WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Полезной для диссертанта парадигмальной установкой, отличающей все современные модели оптимизации дискурсивной практики и коммуникативного поведения в социокультурном пространстве, является положение о том, что возможность понимания другой культуры зависит не только от количества знакомых и узнаваемых культурных феноменов, не только от правильно организованного коммуникативного и дискурсивного поведения, но и от «инкультурации», самоутверждения себя в некотором культурном поле, каким, в частности, является студенческая социокультурная среда вуза.

Основой кросскультурной коммуникации студенческой молодежи является кросскультурная компетенция, под которой диссертант понимает сферу коммуникативной деятельности личности, которая в силу своей кросскультурной обусловленности воспринимается ею как естественная, сама собой разумеющаяся. Критериями измерения кросскультурной компетенции, по мнению диссертанта, являются: культурная осведомленность – совокупность знания культурных артефактов, моделей поведения, понимания необходимости и соблюдения сценариев поведения родной либо иной культуры или субкультуры; культурная идентичность – результат культурной идентификации, т.е. соотнесения и отождествления с культурными нормами и образцами поведения; нормативная идентичность – знание, понимание и принятие социальных норм.

Кросскультурная коммуникация молодежи, в том числе студенческой, реализуется в социокультурной среде, под которой диссертант понимает социально обусловленную область деятельности людей, инструментами которой являются образы, языки, знаки, смыслы, схемы, нормы, традиции, коммуникативное сознание, модели поведения, чувства, эмоции, то есть то, что составляет духовное содержание личности. Диссертант проводит анализ основных типов молодежной субкультуры в русле тезаурусной концепции молодежи Вал.А. Лукова.

Специфичность студенческой субкультуры заключается в особом характере труда, познания и общения, реализации социальных ролей, организации жизнедеятельности студентов. Несмотря на то, что сегодня отсутствует сложившаяся социализационная траектория развития студенческой молодежи и общий уровень социальной активности студенчества за последние годы существенно снизился, оно остается наиболее активным по сравнению с другими группами молодежи. Общность положения и деятельности, привязанность к центру организации учебного труда и научно-технического творчества, каким является вуз, порождает общность и относительную гомогенность учебных, научных и отчасти социальных и культурных интересов и потребностей студенчества, что оказывается более значимым, чем временность студенческого статуса, различия студентов по социальному происхождению, принадлежности к определенной этнической культуре, материальному положению.

Коммуникативная практика студенчества осуществляется в условиях культурной неустойчивости, рискогенности, и характеризуется воспроизводством и конструированием социальных отношений, значений и смыслов, ценностных и нормативных образований, что в совокупности является эффектом дискурсивной практики. Взаимодействие противостоящих культурных идентичностей, при котором происходит включение идентичностей коммуникантов друг в друга, облегчает согласование отношений в коммуникации, определяет ее вид и механизмы.

Кросскультурные коммуникации студенческой молодежи обусловлены, главным образом, студенческой социокультурной средой вуза, характерными чертами которой являются то, что она, во-первых, связана с актуализацией таких личностных качеств студенческой молодежи, как самостоятельность, самоконтроль и самоорганизованность, тенденциями к формированию независимых суждений в отношении различных явлений и, в том числе, по вопросам морали и нравственности. В процессе реализации своих прав и обязанностей у студенческой молодежи формируется ответственность за предпринимаемые действия и принимаемые решения. Собственное поведение оценивается, исходя из постоянного соотнесения его с поведением широкого круга окружающих, что вносит определенные изменения в личностную нормативную систему – т.е. развитие внутренней мотивации, согласование собственных поступков с личностными нормами неизбежно приводит к осознанию значимости моральных запретов в достижении той или иной цели.

Во-вторых, основными способами коммуникации являются взаимодеятельный и ролевой, реализующие передачу и перцепцию информации, в том числе информации нормативной. В процессе коммуникации студентов – представителей разных культур и субкультур – возникают определенные трудности в общении, что объясняется недостаточной развитостью коммуникативного сознания, различными процессами дешифровки полученных сообщений; даже блестящее владение иностранным языком не исключает непонимания и конфликтов с его носителями и требует развития культурной восприимчивости, кросскультурной компетенции, формирования определенных тезаурусных конструктов, практических навыков и умений.

В-третьих, процессы коммуникации протекают в определенных пространственно-временных рамках. Подобные условия способствуют тому, что большинство студентов, являясь носителями «экстравузовских» социальных норм и сценариев поведения, вынуждены адаптироваться к нормативным условиям студенческой социокультурной среды, что непосредственно ведет к развитию гибкости в восприятии социальных норм и моделей поведения, к формированию так называемого «контекстуального поведения».

Таким образом, кросскультурные коммуникации студенческой молодежи определены диссертантом как взаимодействие между студентами – представителями различных культур и субкультур, ориентированное на осознание и выработку практического отношения к межкультурным различиям в рамках студенческой социокультурной среды вуза.

Во второй главе – «Состояние и условия развития кросскультурной коммуникации студенческой молодежи» – представлены результаты диагностики кросскультурной компетенции студенческой молодежи, выявлены условия развития кросскультурной коммуникации студенчества и представлена технологическая модель формирования этих условий.

Необходимым условием развития кросскультурной коммуникации студенчества является уровень кросскультурной компетенции студенческой молодежи, выявление которого представляет основу для разработки соответствующих мероприятий. Диссертант определяет принципы диагностики, обозначает уровни и подуровни сформированности кросскультурной компетенции, критериями которых является различная степень знания, понимания и соблюдения социальных и культурных норм и сценариев поведения, культурной идентификации; определяет уровни развитости каждой составляющей кросскультурной компетенции – культурной осведомленности, нормативной и культурной идентичности.

Проведя их диагностику, диссертант получил возможность определить уровни кросскультурной компетенции российских и иностранных студентов (см.: рис.1).

российские студенты, 2003г.

рос. студенты с учетом мнения экспертов, 2007 г.

иностранные студенты, 2003г.

ин. студенты с учетом мнения экспертов, 2007 г.

высокий выше средний ниже низкий среднего среднего Рис.1. Соотношение уровней кросскультурной компетенции у российских и иностранных студентов.

Диссертант делает вывод о том, что большинство иностранных и российских студентов принадлежат среднему уровню кросскультурной компетенции, характеризующемуся способностью ориентироваться в новой культурной среде, то есть относительно точно интерпретировать происходящие культурные события; находить необходимую информацию, способствующую преодолению основных адаптационных трудностей; манипулировать основными дискурсивными средствами при описании своего Я и окружающих людей; переводить во внутренний план основные культурные, нормативные и скрипт-стандарты, к которым в основном относятся знакомые индивиду нормы и сценарии поведения, и не противоречащие внутренним ценностным убеждениям социальные нормы.

Однако такой уровень кросскультурной компетенции свидетельствует также и о неспособности субъектов кросскультурной коммуникации строить взаимодействие с представителями другой культуры на основе интеграции и комплиментарного принятия стандартов другой культуры, диалогичного поиска способов взаимодействия существующих норм и сценариев поведения.

Свойственное студентам либо полное приспособление к «принимающей» культуре, либо восприятие актов культурного взаимодействия как фрагментарных, не связанных с повседневными жизненными потребностями, не означает оптимальную степень сформированности кросскультурной компетенции. Результаты распределения по уровням культурной идентификации студентов, свидетельствуют о наличии кризиса идентичности, при котором отнесение себя к той или иной культуре или же социальной категории представляется затруднительным. Кроме того, несмотря на способность определять основные адаптационные трудности, студенты затрудняются в выборе средств их преодоления.

Поэтому очевидна необходимость разработки технологических основ формирования условий развития кросскультурной коммуникации студенчества в социокультурной среде вуза.

Технологическая модель формирования указанных условий включает пять блоков. Целевой блок социальной технологизации, по мнению диссертанта, 96,96,67,23,7,3,2,1,0,выражает цели деятельности, предполагаемые и возможные результаты, а также ее вероятные последствия; функциональный блок – множество функций осуществляемой деятельности, их социальные и латентные проявления;

нормативный блок – принципы и правила деятельности; операционнопроцедурный блок – операционный состав деятельности и определенную последовательность (этапов) ее осуществления; инструментальный блок – средства, способы и методы осуществления деятельности.

Целевой блок включает совокупность качеств, выражающих содержание кросскультурно-коммуникативной компетентности личности. Терминальными качествами являются: нормативная зрелость, культурная осведомленность, культурная идентификация. Формирование терминальных коммуникативных качеств – это опосредованный процесс, и оно опосредовано формированием еще одной группы качеств – инструментальных. Проведенный диссертантом анализ позволил выделить девять инструментальных коммуникативных качеств: толерантность, заинтересованность, доброжелательность, эмпатийность, отзывчивость, этикетность, коммуникативную неприкосновенность, рефлексивность, самокоррекцию. Кросскультурная коммуникация осуществляется, как правило, посредством диалога, поэтому диссертантом выделены следующие коммуникативные качества: умение слушать, наличие коммуникативных навыков, умение доказывать, самокритичность, способность к нахождению консенсуса.

Наиболее важными условиями развития кросскультурной коммуникации студенческой молодежи являются: совершенствование академической мобильности, знание иностранного языка, формирование устойчивой социокультурной нормативной среды. Особо важное значение для развития кросскультурной коммуникации студенческой молодежи имеют формирование и развитие корпоративной культуры вуза, признаками которой являются:

чувство принадлежности, «сопричастности» к вузу; субъектность сотрудников как носителей корпоративной культуры; наличие и развитие горизонтальных связей; «командный дух»; преданность; социальное партнерство; социальный обмен (идеями, ценностями, знаниями); диалог; консенсус; коллегиальность;

коллективная ответственность; концентрация творческой энергии «человеческого фактора» (знаний, духовности, креативности). При формировании корпоративной культуры вуза, а также общей социокультурной нормативной среды важно обеспечить процессы «естественного созревания» новых ценностей и эталонов поведения, их преемственности, а также баланс субкультур (функциональный блок).

Диссертантом определены принципы формирования условий развития кросскультурной коммуникации студенческой молодежи – принципы целеориентированной активности, приоритетности общечеловеческих ценностей, превентивной активности, комплексности, развития культурноинтегративных умений, неранговых сравнений, саморегуляции поведения, соответствия обучающих методов уровню кросскультурной компетенции, индивидуализации, ответственной зависимости (нормативный блок).

Диссертант выделяет и рассматривает шесть последовательных стадий (этапов) формирования благоприятных условий. Исходная стадия – определение целей формирования социокультурных условий. Следующая стадия – анализ имеющихся социокультурных условий. Третья стадия – определение степени соответствия сложившихся условий поставленным целям.

Четвертая стадия – разработка организационных мероприятий. Пятая стадия – целенаправленное воздействие на сложившиеся социокультурные условия и завершающая – шестая стадия – оценка успешности воздействий (операционнопроцедурный блок).

В качестве способов формирования условий развития кросскультурной коммуникации студенческой молодежи диссертант выделяет следующие:

закрепление социокультурных традиций, управляемая социокультурная адаптация, кураторство, коммуникативный тренинг, учеба студенческого актива, социокультурный мониторинг (инструментальный блок).

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные результаты, даются практические рекомендации и намечаются направления дальнейшего исследования поставленной в диссертации проблемы. Гипотеза исследования о том, что особенности функционирования кросскультурных коммуникаций в студенческой социокультурной среде вузов позволяют с помощью социальных технологий повысить уровень кросскультурной компетенции и обеспечить развитие кросскультурных коммуникаций студенческой молодежи – подтвердилась.

По теме диссертации автором опубликовано 14 научных работ общим объемом 12,4п.л.

1. Жукова Т.В., Бахарев В.В. Технологизация позитивной трансформации кросскультурной коммуникации студенческой молодежи // ЭТНОСОЦИУМ и межнациональная культура. 2009. №1. С. 116-137 (1,п.л. / 0,7 п.л.).

2. Жукова Т.В. Кросскультурные коммуникации в студенческой среде // ЭТНОСОЦИУМ и межнациональная культура. 2008. №2 (10). С. 157-179.

(1,4 п.л.).

3. Бахарев В.В., Жукова Т.В., Кожемякин Е.А. Кросскультурные модели дискурсивной практики (на примере студенческого самоуправления) // Вестник Поморского университета: Серия «Гуманитарные и социальные науки». 2007. №4. С. 54-65. (0,75/0,25 п.л.).

4. Бахарев В.В., Жукова Т.В. Кросскультурные коммуникации студенческой молодежи: социологический анализ: Белгород: Филиал СПбГИЭУ, 2008. 124 с. (7,21/6,13 п.л.).

5. Бахарев В.В., Жукова Т.В., Формирование технологической модели позитивной трансформации кросскультурной коммуникации студенческой молодежи // Общество: экономика, политика, право. 2009. № 2. С. 3-17 (1,6 п.л.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»