WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

В первой главе - «Общественно-политическое развитие Удмуртии в составе Российского государства (XVI - начале XX вв.)» - диссертант подробно рассматривает происхождение, основные этапы этнического и социального развития удмуртского народа, заложившие основу его национальной государственности; регулирование общественных отношений связанных с правовым положением народов Удмуртии, особенно по Уставу «Об управлении инородцев» 1822 г. Проводит анализ правовых взглядов и идей о государственном устройстве России имевших место в конце XIX начале XX вв.

В качестве одной из необходимых первооснов формирования и функционирования этноса как такового и всего комплекса его культуры является природная среда. Природное окружение народа служило как бы зеркальным отражением, на котором развивалась и совершенствовалась социальная структура общества. Лес в значительной степени определял хозяйственно-культурную специфику удмуртов, сформировал на многие годы их черты характера. Поэтому удмуртов называли лесным народом. Да и в настоящее время, чуваши иногда называют удмуртов арсури - лесные люди, лешие.По мнению ученых-археологов, в V-IX вв. В бассейне р. Вятка сложилась еманаевская культура, получившая название от Еманаевского городища, расположенного на р. Пижме. Население еманаевской культуры явилось основой для формирования нескольких групп удмуртов - «Ватка», «Калмез», «Уд» и др. Название племени «Уд» - определило наименование всего этноса.

Структура удмуртского этноса, как и любого другого, весьма сложна и иерархична. Довольно рано удмурты оказались разделенными на северных и южных. Их развитие протекало в отрыве друг от друга в неодинаковых условиях, что определило некоторое своеобразие их этнографических характеристик: на северных удмуртов значительное воздействие оказали русские, у южных ощущается тюркское влияние. Различия между ними прослеживаются в элементах материальной культуры, обрядах и языке.1 Таким образом, становление удмуртского народа происходило во взаимодействии со всеми этносами, проживающими по соседству, а также этносами, колонизировавшими удмуртский народ на протяжении огромного периода их развития. Только целостное представление об общественном устройстве, правовом положении, создает условие для объективной оценки становления и социального развития удмуртского народа.

Процесс присоединения северных и южных удмуртов к Русскому государству, как полагают ученые - историки, завершился к 1558 г. В административном отношении южные удмурты вошли в состав Арской дорогиКазанского уезда, они, как и другие народы Среднего Поволжья, составили категорию «ясачного» крестьянства. Северные удмурты проживали в Хлыновском и Слободском уездах, после их присоединения были поставлены в одинаковое положение с русскими черносошными крестьянами.Присоединение удмуртов к Русскому государству имело прогрессивное значение. Оно обеспечило им и другим народам Поволжья территориальную целостность, развитие между ними экономических и культурных связей, ускорило становление феодальных отношений (хотя внутри удмуртского этноса еще долго сохранялись структурообразующие единицы иного социальноэкономического порядка). Обе группы удмуртов оказались в рамках единого государства, появились условия для завершения консолидации удмуртской народности. Благотворное влияние оказала культура русского народа: в удмуртской среде стали распространяться более прогрессивные формы и методы хозяйствования, быта, появились зачатки грамоты, первые школы.С проведением правительством России административных преобразований (1775 г.), в 1780 г. образовалось Вятское наместничество с центром в г. Хлынове, который по этому поводу был переименован в г. Вятку, вернув себе древнее название. В состав наместничества вошли бывшая Вятская провинция и южные вятские уезды, выделенные из Казанской провинции. Таким образом, произошло важное историческое событие - северные и южные удмурты были объединены в единую территорию, что способствовало в дальнейшем их этнической консолидации, формированию национального самосознания, развитию экономических и культурных связей. При этом новое деление обеспечивало достижение, во-первых, удобства сбора налогов, во-вторых, внутреннего порядка, то есть подавления народных восстаний (фискальный и полицейский интерес) эта система оказалась исторически прочной, она просуществовала до второй половины 20-х годов XX века.

Очевидно, одной из главных функций царской администрации в Вятском крае было получение налогов. Для этой цели создается специальный аппарат чиновников. Сборными пунктами налогов служили сотни - на юге, доли - на севере. Относительно возникновения деления удмуртов на доли в литературе существует несколько мнений. П. Н. Луппов предполагал, что оно явилось плодом административного творчества вятского воеводы.1 В. Е. Владыкин и М.В. Гришкина считают, что вятская администрация только использовала уже имевшиеся у удмуртов традиционные объединения типа «земляческих союзов».2 Нам представляется мнение В. Е. Владыкина и М. В. Гришкиной более верным, так как доля закрепляла за общиной право владения определенными участками земли и тем самым заложила основы административно-территориального управления краем, сбору налогов и выполнению прочих административных функций. Формой проявления этносоциального фактора в национальных регионах явилось зарождение и развитие нового слоя «инородческой» бюрократии. Общей тенденцией самодержавной политики на местах было привлечение элиты коренного населения окраин к административному управлению.

Рассмотренное позволяет сделать следующие выводы: во-первых, создание системы административно - территориального деления в местах проживания удмуртов в виде сотен и долей явилось крупным политико-правовым мероприятием Российского государства, проведенным в целях упрочения существующего режима; во-вторых, передача общинам полномочий и власти по сбору налогов и осуществлению повинностей, привлечение авторитетных общинников к государственной службе по управлению удмуртами в должностях голов и старост с предоставлением им соответствующих полномочий государственной власти, расширение их служебных обязанностей привели к укреплению господства зажиточной части крестьян. Они стали союзниками царизма в эксплуатации удмуртского трудового населения; втретьих, административно - территориальное деление на сотни и доли проводилось на основе уже имевшихся общинных объединений удмуртов, поэтому Российским государством, в основном, учитывались их исторически сложившиеся обычаи, общественный уклад жизни и быт. Новое адмшшстративно-территориальное деление и правовое положение удмуртского народа, как и других нерусских народов, было юридически закреплено в утвержденном императором 22 июня 1822 г. «Уставе об управлении инородцев».В пореформенный период царизм предпринимал неоднократные попытки изменить существующий порядок управления «инородцами». Особенно активно мероприятия по изменению Устава проводились в конце XIX - начале XX вв. Однако у удмуртов он продолжал действовать до октября 1917 г., а бытовые традиции общины (кенеш) до конца 20-х гг. ХХв.2 Следует отметить и тот факт, что учет этнических, бытовых особенностей, в указанный период, был сведен к минимуму.

Соискателем обосновывается вывод, что органы управления, созданные по Уставу 1822 г., явились частью государственной системы управления России в досоветский период. Вместе с тем длительное сохранение общинно - родовых органов управления (более века) приводило к консервированию архаических общественных отношений, гражданской и правовой изоляции населения. Подобная замкнутость препятствовала естественной ассимиляции «инородцев», но не могла оградить их от притеснений со стороны чиновников местной администрации и богатеющих крестьян из своей среды.

В исследовании впервые выдвигается положение о том, что становление государственных начал у удмуртов, «зародышевый» период, начинается с момента создания органов инородческого управления как органов публичной власти, приспособленных к существующей системе государственного управления Российской империи, которые были призваны сыграть связующую роль между народами, живущими в условиях патриархально-родового строя, и российской цивилизацией.

В XIX в. проблемы федерации стали осмысливаться и с точки зрения достижения компромисса в управлении сложными структурами, его принципы связывались с возможностью принятия «конкретных решений, обеспечивающих устойчивость, эффективность, мир». Рассматривая различные концепции, диссертант пришел к выводу, что до сих пор остается дискуссионным вопрос о числе теорий федерализма. М. Устери указывает на существование 17 теорий федерализма. УК. Хикс считает, что следует различать два типа федеральной организации Э. Р. Блак отличает пять концепций федерализма и т. д. Одновременно, выделение разных концепций федерализма подвергалось критике других западных аналитиков.В конце XIX - начале XX вв. популярность федерализма в мире значительно возросла. Этому способствовала активизация процессов национального самоопределения и конституирования буржуазных государств. П. Ж. Прудон на основе складывающихся общественных отношений предсказал, что «XX век откроет эру федерации». Мировое правосознание начала XX в.

рассматривало Россию как сугубо унитарное централизованное государство.

Несмотря на это, интерес к национальной самоидентификации России стал пробуждаться в первой трети XIX в. Первыми идеологами, обосновавшими идею федеративного устройства, являлись декабристы. В дореволюционной России получили распространение несколько федеративных концепций:

конституционно - федеративной монархии (декабрист Н. М. Муравьев);

общеславянской федерации (Т. Г. Шевченко, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, М. А. Бакунин и др.); «Соединенных штатов Европы» и «Соединенных штатов мира» (М. А. Бакунин и др.) и т. д. Русские ученые А. П. Щапов, Н. М. Коркунов, Ф. Ф. Кокошкин, А. С. Ященко, И. А. Ильин, Г. П. Федотов, П. А. Сорокин и др., в своих трудах специально исследовали различные проблемы федерации.

Почти все дореволюционные российские юристы воспринимали теории Г. Еллинека, П. Лабанда, В. Уиллоби о едином суверенитете федерации при сохранении государственности ее членов: штаты, кантоны, земли могут считаться государствами, не обладая суверенитетом, если они имеют право самостоятельного законодательствования.

В указанный период кроме теории федерации в работах ученых-правоведов подробно рассматривались вопросы соотношения федерации и автономии (Ф. Ф. Кокошкин, В. М. Гессен, М. Я. Лазерсон и др.). Существенный вклад в юридическую науку, в развитие понятий «федерация» и «автономия» внес А. С. Ященко.

Диссертантом отмечается, что именно в период революционного переустройства общества, активизации национально-демократического движения в России получили распространение различные идеи государственного устройства - местного самоуправления, областной автономии, синтетической теории федерализма. По мере развития революционных движений общественное осознание признало необходимость замены унитарного централизованного государства федеративным.

Отмечалось, что федерализм есть та форма государственного устройства, через которую проходит политическая организация людей на пути объединения, и является средством политической интеграции.

С развитием национальных движений в регионах России получили распространение идеи национально-культурной и национальнотерриториальной автономии (Бунд), теория национального государства (А.Д. Градовский, М С. Грушевский), в которых ставились, в основном, условия разрешения национального вопроса.

Различные концепции отечественных и зарубежных исследователей предопределяли сущность программ политических партий в революционный период, фактически сохранив свое влияние и в настоящее время. Анализ лозунгов и программных положений, касающихся федеративного устройства России, позволяют автору утверждать, что политические организации акцентировали свое внимание на решении национальной проблемы, исходя из многонационального характера государства.

В главе освещается национальная программа большевиков, так как именно она была реализована в России в 1917 г. на практике и имела влияние почти целый век. Рассмотрены концепции автономии и федерации австромарксистов (К. Реннера, О. Бауэра, Ф. Адлера и др.), В. И. Ленина, И.В. Сталина. Эти формы являлись лишь средством решения национального вопроса без их конкретизации. Поэтому признание возможности федерации в России являлось только первым шагом в ее осуществлении.

Во второй главе диссертации -«Создание советской государственности Удмуртии (1917-1934 гг.)» - обосновывается национально-территориальный принцип устройства РСФСР, в первые годы Советской власти и создание автономии удмуртского народа в ноябре 1920 г.; национально-государственное размежевание и административно-территориальное устройство Удмуртской автономной области; образование, правовое положение местных Советов и организационные формы их деятельности. Дана характеристика правового положения Удмуртской автономной области в составе РСФСР и Нижегородского (Горьковского) края.

Анализируя процесс становления федерации в России автор отмечает, что, во-первых, в конкретных исторических условиях федерация не только могла остановить процесс распада России, но обеспечить объединение трудящихся различных национальностей на базе Советской власти. Во-вторых, создание федерации в России было обусловлено тем, чтобы она стала государственным средством разрешения национального вопроса. Таким образом, у партии большевиков идеи автономии и федерации в качестве средства решения национальной проблемы в России были тесно взаимосвязаны друг с другом.

Именно автономия как национально-государственная форма политического устройства народов в составе РСФСР была признана Советским государством целесообразной для тех наций, которые, во-первых, сами изъявляли желание самоопределиться в той или иной форме автономии без отделения и образования своего суверенного государства и, во-вторых, для тех народов, которые были не только малочисленными, но и экономическими политически отсталыми. Автономия и должна была служить этим народам наиболее действенным государственным средством быстрейшей ликвидации их вековой отсталости.

Российская Федерация, образованная на базе автономии, юридически оформилась на основе первых правовых актов центральной власти: Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа и Конституции РСФСР 1918 г., которые являлись основой взаимоотношений РСФСР с автономными образованиями.

Существенное политическое значение для развития федерации и автономии имели указания, содержащиеся в решениях X, XII съездов РКП (б), в которых подчеркивалось, что только победа Советов и диктатура пролетариата являются основным условием уничтожения национального гнета, установления национального равенства и обеспечения прав национальных меньшинств.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»