WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Параграф четвертый - «Подзаконные нормативные акты;

современное состояние и перспективы» - рассмотрены признаки и виды данного вида документов. Большое внимание уделено связи между законами и подзаконными актами, которые могут издаваться «на основании и в исполнение закона», «в соответствии с законом», они «не должны противоречить закону». Первые две формулы имеют хронологическое содержание, то есть принятие закона обычно предшествует принятию подзаконного акта. В то же время, принятие подзаконного акта может и опережать издание закона, что допускается формулировкой «не должны противоречить закону».

В современном российском законодательстве очевидна тенденция ограничения ведомственного правотворчества. Законами устанавливаются предметы, которые не могут регулироваться подзаконными правовыми актами. Сужен круг участников правотворчества федеральных органов исполнительной власти. Одно из объяснений ограничения принятия подзаконных актов состоит в упрощенной процедуре правотворчества (по сравнению с законами).

Анализ подзаконных актов разных видов позволил диссертанту сформулировать следующие определения:

Правила - это нормативный правовой акт, устанавливающий порядок действий субъектов права, последовательность и содержание этих действий, определяющих специальные стороны деятельности, решение технических, процедурных вопросов.

Инструкция - это нормативный правовой документ, издаваемый с целью определить, разъяснить порядок применения вышестоящего нормативного правового акта; в нем осуществляется детальное регулирование поведения субъектов права в отношении объектов.

Положение - это кодифицированный нормативный правовой акт, регламентирующий правовой статус органов, учреждений, систему однородных органов, организаций.

Приказ - это локальный организационно-распорядительный правоприменительный акт властного субъекта (начальника, руководителя) подчиненным, зависимым от него лицам, издаваемый на основе принципа единоначалия.

Распоряжение — это индивидуальный правоприменительный акт, принимаемый органами государственной власти на основе и во исполнение нормативного правового акта для решения отдельных вопросов.

Издание актов в других формах, а также объединение в одном документе разных форм не допускается.

Глава четвертая - «Формы права как система» - посвящена взаимному влиянию элементов системы формы права, их противоборству за приоритетное положение.

На первое место поставлено влияние доктрины, рассмотренное в первом параграфе, — «Роль доктрины в системе форм права».

В работе доказывается гипотеза о несамостоятельной роли доктрины в системе современных форм российского права. Доктрина облекается в оболочку других форм, растворяется в них. Они детализируют доктринальные тезисы, придают им традиционный для права вид и способы защиты. В юриспруденции термин доктрина используется для обозначения следующих явлений: учение, философско-правовая теория, мнение ученыхюристов по тем или иным вопросам правотворчества и правоприменения, научные труды наиболее авторитетных исследователей в области государства и права.

Особенность доктрины состоит в том, что для проникновения в ее сущность внешней стороны недостаточно, необходим динамический фактор. Имеется в виду ее авторитетность, востребованность, влиятельность, регулятивный потенциал, убедительность, то есть реальное воздействие на общественную практику. С учетом связи доктрины с правом автором может быть предложена классификация доктрин:

персонифицированные, общие, общеизвестные.

Что касается взаимодействия и взаимопроникновения доктрины и других форм и источников права, отметим следующее. Теснее всего взаимодействие доктрины и науки. Часть научного знания, заслужившая широкое признание, превратившаяся в общее мнение, востребованная практикой, становится доктриной. Доктринальный характер имеет идеология, которая выступает реальным фактором общественной практики в силу ее авторитетности, распространенности, практической востребованности. В обобщениях практики высших судебных органов доктрина получает признание со стороны государства, ее положения письменно закрепляются и становятся доступными неопределенному кругу лИЦ;

Доктрина выступает собирательным прообразом всех источников права. Доктринальные основания должны иметь и законодательство, и судебная практика. И лишь в нестандартных ситуациях доктрина исполняет роль непосредственного источника права.

В современном правотворчестве все чаще появляются документы с названиями «доктрина». Их роль в системе нормативных правовых актов находится в состоянии становления. В исследовании дана негативная оценка позиции Конституционного Суда РФ, отказавшего доктрине в статусе нормативного акта, что делает ее излишней.

Закрепление законодателем основополагающих идей в концептуальных актах должно определять последующую правотворческую и правоприменительную работу. В противном случае документы-доктрины будут игнорироваться так же как доктрины - научные труды.

Параграф второй - «Взаимодействие науки и практики в системе форм современного права» - посвящен анализу роли науки в общественной практике, исследовано ее влияние на правотворчество.

Отсчет реального, структурированного и систематического влияния научных идей на правообразование ведется с 1863 года, когда в Москве было создано Юридическое общество, заслуга которого состоит в подготовке глубоких прогностических исследований, предшествовавших законодательным реформам.

Второй период начинается с октября 1917 года и знаменуется падением роли не только юриспруденции, но и самого права. Это стало естественным продолжением правового нигилизма. Элементы научного влияния сохранились в форме подготовки инициативных законопроектов.

С неудачей стремительного строительства социализма и победы мировой революции связан следующий этап в развитии советской юридической науки (со второй половины 20-х годов XX века).

Общественная роль науки несколько возросла. Новые экономические и политические условия потребовали разработки долгосрочной доктрины государственного строительства. Особенностью работ этого периода был их изыскательский характер, многие из них стали фундаментальными.

Следующий этап начинается в 30-х годов XX века. Наука этого периода заняла место, которое отвела ей новая идеология - она была поставлена на обслуживание государственно-партийных задач. Основной вид научной деятельности составляло комментирование принятых решений. Произошедшие затем разнообразные и достаточно бурные реформы не сказались принципиально на роли юридической науки в жизни общества. Таким образом, основной критерий периодизации востребованность научных произведений в практике правотворчества, позволяет констатировать, что современное состояние науки не выходит за пределы названного этапа. Современная наука пока не смогла стать реальным фактором в формировании права, ее влияние на функционирование государственного аппарата неочевидно. В связи со сказанным и рассчитывая на спиралевидное развитие общества можно ожидать, что наука еще сможет вернуть себе некогда утраченные позиции.

В настоящем исследовании освещены возможности юридической науки выступать в качестве формы права, что уже имело место в истории.

Влияние и силу наука приобретает в силу верности и эффективности положений, воспринятых практикой. Чаще такой статус получают результаты коллективных работ известных правовых школ. Именно они образуют сложившееся мнение юристов, которое по происхождению и результативным свойствам сродни обычному праву.

В отечественной науке накоплено достаточно аргументов для отказа науке в признании ее формой права. Наиболее часто подчеркивается такой недостаток юридической науки как отсутствие законодательного статуса, низкое качество исследований.

Возрастание роли науки в правотворчестве видится через призму повышения качества научных исследований и рост правовой культуры законодателя.

В параграфе третьем — «Формы выражения судебной практики;

законодательные и социально-психологические факторы» - в результате исследования сформулировано понятие формы выражения судебной практики, которая представляет собой внешнюю оболочку, позволяющую единообразно устанавливать ее содержание.

В работе большое внимание уделяется социально-психологической стороне проблемы. Анализ материалов судебной практики, переписки высших судебных инстанций с гражданами, результаты анкетирования судей показали, что восприятие субъектами права судебной практики существенно влияет на действительную роль этих документов в регулировании общественных отношений.

Для выделения форм выражения судебной практики использованы два основания: 1) законодательное регулирование и 2) признание, учет в юридической практике субъектами права.

Постановления пленумов высших судебных органов - наиболее изученная форма выражения судебной практики. В работе отмечается, что реальная сила этих актов выходит за пределы судебной системы. Их добровольно и инициативно признают обязательными граждане и другие субъекты права. Есть объективные основания для столь высокой оценки этих документов, поскольку материалы постановлений содержат итоги сложившейся практики, в них находят выражение судебные толкования.

Действующее законодательство предусматривает такую форму выражения судебной практики как информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. В работе выявлена определенная тенденция относительно силы этих актов: она идет по восходящей линии от органа, его принявшего через непосредственных адресатов к сторонам арбитражных дел, т.е. к тем, к кому эти письма согласно законодательству вообще никакого отношения не имеют.

К формам выражения судебной практики могут быть отнесены решения по принципиальным делам, т.е. те, в которых дана оценка нормативных правовых актов, сформулированы правоположения или их предмет имеет большое общественное значение. Придание конкретному решению всеобщего значения тяготеет к прецедентной модели.

Основанием для отнесения к формам выражения судебной практики писем судей Высшего Арбитражного Суда РФ являются особенности их восприятия субъектами права. В работе рекомендовано органам судебной власти учитывать имеющиеся психологические феномены.

Полученные в ходе исследования выводы адресованы судейскому корпусу с целью привлечь внимание его представителей к тому, что все акты, исходящие от суда, имеют определенную силу, если не обязательную, то воспитательную. В дореволюционной теории (Е.Н. Трубецкой) высказывалась идея о силе авторитета, которая значительней авторитета силы. С учетом сказанного, несовпадение законодательного основания с общественным признанием вполне покрывается авторитетом судебной власти.

Четвертый параграф - «Способы влияния судебной практики на правотворчество: содержание и классификация» - посвящен вопросам организации, учета и классификации воздействия судебной практики на правотворческий процесс. Под влиянием судебной практики понимается воздействие сложившейся линии правоприменительной деятельности на процесс создания нормативных правовых актов правотворческими органами.

Влияние судебной практики классифицировано по различным основаниям. Наличие (отсутствие) посредников между законодателем и судебной практикой свидетельствует о существовании опосредованного и непосредственного влияния, которое может осуществляться как легитимно, так и противоправно (условно-правомерно). В отечественной (Д.А. Керимов) и зарубежной (Р. Давид, А. Нашиц) юридической науке используется выражение «творческая роль судов» для характеристики неправовой формы воздействия судебной власти на процесс формирования права. Наличие подобного явления подтверждается результатами анкетирования: 40,9% респондентов отмечают мягкие (они же условноправомерные) формы творческой роли судов.

Влияние может различаться в зависимости от его последствий для текста нормативного правового акта. Воздействие может не затронуть буквенное обозначение, но повлиять на его понимание. В ином случае текст акта изменяется через правотворческие процедуры.

Непосредственное влияние происходит путем восприятия законодателем судебной практики. В работе обоснован вывод о том, что единичные эпизоды судебной деятельности, нашедшие отражение в решениях по конкретным делам, не должны использоваться законодателем, так как они делают уязвимыми его решения.

Опосредованное влияние проявляется в том, что судебная практика может изменить понимание смысла правовой нормы. 56,3% опрошенных судей считают, что судебная практика может существенно изменить понимание нормы права, блокировать ее применение по мотивам несправедливости, целесообразности.

При опосредованном влиянии происходит закрепление в законодательстве результатов судебной практики, выявленных разными способами. Информация о состоянии законности и правопорядка может дойти до законодателя по разным информационным каналам. Эти сведения носят эмпирический характер и специально не ориентированы для решения конкретных правотворческих задач. Установить, воспользовался ли ими законодатель, достаточно сложно.

Прямое воздействие судебной практики на правообразование представляется весьма спорным, особенно в случаях непосредственного судебного творчества. В этом варианте правоприменительная деятельность превращается в правотворческую, а сами акты судебной власти становятся формой права.

Правомерным способом влияния судебной практики на правотворчество является реализация права законодательной инициативы.

В работе обосновывается тезис о том, что поводом для реализации этого правомочия должны выступать выявленные практикой пробелы. Подобная модель должна служить естественным продолжением непосредственного способа влияния судебной практики на правотворчество.

Опасения относительно того, что судебные органы будут отвлекаться от правоприменительной деятельности и активно участвовать в политическом по своей сути законодательном процессе не оправдались, что подтверждается и статистическими данными, свидетельствующими о незначительности этого участия. От одного до четырех процентов колеблется доля проектов, внесенных судебными органами в Государственную Думу Федерального Собрания РФ.

По итогам исследования законодательства и практики реализации права законодательной инициативы сформулирован вывод о том, что устранение судебных органов из законопроектной деятельности повлечет два вредных последствия. Во-первых, правотворческий процесс потеряет участников высочайшей квалификации. Одновременно судебная практика утрачивает статус источника права, но приобретает другой - информатора о состоянии законодательства и пробелах в нем. Ее влияние из прямого (непосредственного) становится опосредованным.

В Заключении сформулированы рекомендации по обеспечению системности форм права.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»