WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Конечно, исходя из того, что представители династии были связаны с Аполлоном, основное внимание уделялось святилищам этого бога. В первую очередь речь может идти о святилище в Дидимах, где, согласно легенде, Селевк получил пророчество относительно своего будущего царствования, а также о созданном самими Селевкидами святилище в Дафне, которое также было посвящено Аполлону и Артемиде Даиттайским. Помимо этого, Селевкиды не обходят своим вниманием и главное святилище Аполлона на эллинской земле в Дельфах, посылая туда многочисленные дары. Связь с божественным могла проявляться и другими способами. В Смирне было организовано святилище Афродиты Стратоникиды, в жизни которого монархи принимают самое непосредственное участие. Такую же роль, вероятно, играли и посмертные культы монархов.

Не отрицая того, что городской царский культ можно считать лишь формальным проявлением уважения со стороны греко–македонского населения, как его, наверное, и расценивали представители динаcтии, можно предположить и другое его значение. Для монархов государства Селевкидов, активно пропагандирующих свою связь с божественным, организация таких культов была прекрасным средством пропаганды этой идеи, следовательно, представители династии были сильно заинтересованы в оказании им божественных почестей. Городской царский культ в таком виде полностью вписывается в ту систему отношений, которая сложилась между городом и царской властью в данный период.

Ситуация меняется только в период правления Антиоха III. Согласно царскому эдикту, разосланному, видимо, по всей стране, в государстве вводится общегосударственный культ самого правителя и его жены царицы Лаодики, который контролировался самим монархом. Рассмотрению этого явления посвящен раздел «Династический царский культ». Этот культ имел свою систему жрецов и жриц, имена которых должны были вписываться в контракты, и был отделен от посмертного культа предков. Эта система, несомненно, была введена по решению самого царя и этим кардинально отличается от городских царских культов предыдущего периода. Причиной введения этой новой системы могла стать внешнеполитическая обстановка в государстве, сложившаяся в правление Антиоха III, причем повлиять на это решение могли как успехи царя во внешней политике, так и неудачи, требовавшие усиления царской власти внутри государств. Новая система царского культа имела свои особенности и другое значение, и она должна являться темой отдельного исследования.

В главе IV «Политика Селевкидских царей по отношению к местному населению (Вавилония)» рассматриваются взаимоотношения царской власти и населения этого региона. Цари из династии Селевкидов уделяли особое внимание древневавилонским святыням. На протяжении всего рассматриваемого периода монархи, члены их семей некие высокопоставленные лица, близкие к царскому двору, принимают участие в основных религиозных праздниках, совершают жертвоприношения, приносят разнообразные дары в храмы. Кроме того, регулярно самими монархами или же другими лицами совершаются жертвоприношения в вавилонских святилищах с формулой «во имя жизни царя». Селевкидские цари удостаиваются религиозного титула «сатамну», сами вавилоняне называют их попечителями храмов.

В правление Селевка Никатора появляются легенды, имеющие своей целью распространить среди местного вавилонского и греческого населения идею о том, что власть династии божественно обоснованна, причем одобрена она не только греческими богами, но и божествами вавилонского пантеона через прорицания халдейских астрологов. Таким образом, снова налицо идея об избранности династии и о ее божественном начале, причем в данном случае Селевкиды пропагандируют связь не с представителями Олимпа, а с чужеземными богами. Пропаганда этой идеи сближает политику Селевкидов в отношении греческого населения с политикой, направленной на жителей Вавилонии.

Тем не менее, нет оснований говорить о наличии в Вавилонии такого института как царский культ. До нас не дошло свидетельств о строительств алтарей, о жертвоприношениях лично монархам династии, о каких–либо связях Селевкидских монархов с древневавилонскими божествами.

Единственное о чем может идти речь, как уже упоминалось выше – это об особом отношении представителей династии к старым религиозным центрам, выраженном, как правило, в участии в культовых ритуалах.

Можно говорить о том, что в целом политика Селевкидов по отношению к данному региону была более, чем доброжелательной.

Представители династии, так же, как и в отношении с представителями греческих полисов, стремились максимально соответствовать идеалу древневосточного правителя – а именно быть мудрым, внимательным к поданным, благочестивым к религии и старинным обычаям, посредником между миром богов и миром людей. Тем не менее, в отличие от греко– македонцев, вавилоняне являлись для Селевкидов только поданными и никоим образом не могли иметь в государстве статуса, подобного положению греческого населения. Исходя из сделанного в предыдущей главе предположения о том, что царский культ был необходим как Селевкидам в целях пропаганды своей политики, так и гражданам греческих полисов для того, чтобы добиться тех или иных привилегий, мы можем предположить, что царский культ в отношениях между Селевкидами и местным населением Вавилонии не появляется именно в силу этих причин. Несмотря на то, что некоторые старые вавилонские города могли иметь привилегии (чаще всего освобождение от уплаты каких–то налогов), вавилоняне не могли требовать от царской власти таких прав, как, например, автономия, которых добивалось население греческих полисов. Кроме того, население малоазийских городов имело возможность в случае шаткого внешнеполитического положения переходить на сторону врага, чего, несомненно, в данный период было лишено население Вавилонии. Все это и могло послужить основой того, что оказание почестей монархам, выраженных в виде царского культа, не представлялось целесообразным.

В «Заключении» суммируются основные выводы исследования (см.

положения, выносимые на защиту). Автор подчеркивает, что городские царские культы рассматриваемого периода были одной из граней пропаганды идеи о связи династии Селевкидов с божественным. Эта связь прослеживается не только с греческими богами, в первую очередь Аполлоном, но и чужеземными, например, вавилонскими. Городские царские культы явились явлением характерным и оправданным лишь во взаимоотношениях с населением греческих полисов.

Основные положения диссертации отражены в публикациях:

1. Журавлева Н.В. Селевкиды и Вавилония // Древний Восток и античный мир. № 3. М., 2. Журавлева Н.В. Некоторые принципы пропаганды царской власти в державе Селевкидов // Древний Восток и античный мир. № 4. М., 2001. С. 743. Журавлева Н.В. К вопросу о царском культе в государстве Селевкидов // Античность в современном измерении. Тезисы докладов Всероссийской научной конференции, посвященной 35-летию научного кружка «Античный понедельник». 2001. С. 61-4. Журавлева Н.В. Малоазийские города в период правления Антиоха III (223-187 г. до н.э.) // Межгосударственные отношения и дипломатия в античности. Хрестоматия. Казань. 2002. С. 180-192.

5. Журавлева Н.В. Предпосылки создания царского культа в державе Селевкидов // Древний Восток и античный мир № 6. М., 2003. С. 38 – 6. Журавлева Н.В. Селевк Никатор. Создание династии // Проблемы истории, филологии, культуры. XVII. М.-Магнитогорск. 2007. С. 255-

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»