) Диссертант солидарен с подходом К. Д. Коркмасовой, В. К. Дябло, А. В. Зиновьева, рассматривающих суверенитет в трех его измерениях:

народный, национальный, государственный.

В 90-е гг. XX в. понятие суверенности обогащается новым содержанием, поскольку возникла проблема разграничения властных полномочий между федерацией и ее субъектами. Российский федерализм по-новому ставит вопрос о государственном суверенитете, так как предполагает его деление не только но горизонтали между тремя ветвями власти (законодательной, исполнительной и судебной), но и по вертикали - между федеральным центром и его субъектами. При этом часть своих полномочий они (субъекты) на основе взаимного согласия делегируют центру. По существу - эти полномочия субъектов федерации, осуществляемые федеральными органами власти от их имени, по их поручению и в их интересах. Таким образом, субъекты входящие в состав федерации как бы утрачивают часть своего суверенитета, хотя в рамках своих компетенций обладают таковыми правами, в которые федеральный центр не вправе вторгаться.

На основе изложенного материала автор пришел к выводу, что дискуссионность определения правового положения автономных республик оказала влияние и на практику государственного строительства в условиях Российской Федерации.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»