WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Второй этап (1958 г. – август 1959 г.) стал началом деятельности по формированию международного имиджа Н.С.Хрущева как целевого проекта, представляющего собой спланированные пропагандистские акции. Политические, организационные и научно-технические предпосылки для реализации полномасштабного пиар-проекта «Хрущев для мира» сложились в 1957 г.: 1) благодаря устранению с политической сцены влиятельных конкурентов – «антипартийной группы» и маршала Г.К.Жукова - Хрущев укрепил свои позиции внутри высшего слоя советского руководства, став по сути единоличным лидером страны; 2) перестройка советской внешнеполитической пропаганды создала необходимые организационные условия для формирования позитивного имиджа Хрущева на мировой арене; 3) успехи в реализации советской космической программы (запуск искусственного спутника Земли) обозначили приоритет страны на важнейшем направлении научнотехнического соревнования между Востоком и Западом (фактически между СССР и США) – это создало предпосылки на выстраивания диалога и в других областях на равноправной основе.

Третий этап (сентябрь 1959 г. – апрель 1960 г.) с точки зрения реализации проекта формирования позитивного образа Хрущева на Западе был наиболее успешным периодом, на который пришелся пик популярности советского лидера в западном мире. Ключевую роль в процессе презентации и восприятия Хрущева играли два события – визит в США в сентябре 1959 г. и визит во Францию в марте 1960 г.

Концепция имиджа Хрущева в этот период точно соответствовала как задачам советской внешней политики, так и интересам аудитории, на которую данный имидж транслировался. Благодаря усилиям Хрущева и работавших на него пропагандистских служб образ Советского Союза приобретает в глазах западного мира ряд положительных черт, за Хрущевым закрепляется имидж лидера-«миротворца». Особенностью данного этапа является то обстоятельство, что позитивные перемены в международной политике были связаны прежде всего со сферой презентаций (имиджей), а не со сферой решений, поскольку конкретных соглашений по главным проблемам мировой политики достигнуть тогда не удалось.

На четвертом этапе (май 1960 г. – октябрь 1962 г.) – от «шпионского скандала» с американским самолетом-разведчиком до Карибского кризиса - происходит частичное изменение концепции международного имиджа Н.С.Хрущева за счет акцентирования внимания на его силовой компоненте. Это репозиционирование, обусловленное сменой тактических задач Кремля, вместе с тем привело к очевидным имиджевым потерям, когда образ Хрущева-миротворца в глазах западной аудитории сменился на противоположный (угроза миру).

Пятый этап (ноябрь 1962 г. – октябрь 1964 г.) в процессе формирования международного имиджа Н.С.Хрущева связан с новым положительным позиционированием. Эти изменения имели конструктивную природу, т.е. были обусловлены не столько удачными презентациями, сколько конкретными политическими решениями, прежде всего выходом из Карибского кризиса и подписанием межгосударственного соглашения о запрещении ядерных испытаний в трех средах.

Процесс формирования международного имиджа Н.С.Хрущева обладал, таким образом, определенной динамикой. Образ советского лидера в мире складывался под влиянием как новых внешнеполитических задач, так и перемен в расстановке сил внутри политического руководства страны.

Во второй главе – «Стратегии построения и репрезентации образа Н.С. Хрущева для Запада» - анализируются содержательные аспекты деятельности по конструированию и презентации международного имиджа советского лидера. Стратегии построения и репрезентации образа Н.С.Хрущева для Запада представляли собой совокупность правил и методов, используемых при создании его международного имиджа. Стратегически образ Хрущева выстраивался под решение задач советской внешней политики, тактически – был ориентирован на особенности конкретной ситуации и личные возможности Н.С.Хрущева.

Первый параграф – «Индивидуальные особенности Н.С.Хрущева как политического лидера» - посвящен характеристике его лидерских качеств, психологического склада, способностей к самопрезенции.

Личные качества Н.С.Хрущева задавали определенные рамки при конструирования его образа, предназначенного для трансляции на Запад. По типу психологического склада Н.С.Хрущев относился к лидерам с высокой потребностью в достижении. Лидеры этого типа в международных отношениях более кооперативны, менее конфликтны, склонны к минимальным военным действиям. «Кабинетной» политике они предпочитают личные встречи с лидерами других государств. Для Хрущева власть играла прежде всего инструментальную функцию, т.е.

служила средством осуществления достижений. В соответствии с этой особенностью его международный имидж тоже имел «инструментальный» характер, выстраивался под конкретную задачу.

Стиль поведения Хрущева в международных делах определял прагматизм. Не будучи догматиком, он обнаруживал способность отменять решения, оказавшиеся ошибочными (что доказывает его поведение в период Карибского кризиса). Однако меняя тактику в критических ситуациях, Хрущев мог демонстрировать исключительное упорство в отстаивании неконструктивной линии, когда обстановка не грозила какими-либо серьезными осложнениями (поведение на сессии Генеральной ассамблеи ООН в 1960 г.).

Хрущев много работал над своим имиджем. Благодаря природным актерским качествам и способностью к самопрезентации он был мастером перфоманса и импровизаций. Импульсивность и эмоциональные вспышки советского лидера, дававшие повод упрекать его в непредсказуемости, часто были обычными имиджевыми трюками.

Открытость и демократизм также являлись частью имиджевой стратегии Хрущева. Он охотно встречался с западными журналистами, устраивал пресс-конференции, давал интервью, и, при этом, следил за тем, чтобы его жесты, поступки, высказывания имели соответствующий резонанс.

Ряд личных качеств Хрущева благоприятно работали на его имидж, в их числе стремление к лидерству, природное актерство, коммуникабельность, прагматизм. Другие качества Хрущева – недостаток образования, нетерпимость к чужому мнению, комплекс «груза прошлого» и др. могут рассматриваться как факторы, негативно влияющие на процесс формирования его международного имиджа.

Второй параграф – «Позиционирование и создание персональной легенды Н.С.Хрущева» - посвящен технологии выстраивания его нового образа, предназначенного для трансляции на западную аудиторию.

Построение имиджа начинается с позиционирования. Эффективность международного имиджа зависит прежде всего от соответствия выбранных позиций-ролей как задачам внешней политики государства, от лица которого выступает лидер, так и особенностям международной обстановки.

В процессе работы над международным имиджем Хрущева советским службам пропаганды, особенно вначале, пришлось преодолевать расхожие стереотипы восприятия Хрущева, существующие на Западе. Во-первых, в западных средствах массовой информации за Хрущевым закрепилась репутация «аграрника», специалиста по сельскому хозяйству, что создавало препятствия для позиционирования его в роли первого лица государства и «эксперта» в международных делах. Во-вторых, негативное влияние на международный имидж Хрущева оказывало его восприятие как «наследника» Сталина и нового советского диктатора. Преодоление этих стереотипов происходило не только благодаря политическим решениям, но и в результате использования пиар-технологий.

Позиционирование Хрущева от противного (как не Сталина) стало одной из его ключевых имиджевых ролей.

Помимо презентации Хрущева в роли антипода Сталина в концепции имиджа Н.С.Хрущева, транслируемого на Запад, ключевое значение имели три позиции: 1) «миротворец» (варианты при репозиционировании – «борец за мир», «защитник мира»), 2) «полномочный представитель Советского Союза»; 3) «коммунист №1» (вариант «полномочный представитель лагеря социализма»). Этот образ закреплялся в персональной легенде (официальной биографии) и транслировался на аудиторию.

Позиционируя Хрущева как борца за мир, советская пропаганда сделала вдвойне удачный ход, поскольку образ этот работал на авторитет лидера не только за рубежом, но и внутри страны. Для граждан Советского Союза, недавно переживших разрушительную войну, мир был абсолютной ценностью, поэтому презентируя главный смысл деятельности Хрущева как борьбу за сохранение мира, пропаганда точно учитывала интересы и потребности отечественной аудитории. Позиция «миротворца», однако, оказалась не такой устойчивой в глазах аудитории западной. Благоприятное впечатление, которое вначале произвел Хрущев на западную публику, представ перед ней в «мантии мира», в результате последующего демарша в ситуации «шпионского скандала» 1960 г. сменилось недоверием и сомнениями в искренности миролюбивых заявлений советского руководителя. Эти заявления находились кроме того в очевидном противоречии с часто повторяемым Хрущевым тезисом - о неизбежной гибели капитализма в «исторической перспективе». Ядерный блеф, к которому прибегал советский лидер, тоже не прибавлял его образу черт доверия.

Неоднозначное восприятие вызвала и другая ключевая позиция имиджа Хрущева - «коммунист № 1». С одной стороны, стиль поведения Хрущева, представшего перед западной публикой в образе «обычного» человека вместо ожидаемого «коммунистического монстра», способствовал формированию позитивного образа не только Хрущева, но и Советского Союза. Вместе с тем совмещение в одном лице двух имиджевых позиций – «коммуниста №1» и «полномочного представителя государства» («товарища» и «господина») – в глазах западных партнеров Хрущева выглядело отнюдь не бесспорным.

Подобное совмещение не только создавало проблемы на уровне дипломатического протокола, но и вызывало подозрение принимающей стороны относительно стремления Хрущева превратить официальный визит в «пропагандистское турне».

Для восприятия имиджа как определенного набора значимых для аудитории символов большое значение имеет ритуализация действий политика. Трансляция образа «полномочного представителя СССР» закреплялась на уровне ритуала «рапорта трудящимся» после возвращения Хрущева из очередного зарубежного визита. Процедура «рапорта» складывалась постепенно, она становилась составной, завершающей частью визита, символизируя причастность всего народа к деяниям своего руководителя.

Создатели персональной легенды Хрущева в целом успешно справились со своей задачей. Его официальная и транслируемая на западную аудиторию биография была выстроена в соответствии с выбранным имиджем. Акцент в ней делался на демократичном («из народа») происхождении, «шахтерском» прошлом, военных заслугах.

Помимо анкетных данных в персональной легенде, транслируемой на Запад, выделялся комплекс индивидуальных качеств советского лидера: демократизм в общении, энергичность, крепкое физическое здоровье. Преодолев советскую традицию, новые биографы придали облику Хрущева «для мира» значимые для зарубежной аудитории черты, например, наличие семьи, которая путешествовала вместе с ним.

Однако информации личного свойства о советском премьере было попрежнему недостаточно, из-за этого его международному имиджу не хватало черт, формирующих доверие аудитории.

В третьем параграфе – «Визуальные и вербальные характеристики имиджа Н.С.Хрущева» - анализируются внешний вид, характерные жесты и высказывания советского лидера, ставшие частью его имиджа. Визуальные и вербальные характеристики имиджа Хрущева в целом соответствовали выбранным позициям-ролям.

Внешний вид, манера поведения, речь, жесты Хрущева призваны были демонстрировать «стиль предельной простоты», который взял на вооружение советский лидер. Имидж Хрущева прошел испытание по всем визуальным и вербальным каналам, при этом его визуальные презентации были, как правило, удачнее, чем представление «на словах». Хрущев был первопроходцем среди советских лидеров, освоившим формат телевидения.

У Хрущева, безусловно, было чувство стиля – в том смысле, что он умел выбирать одежду, адекватную своим внешним данным и статусной позиции. Первым шагом к созданию нового визуального образа советских руководителей был отказ от военизированного стиля одежды, распространенного при Сталине. Однако освоение дипломатического протокола, предписывающего dress-code, далось Хрущеву не так легко, как смена «сталинки» на «украинку». Несмотря на «простой» стиль в одежде Хрущев следил за тем, чтобы выглядеть в глазах западной публики достойно. Приверженность к отечественной продукции, которую он демонстрировал, служила одновременно визуализацией патриотического начала в действиях советского лидера.

Хрущев, как правило, удачно использовал символический язык жестов. Демонстративные поездки в открытых автомобилях во время зарубежных визитов, рукопожатия и обмен головными уборами с «простыми» людьми призваны были визуализировать демократизм, дружелюбие и общительность советского лидера. Вручение лунного вымпела, значков и прочих атрибутов с изображением спутника, прибытие в США на новом самолете символизировали приоритет СССР в научно-технической области. Были в этом ряду и неудачные жесты, как, например, инцидент с ботинком в ООН.

Достаточно противоречиво складывалось и вербальное наполнение международного имиджа Хрущева. Он был хорошим оратором, умел находить для массовой аудитории ясные и доступные формулировки. Очевидцы подчеркивают образность и красочность его языка. Однако это достоинство, которое могла оценить отечественная аудитория, часто оборачивалось в свою противоположность перед аудиторией зарубежной. Неосторожные выражения Хрущева (например, «мы вас закопаем») стали одной из причин, обусловивших негативную динамику изменения его образа в глазах западного мира.

Анализ документов доказывает, что формирование имиджа Н.С.Хрущева для Запада представляло собой управляемый процесс.

Международный имидж советского лидера выстраивался по всем правилам пиар-деятельности, хотя во времена Хрущева еще не существовало терминологии, используемой современными пиартехнологами.

В третьей главе – «Роль прессы в формировании международного имиджа Н.С.Хрущева» - рассматриваются особенности представления образа Н.С.Хрущева на страницах советских и западных печатных изданий. Пресса служила главным каналом формирования и трансляции международного имиджа Н.С.Хрущева. В этом процессе были задействованы как советские, так и зарубежные издания. Вместе с тем технологии использования в целях проникновения позитивного образа СССР и Хрущева на Запад отечественных и зарубежных СМИ существенно отличались.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»