WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

4. Неадекватность СО и притязаний связана с неудовлетворенностью актуальным статусом, отсутствием четких планов на будущее, увеличением временной перспективы без содержательного ее осмышления, понижением эмоциональной устойчивости, а также преобразованием типа межличностных отношений – сочетанием дружелюбия, склонности к сотрудничеству и компромиссам с направленностью к социуму для установления широкого круга полезных контактов в силу стремления к лидерству и желания находиться в центре внимания.

Апробация работы Материалы диссертации были представлены на Международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов-2006», на Международной конференции «Психология общения – 2006: на пути к энциклопедическому знанию», на заседании кафедры общей психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Содержание диссертации отражено в 7 публикациях.

II. СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении дается общая характеристика исследования, обосновывается его актуальность, описывается методологическая основа, указываются объект и предмет изучения, ставятся цель и задачи, раскрывается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава посвящена аналитическому обзору отечественной и зарубежной литературы, отражающей существующие подходы к разработке проблемы СО и УП, измерению параметров последних и представлению об их соотношении.

Приводимые в главе исследования, касающиеся оценки себя, свидетельствуют о значительном внимании к этому конструкту. СО, как правило, рассматривается как один из аспектов самосознания наряду с такими понятиями, как «Я-концепция» (Кон, 1978, Wylie, 1979, Бернс, 1986), «самоотношение» (Липкина, 1976, Столин, 1983, Боязитова, 1998а), «самоприятие», «чувство собственной ценности» (Якобсон, Морева, 1985), «самоуважение», «само-эффективность» (Branden, 1969, Шварцер, Ерусалем, Ромек, 1996, Бандура, 2000), «доверие к себе», «осознание себя», «взгляд на себя», «образ себя», «удовлетворенность собой» (Wells, Marwell, 1976) и т.д. Однако следует констатировать, что к настоящему времени, несмотря на многочисленные работы, отсутствует единое определение этого личностного образования, что вносит известную путаницу в экспериментальное изучение и усложняет сравнение результатов, полученных разными авторами. Существующие варианты интерпретации СО можно разделить на три класса: 1. Часть «Я-концепции», входящая либо целиком отождествляемая с эмоционально-ценностным отношением субъекта к себе (такая трактовка содержится в зарубежной психологии и переносится в отечественную, оставаясь весьма распространенной (Rozenberg, 1965, Coopersmith, 1967, Wylie, 1974-1979, Столин, 1983, Бернс, 1986, Соколова, 1989, Куненков, 2004, Чупина, 2004, Дутчина, 2004, Фонталова, 2004 и мн. др.)). 2. Когнитивная подструктура, которая обобщает прошлый опыт человека и организует, структурирует новую информацию о «Я», т.е. фиксирует знание индивида о себе (Кон, 1978, Цоков, 1984, Тульчинский, 1996), СО — это образ-Я субъекта. В этих двух концепциях СО смешивается с другими компонентами самосознания, теряя свою самостоятельную природу. 3. По мнению отдельных авторов (Бороздина, 1992, 1999, 2003), СО не сводится ни к образу-Я, ни к эмоционально-ценностному отношению к себе. Образ-Я как элемент самосознания является комплексом сведений человека о нем самом, отвечающим на вопрос: чем я обладаю; в данной подструктуре происходит фиксация знаний субъекта о себе.

СО представляет собой критическую позицию индивида по отношению к собственному потенциалу и отвечает на вопрос: чего стоит то, что я имею — это не констатация, а именно оценка, проводимая субъектом согласно принятой системе ценностей. Знание о себе служит необходимым материалом для СО, последняя в свою очередь дает возможность соотнести отдельные стороны «образа-Я» с определенной системой ценностей. Следует также разделять СО и самоотношение, воплощающее устойчивое чувство человека к себе; оценка себя ведет к определенному самоотношению, задает его модус. Данный подход является наиболее адекватным в силу своей обоснованности и четкого прописывания места и роли СО в структуре самосознания, а также связи ее с другими его компонентами.

Благодаря большому количеству исследований СО, в основном, экспериментальных, изучена ее связь с характеристиками интеллектуальной деятельности (Бороздина, Рощина, 1989, Павлюшина, 1995, Носенко, 1998), особенностями эмоциональной (Choquet et al., 1993, Kernis, 1993, Kernis et al., 1993, Бороздина, 1999, Бэрон, Ричардсон, 2000, Каширский, 2002, Смирнова, Хузеева, 2002, D’Zurilla et al., 2003 и др.) и мотивационной сферы (Tice, 1993, Wood et al., 1995, Да Круш Сампайо Антеро, 1995, Тульчинский, 1996, Гордеева, 2002), влияние оценки себя на психические состояния (Прохоров, 1999), определена ее возрастная динамика (Бороздина, Молчанова, 2001) и др. При этом необходимо отметить, что почти все полученные результаты относятся к высоте и в меньшей степени к адекватности СО; ее устойчивость вызывает гораздо более слабый интерес. Однако обнаруженная в некоторых работах связь стабильности оценки себя с рядом эмоций (Kernis, 1993, Kernis et al., 1991, 1993, Butler et al., 1994, Roberts et al., 1996) указывает на важность выяснения особенностей устойчивой и флексибельной СО, а также причин возникновения последней.

В отношении притязаний достигнуто определенное единодушие в его интерпретации:

большинство авторов рассматривают УП как «уровень трудности выбираемых субъектом целей» (Бороздина, 1985; 2000, с.10-11).

Автор первых работ в области притязаний Ф.Хоппе связывал УП с уровнем Я, под которым подразумевалась структура, программирующая динамику выбора целей субъекта и используемая наряду с терминами «самосознание» и «концепция-Я». Тесная связь СО с характером деятельности послужила основанием для широко распространенной интерпретации уровня целеполагания как отражения СО в конкретных действиях. Длительное время данные конструкты рассматривались как изоморфные, что допускало применение пробы на УП для измерения оценки себя. Подобный взгляд основывался на предположении о точном соответствии параметров СО и УП (Серебрякова, 1956, Steiner, 1957, Diggory, 1966, Зейгарник, 1981, Захарова, 1989 и др.). Однако более глубокое изучение выявило, что наряду с совпадением регистрируется также расхождение притязаний и оценки себя по параметрам высоты (Coopersmith, 1959, Коломинский, 1972, Божович, Славина, 1976, Бороздина, Видинска, 1980, 1986, Бороздина, 1999), адекватности и устойчивости (Бороздина, 1999), что свидетельствует о необходимости разделения обсуждаемых феноменов и применения разных методов их регистрации. В цикле специально проведенных работ было экспериментально и статистически доказано, что СО и УП представляют собой самостоятельными образованиями, соответствие характеристик которых фиксируется только примерно в половине случаев (Бороздина, Видинска, 1980, 1986, Бороздина, 1999). Таким образом, можно утверждать, что УП далеко не всегда является точным отражением СО.

Обнаружено, что при гармоничном сочетании анализируемых конструктов отмечаются самоприятие и комфорт в эмоциональной сфере, в то время как их дивергенция сопряжена с ростом личностной тревожности, агрессивности, изменением типа реакции на фрустрацию и стиля межличностных отношений (Бороздина, 1999, 2000). При подъеме УП относительно СО, когда субъект при достаточно скромном представлении об имеющихся у него достижениях высоко целеполагает, наблюдаются недовольство собой и достигнутым, намерение изменить, а иногда сломать сложившееся положение. В случае рассогласования СО и УП высокие выборы целей — следствие не высокой СО, а желания создать для нее базу, повысить потенциал самовосприятия за счет упорных попыток реализовать успех на удовлетворяющем человека уровне. Это вызывает внутренний дискомфорт, повышение индекса тревожности, агрессивность, фрустрированность, что свидетельствует о личностном неблагополучии (Бороздина, Залученова, 1989, 1993, Былкина, 1995, Бороздина, Капник, 2002). Расхождение уровней СО и притязаний в пользу последних мотивирует человека к высоким достижениям, но ситуации, когда субъект в собственном представлении или объективно ставит себя в условия неудачи или риска, провоцируют вторичное снижение СО. Заниженный УП по сравнению с СО, что встречается в значительно меньшем проценте случаев, говорит об известной осторожности субъекта, избегании риска, оберегании достигнутого, отсутствии уверенности в прочности занятой позиции, не являясь бесспорным свидетельством реального снижения СО (Бороздина, Видинска, 1980, 1986, Бороздина, Залученова, 1989, 1993).

В контексте изложенных данных, вскрывающих как факт несоответствия высот СО и УП, так и следующий за этим эмоционально-мотивационный шлейф в виде роста тревожности, фрустрированности, агрессивности, изменения стиля межличностного общения, возникает необходимость проанализировать, как соотносятся данные конструкты по параметрам устойчивости и адекватности, и выяснить, сопровождается ли дивергентное сочетание СО и притязаний по указанным измерениям аффективно-мотивационным «аккомпанементом», подобным тому, какой имеется при разведении изучаемых образований по высоте. В последующих главах изложен материал экспериментального изучения соотношения СО и УП по показателям устойчивости и адекватности, а также особенностей эмоционально-мотивационной сферы и характеристик темперамента при различных вариантах соположения этих образований.

Вторая глава содержит описание связи возможных форм сочетания указанных конструктов по измерению стабильности с уровнем личностной тревожности, фрустрированности, агрессивности, особенностями интерперсонального взаимодействия и рядом темпераментных свойств.

В опыте были использованы следующие методики: модифицированная техника самооценки Дембо-Рубинштейн (Бороздина, Видинска, 1986); изучение притязаний по схеме Хоппе-Юкнат (Бороздина, 1985); шкала личностной тревожности MAS (Taylor, 1953);

адаптированный тест Розенцвейга (Тарабрина, 1994); модифицированная методика диагностики межличностных отношений Лири (Психодиагностика, 2005); опросник 16ЛФ Кэттелла (Пантилеев, 2001); прогрессивные матрицы Равена, сопоставление результатов фактического выполнения которых с ожидаемыми в соответствии с оценкой самих испытуемых служило критерием адекватности СО; тест структуры темперамента В.М. Русалова (1992); методика изучения индивидуально-психологических черт личности Г.Айзенка (Психодиагностика, 2005);

тест Хека-Хесс (Hock-Hess, 1976).

В исследовании приняло участие 160 человек: 80 женщин и 80 мужчин в возрасте от до 20 лет. Во избежание интерференции эмоционально-мотивационного сопровождения, вызываемого разведением высотных характеристик СО и УП, с возможными мотивационноаффективными изменениями, определяемыми несоответствием СО и УП по параметрам устойчивости и адекватности, для эксперимента отбирались испытуемые только с равными по уровню конструктами.

По параметру устойчивости СО и УП формировались четыре группы обследуемых: I – респонденты с синхронно стабильными СО и УП – 40 человек; II – лица с неустойчивыми оценкой себя и притязаниями – 40 человек; III – субъекты с лабильной СО и устойчивым УП – 40 человек; IV – испытуемые с устойчивой СО и флексибельными притязаниями – 40 человек.

Соотношение мужчин и женщин во всех группах было равным.

Обследуемым давался расширенный стандартный набор шкал, разработанный для данного возраста (Бороздина, Молчанова, 2001). Устойчивость СО устанавливалась по ее профилю, т.е. как устойчивость по шкалам. Лабильными признавались кривые с размахом на два сектора и более, с частыми и высоко амплитудными изменениями. Помимо того, рассматривалась устойчивость СО во времени, для чего набор шкал предъявлялся участникам эксперимента повторно с интервалом не менее 2-3 недель; отклонение в локализации 2/отметок и более от первоначальных, равное или превышающее 1/4 сектора, служило признаком нестабильности. По окончании второго заполнения проводился сеанс клинической беседы с целью выяснения аргументации демонстрируемых позиций СО.

Показателем неустойчивости УП считалось наличие в паттерне целеуказания резких, повторяющихся (3 и более) повышений либо понижений уровня сложности избираемых задач с интервалом от 3 ступеней трудности.

Сопоставление результатов группы с устойчивыми конструктами и лиц, имеющих попарно нестабильные образования, выявило ряд статистически достоверных различий по итогам каждой из проведенных методик. Испытуемые со стабильными оценкой себя и уровнем целеполагания обладают высокими СО и УП, соответствующими возрастным нормам; их СО достаточно дифференцирована и очень устойчива во времени; идеалы высоки и осмысленны;

обследуемые I группы уверены в себе, ориентируются на собственное мнение; четко аргументируют тактику выбора задач в пробе на УП, поясняя практически каждый совершенный шаг; имеют низкий или средний индекс личностной тревожности (медиальный балл – 11,5); эмоционально устойчивы; в тесте Розенцвейга демонстрируют импунитивное направление реакций, фрустрирующее событие рассматривается как малозначащее, оно игнорируется или обесценивается, по типу реакций ориентированы на удовлетворение потребности, означающее стремление к разрешению неблагоприятной ситуации и поиску оптимального выхода. Эти люди не испытывают сложностей в интерперсональном взаимодействии, легко налаживают новые контакты, причем основным для них является удовольствие от общения; они энергичны, упорны, настойчивы и вместе с тем склонны к сотрудничеству, кооперации, дружелюбны. Субъекты группы устойчивых обнаруживают вполне гармоничный стиль межличностных отношений, в котором конгруэнтность в контактах с окружающими и установка на компромиссы проявляются наряду с независимостью, стремлением к лидерству и доминированию. Найденный комплекс личностных черт сочетается с такими темпераментными особенностями, как высокая пластичность – способность быстро переключаться с одного вида деятельности на другие, устанавливать социальные связи, поддерживать широкий круг знакомств (Русалов, 1992); низкая предметная и социальная эмоциональность, отражающая отсутствие выраженной чувствительности к неудачам в профессиональной и коммуникативной сферах, беспокойства по поводу оценок окружающих (Русалов, 1992).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»