WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Часто реплика К2 является средством выражения речевого акта противопоставления лица, предмета, ситуации тому, что сообщается о них в исходной реплике. Например:

— Мне плевать! — А мне нет! (Е.Н. Вильмонт. Хочу бабу на роликах) (антонимичные семы эмоционально-экспрессивная аффирмативность / эмоционально-экспрессивная негативность).

— What a loss for all of us.

— What a gain for me, my friend (R. Ludlum. The Scorpio Illusuon) (антонимичные семы потеря / приобретение).

Речевой акт К2 может быть речевым актом неповиновения, заключающемся в отказе совершить действие. Исходный речевой акт является при этом прямым или косвенным речевым актом директивом.

— Ты идешь и немедленно умываешься.

— Никуда я не иду (С.С. Минаев. The Тёлки) (антонимичные семы аффирмативность/ негативность).

Также реплика К2 может быть средством выражение речевого акта директива (запрета) (обычно косвенного). При этом К2 запрещает Косуществить намерение, называемое К1.

— I’ll marry her.

— I’ll be damned if you will (W. Winspear. Wife Without Kisses) (= You won’t marry her = Don’t marry her) (антонимичные семы аффирмативность / имплицитная негативность).

Реплика адресата может быть средством реализации речевого акта исправления неверной информации (в определенной степени этот акт имеет сходство с речевым актом опровержения, но не носит столь категоричного характера, как опровержение, а корректирует высказывание адресанта в форме рекомендации). Например:

— В соревновании с жизнью еще никто не вышел победителем.

— Правильно сказать, в соревновании со смертью (Н.В. Нестерова. Вызов врача) (антонимичные семы жизнь / смерть)..

Можно предположить, что дальнейшее изучение диалогических единств с антонимической когезивной связью позволит выявить другие типы прагматических значений, реализуемых в рамках этих единств уровня коммуникативного блока.

Антонимическая когезия, в осуществлении которой участвуют антонимы, естественно также обладает экспрессивным потенциалом, поскольку предложения, связанные отношениями противоположности, могут участвовать, как показывает проведенный нами анализ, в реализации различных стилистических фигур, которые являются средством эмотивного воздействия на читателя Анализ того, как антонимы, расположенные в разных предложениях и осуществляющие семантическую связь между этими предложениями, могут участвовать в реализации стилистических приёмов, показывает, что спектр этих приёмов по своему разнообразию не уступает спектру приёмов, в создании которых участвуют антонимы, расположенные в одном предложении.

К их числу относятся, в частности, следующие:

а) антитеза. Когезия, участвующая в реализации приёма антитезы, может быть названа антитезирующей. Например:

Господи, как мне плохо, — подумал Шурик. И как теперь хорошо Женьке с Аллой (Л. Улицкая. Искренне ваш Шурик).

При осуществлении антонимической когезии может иметь место такая разновидность антитезы, как парадиастола, характеризуемая тем, что её компоненты связываются между собой синонимическими отношениями.

Например:

Я ведь тоже считаю себя очень стильной. Потому что просто быть модной — не стильно. А стильной модно (О. Робски. Жизнь заново).

Слова «модный» и «стильный» обычно употребляются как синонимы. Но автор так строит контекст, что в центр значения указанных слов попадают периферийные семы «массовость / индивидуальность», и создается антитеза (парадиастола);

б) приём, переходный между антитезой и оксюмороном и основанный на несовместимости значений языковых единиц На наличие такого приёма указывает И.Р. Гальперин (Гальперин, И.Р. Стилистика [Текст] / И.Р.

Гальперин. – М.: Высш. шк., 1977. – С. 164).

Антонимическая когезия данного типа может быть названа антитезирующе-оксюморонной когезией. Например:

Я не знаю, почему я тебе всё рассказала. Вернее, знаю. (Н.В. Нестерова.

Уравнение со всеми известными) ’A lie, he said. ’And by it I shall know the truth (A. Christie. The ABC Murders);

в) игра слов, обусловленная значением контекста:

— Производство — это всегда хорошо, — подтвердила Катя. Хотя к её бизнесу больше подходило слово «потребление» (О. Робски. День счастья завтра).

Антонимическая когезия осуществляется с помощью системных лексических антонимов производство — потребление. Вне контекста данная оппозиции представляется эмоционально-нейтральной. Но из контекста читатели знают, что Катя имеет фирму по оказанию интим-услуг, в силу чего становится понятно, что слово «потребление» используется не как экономический термин, обозначающий потребление продуктов чьего-либо производста, а для выражения насмешки над характером деятельности Катиной фирмы;

г) использование антонима во втором элементе противопоставления в сочетании с тем же словом, с которым употребляется исходный антоним.

Однако, если для первого антонима такая сочетаемость является нормой языка, то для второго она нетипична.

— Это бессмысленный подарок.

— По-моему, очень даже осмысленный (Т.В. Устинова. Подруга особого назначения).

Словосочетание осмысленный подарок не соответствует нормам русского языка, что и способствует выражению насмешки;

д) приём, основанный на использовании индивидуально-авторских антонимов-неологизмов, представленных словами, вообще не существующими в системе языка, а придуманными авторами для единичного контекста. Например:

— Это... Это как...

— Как вылупиться из яйца. Назад не влупишься (В.О. Пелевин.

Священая книга оборотня).

I’m not really sorry. But I’m not absolutely unsorry (J. Fowles. The Collector).

Антонимическая когезия участвует также в осуществлении приёмов антифразиса, прямого и обратного синтаксического параллелизма, повтора.

Средства эксплицитной (создаваемой с помощью лексических и грамматических антонимов) и имплицитной (создаваемой с помощью слов, не являющихся антонимами, но имеющими периферийные антонимичные семы в структуре значений) антонимической когезии могут участвовать в создании композиционно-смысловой структуры диктем — элементарных единиц текста, основной функцией которых является тематизирующая (выражение микротемы).

По характеру участия антонимической когезии в создании композиционно-смысловой структуры диктем их можно разделить на следующие типы.

1. Диктемы со сквозным эксплицитным употреблением средств антонимической когезии на протяжении всей диктемы, основной темой которой является контрастное сопоставление двух лиц, предметов, явлений, достигаемое с помощью антонимов разных типов. Такие диктемы можно назвать антитезирующими. Здесь следует различать следующие случаи:

а) два сопоставляемых референта характеризуются попеременно;

содержание диктемы не делится на две контрастных между собой части.

Например:

Никита красив, как Адонис. Ирина носит очки со стёклами в палец толщиной. Он строен и атлетичен, у неё нейроэндокринное ожирение. Юсупов — балагур и весельчак. Ирина стесняется даже давно знакомых людей. Он — подчинённый. Она — руководитель. Она зовёт Никиту по имени. Он её по имени-отчеству. Он разошелся на третьем курсе. У неё крепкая и здоровая семья (Н.В. Нестерова. Школа для толстушек);

б) содержание диктемы делится на две контрастные части, в одной из которых описывается один референт, в другой — референт с противоположными характеристиками или тот же референт в противоположной ситуации. Антонимическая когезия объединяет эти две части. Существует два типа таких диктем:

— диктемы с маркером-«переключателем» — словом или словосочетанием.

And Helen owned the saloon, and had a husband, and grown children, and savings, and a dog, a cat and a garden. Avril had nothing. Nothing. Childless, unmarried and without property or money in the bank (Contemporary British Stories);

— диктемы без маркера перехода от одной части к другой, противоположной ей по смыслу и объединённой с ней отношениями антонимической когезии. Например:

После Нового года мороз завернул ещё круче. Зима стояла на редкость бесснежная, ветер сметал сухую крупу к стенам и заборам, и повсюду чернели голые проплешины клумб и пустырей. Вера Александровна, любившая зимы за белизну и обманчивую чистоту, страдала от холода и зимней темноты, не смягченной благодатью снегопадов, сугробов, опущенных деревьев (Л. Улицкая. Искренне ваш Шурик).

2. Диктемы со сквозной имплицитной антитезирующей антонимической когезией, при которой на первый план выходит антонимичность содержания, а не формы, выражаемая с помощью слов, не являющихся антонимами, но имеющих в структуре значений периферийные антонимичные семы. Эти слова образуют контрастную антонимическую сетку текста.

Также как и диктемы со сквозной эксплицитной антитезирующей антонимической когезией они делятся на два типа:

а) диктемы, в которых два сопоставляемых референта или один референт в разные периоды его жизни характеризуются попеременно. Такие диктемы не делятся на две контрастные части. Например:

Когда я первый раз к нему пришла, у него были какие-то старые, страшные очки. Теперь у него очки — верх элегантности. Он был плохо пострижен. Теперь у него модная стрижка, и одет он куда лучше (Е.Н.

Вильмонт. Хочу бабу на роликах).

Созданию сквозной имплицитной антонимической когезии способствуют антонимичные семы «соответствие / несоответствие моде» в структурах значений выделенных единиц. Темой диктемы является противопоставление внешнего вида персонажа в разные периоды его жизни;

б) диктемы, в которых содержание делится на две контрастные части, между которыми, как правило, есть соединительный элемент, указывающий на переход от одной части к другой. Например:

Родилась — лет пятьдесят назад: назвали Наташей. Имя обещало большие серые глаза, мягкие губы, нежный силуэт, весёлые волосы с искорками. А вышло — толстое, пористое лицо, нос баклажанчиком, унылая грудь и короткие, крутые велосипедные икры (Т.Н. Толстая. Ночь).

3. Диктемы, в которых предложения, объединённые антонимической когезией, выступают в роли смыслового центра, введения или заключения диктемы. Например:

Тебе, наверное, известно, что наша космическая программа ориентирована в основном на автоматические средства — это американцы рискуют жизнями. Мы подвергаем опасности только механизмы. И вот возникла мысль об отправке специального транспортного средства, так называемого лунохода, который проедет по дну трещины и передаст на землю научную информацию (В.О. Пелевин. Омон Ра).

Предложения с индивидуально-авторскими антонимами-скрепами жизни — механизмы (антонимичные семы одушевленность / неодушевлённость) являются смысловым центром не только данной диктемы, но и всего произведения, в котором герои идут на любые жертвы, чтобы доказать правильность мысли, выраженной в рассматриваемых предложениях.

Вася — единственный в семье, кто младше меня. Ему всего два года. И он очень маленький. А я большой (О. Робски. Жизнь заново).

Последние два предложения с системными лексическими антонимамисвязками маленький — большой (антонимичные семы младший / старший) завершают тему диктемы, заключающуюся в описании разницы в возрасте персонажей.

4. Диктемы, в которых одна из антонимических скреп расположена в начале диктемы, а другая — в конце. Повествование, находящееся между предложениями, включающими эти антонимы-скрепы, является постепенным переходом от первоначальной ситуации или её детали до ситуации или детали, противоположными им. Например:

You are quite right, my friend. Always, up to now, it has fallen to our lot to work from the inside. It has been the history of the victim that was important. The important points have been: “Who benefited by the death What opportunities had those round him to commit the crime” It has always been the “crime intime”. Here, for the first time in out association, it is cold-blooded, impersonal murder. Murder from the outside (A. Christie. The ABC Murders).

5. Диктемы, в которых антонимические скрепы предельно функционально приближаются к союзам (обычно это наречия раньше — теперь, там — здесь и т.д.). Они способствуют формированию семантического единства диктемы, но не участвуют непосредственно в раскрытии её темы.

Татьяне по статусу уже требовался другой автомобиль, но она всё тянула с покупкой. Раньше казалось неудобным — отдать старушку «жигули» Мише, а самой пересесть на «шкоду». А теперь почему-то казалось, что с уходом мужа и удача отвернётся, не время больших трат (Н.В. Нестерова. Обратный ход часов).

Антонимические скрепы могут располагаться в разных диктемах, образующих гипердиктемы, и, соответственно, выступать средством связи между ними. В этом случае речь идет об осуществлении дистантной антонимической когезии.

Антонимы-скрепы могут способствовать возникновению отношений антонимической когезии между диктемами, принадлежащими к разным гипердиктемам.

Особенно большую роль антонимическая когезия играет в текстах, организованных по принципу контраста, само содержание которых антонимично (Волкова, Е. В. Философско-эстетический анализ произведения искусства: Автореф. дис. … канд. филол. наук [Текст] / Е.В.Волкова. – М., 1976).

Следует отметить, что если при осуществлении антонимической когезии между предложениями антонимы-скрепы располагаются в разных предложениях, то на уровне целого текста в качестве скреп его частей могут употребляться не только отдельные антонимы, но и биномы антонимов определенной тематики, связанной с антонимичностью содержания. Под биномами понимается парное употребление двух антонимов при соединении их союзом.

Примером такого текста является роман О. Робски «Устрицы под дождем», основной контрастной линией которого является совмещение в одном человеке порока и добродетели. Эта линия заявлена в прологе произведения, который повторяется и в его эпилоге:

А вокруг десятки добрых и любопытных глаз. Можно ли быть одновременно добрым и любопытным Можно совмещать пороки и добродетели Нельзя, но все так делают (стр. 7; 317).

Взаимосвязи частей романа и реализации принципа контраста способствует повторяемость на протяжении всего произведения биномов, включающих антонимы с семами «добро / зло», хотя иногда эти слова употребляются и вне биномов. Приведём примеры.

Её привязали к кровати и гладят по волосам. Они добрые и злые одновременно... Если они говорят, что сказали маме, а мама не приехала — значит, они врут. Если они врут — значит они злые. Вопрос в том, каким ты бываешь чаще, добрым или злым (стр. 12).

Они злые чаще, чем добрые (стр. 13).

Кажется, мама этой девушки и сама не знает, какая она — добрая или злая (стр. 16).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»