WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Наличие данных сем в структуре значений антонимов связано, как отмечалось ранее, с действием оператора конверсии. Субъект становится объектом действия и наоборот (Ломтев, Т.П. Предложение и его грамматические категории [Текст] / Т.П. Ломтев. – М.: МГУ, 1972. – С. 115).

Например:

Дорога не предназначена для каблуков. Или мои каблуки не предназначены для этой дороги (О. Робски. Жизнь заново).

3. Семантически эквивалентные антонимам текстовые средства выражения противоположности.

К ним относятся слова и конструкции, содержащие в структурах значений семы «предельное отличие / противоположность», «противоположение» (прилагательное или существительное обратное, предложное словосочетание в отличие, предлог кроме, прилагательное unlike, существительные opposite, contradiction, прилагательное contrary, наречие otherwise, предлог instead of, союз but). Эти слова могут образовывать антонимические оппозиции не с конкретными, а с любыми языковыми единицами (субституционная антонимия). Например:

Я чувствую себя абсолютно нормальной. В отличие от моей соседки (О.

Робски. Устрицы под дождём) (= моя соседка ненормальная).

If you locate her, let us know. Otherwise you can come back in and fill out a missing personsreport (S. Grafton. “G” is for Gumshoe) (otherwise = if you don’t locate her);

4. Имплицитные антонимические скрепы.

В случае имплицитной антонимической когезии один из членов оппозиции не имеет своего словесного выражения, но постигается адресатом и легко может быть эксплицирован по аналогии с идентичными эксплицитными оппозициями и на основании смысла контекста, Например:

Had they been waiting at the bridge, the Boers would have killed him that morning ( W. Smith. The Sound of Thunder) (имплицитно представлено предложение с глаголом в изъявительном наклонении But they didn’t wait).

Сопоставительный анализ средств антонимической когезии в монологических текстах русского и английского языков показывает, что в основном эти средства совпадают за исключением того, что в русском языке в качестве антонимических скреп могут использоваться антонимичные формы совершенного / несовершенного вида, а в английском языке — антонимичные послелоги.

В монологическом тексте имеет место присоединительный.

однонаправленный тип соединения предложений. Тип связи предложений в диалоге может быть назван «встречным» или «оккурсивным», а объединение предложений, реализованное этой связью (диалогическое единство), соответственно, «оккурсемой» (Блох, М.Я. Теоретические основы грамматики:

Учебник. – 4-е изд., испр. [Текст] / М.Я. Блох. – М.: Высш. шк., 2004. – С. 172173).

Если говорить о когезии в диалогическом тексте, то необходимо отметить, что в диалогической речи, возникает особый тип межъязыковой связи (связности на стыке реплик). Роль антонимической когезии в диалоге возможно даже более значительна, чем в монологе, так как реплика-стимул обязательно предполагает появление реплики-реакции, т.е. мы имеем дело с особым случаем текстообразующей функции — сенстимулирующей, когда для текстового развития необходимо взаимодействие одной структуры с другой (Ильенко, С.Г. Текстовая реализация и текстообразующая функция синтаксических единиц [Текст] / С.Г. Ильенко // Текстовые реализации и текстообразующие функции языковых единиц: Межвуз. сб. науч. тр. – Л.:

ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1988. – С. 10).

В качестве антонимических скреп в диалогических единствах по данным нашей выборки могут выступать следующие элементы антонимического корпуса текста.

1. Лексические антонимы-скрепы.

А. Системные разнокорневые лексические антонимы. Например:

— Думаю, ты преувеличиваешь… — В последнее время я всё больше преуменьшаю (О. Робски. День счастья завтра) (антонимичные семы увеличение / уменьшение).

Б. Системные однокорневые лексические антонимы. К ним относятся:

а) антонимы, один из которых содержит отрицательный префикс, коррелирующий с нулевым префиксом во втором члене оппозиции:

— Not that he ever spoke of directly.

— Did he speak of criminal friends indirectly (Ed.McBain. Long Time No See) (антонимичные семы прямолинейность / уклончивость);

б) однокорневые антонимы с коррелирующими префиксами. Например:

— Аппетит меня беспокоит! — Его отсутствие — Присутствие (Н.В. Нестерова. Вызов врача) (антонимичные семы наличие / отсутствие аппетита).

В. Индивидуально-авторские лексические антонимы-скрепы.

Индивидуально-авторские антонимы крайне редко используются в качестве антонимических скреп в диалогах. Например:

— Оригинальный способ, — кокетничает она.

— Вообще-то дурацкий, — оправдываюсь я (С.С. Минаев. The Тёлки) (антонимичные семы позитивное / негативное).

Нетипичность использования индивидуально-авторских антонимов в качестве скреп в диалоге связана, видимо, с тем, что диалогические единства передают спонтанную человеческую речь, при которой лексические единицы, антонимичные исходным и регулярно употребляемые в синтагматике высказываний, воспроизводятся в речи механически, что не требует проявления лингвокреативной деятельности, результатом которой являются индивидуально-авторские антонимы, типичные для монологических произведений.

2.Грамматические антонимы-скрепы.

А. Морфологические антонимы-скрепы.

а) антонимичные послелоги не были зафиксированы нами в качестве диалогических антонимических скреп, поскольку, как отмечалось ранее, глаголы с послелогами в основном употребляются для описания определённых ситуаций в монологических текстах;

б) антонимичные служебные части речи (предлоги). Например:

— И хочешь, чтобы я тебя приняла без… без… — Не «без», а «с» — с любовью и лаской (Н.В. Нестерова. Вызов врача) (антонимичные семы отсутствие / наличие любви);

в) антонимичные словоформы, являющиеся членами категориальных оппозиций:

— оппозиции временных форм. Например:

— Вечером пойдём покупать тебе сапожки.

— Но мы их купили на прошлой неделе! (Н.В. Нестерова. Обратный ход часов) (антонимичные семы будущее / прошедшее время);

— оппозиции форм залога.

Они не типичны в качестве антонимических диалогических скреп ни для русского, ни для английского языка, хотя в последнем они иногда встречаются, в частности, в этикетных формулах.

— You do me honour, Mistress Perrers.

— My Lord Chancellor, it is I who am honoured (C. Robb. The King’s Bishop) (антонимичные семы активность / демиактивность);

— оппозиции форм вида (в русском языке).

— Я знаю, что они развелись два года назад.

— Разводились, если быть точнее. Потом передумали (Е.Н. Вильмонт.

Три полуграции или немного о любви в конце тысячелетия.) (антонимичные семы аффирмативность / негативность);

— оппозиции форм наклонения.

Данные формы чаще используются в качестве антонимических скреп в диалогах, чем в монологах, особенно в английском языке, хотя они встречаются и в произведениях русскоязычных авторов. При этом одна реплика содержит указание на гипотетическую ситуацию, а во второй реплике называется ситуация, имеющая место в действительности. Например:

— Я бы тоже в тебя влюбилась... лет пять назад.

— А я лично в тебя влюбился сразу, на церемонии, — говорю я (С.С.

Минаев. The Тёлки) (антонимичные семы гипотетичность / реальность);

г) межчастеречные антонимы. Например:

— Размечталась! — Это не мечты, Саша, это уже почти реальность! (Е.Н. Вильмонт. Хочу бабу на роликах) (оппозиция глагол / существительное; антонимичные семы ирреальность / реальность).

— You are lying.

— I’m telling the absolute truth (Ed. McBain. Doll) (оппозиция глагол / существительное; антонимичные семы ложь / правда);

Б. Синтаксические антонимы.

Это самые распространенные антонимические скрепы в диалоге. Обычно в качестве них используются следующие виды синтаксических конструкций:

а) с семами «аффирмативность / негативность»:

— Чудес не бывает.

— Бывают. Раз была эта ночь (О. Робски. Жизнь заново);

б) с семами «активность / относительная демиактивность»:

— He will shoot you.

— Depends.

— Or you will shoot him.

— Depends. (S. Sheldon. If Tomorrow Comes) (= He will be shot);

в) с антонимичными семами, наличие которых обусловлено выражением предикативных ядер предложений антонимичными глагольными формами:

— What happend to the jet It was a major's asset.

— Was and is. (R. Ludlum. The Scorpio Illusuon) (антонимичные семы прошедшее / настоящее время).

3. Семантически эквивалентные антонимам текстовые средства выражения противоположности, участвующие в реализации антонимической когезии.

К этим средствам относятся наречия нормально и наоборот, существительное ерунда, устойчивые сочетания ничего подобного, это вряд ли, так я и поверила, существительное nonsense, устойчивые сочетания I don’t think so, You are wrong, Not at all и под.) (субституционная антонимия). Например:

— Ага, обманутая женщина следит за своим мужчиной.

— Бывает и наоборот (Ф. Незнанский. Профессионалы) (= обманутый мужчина следит за своей женщиной).

— He can be trusted.

— Unlike you (S. Sheldon. If Tomorrow Comes) (= You can’t be trusted).

Ещё одним семантически эквивалентным антонимам текстовым средством выражения противоположности, участвующим в реализации антонимической когезии в диалогах, является антонимия парафразы, при которой антонимом исходной реплики выступает не системный синтаксический антоним, а его парафраза, т.е. предложение, противоположное исходному по смыслу, но не по грамматическому значению. Например:

— Саша, Вы самая очаровательная женщина, какую только можно представить.

— Не преувеличивайте, Алекс! Я очень далека от совершенства (Е.Н. Вильмонт. Хочу бабу на роликах) (= Это не так. Я не самая очаровательная женщина) (антонимичные семы аффирмативность / негативность).

Антонимия парафразы в приведённом примере обусловлена этикетной идиоматичностью.

Сравнительный анализ средств выражения антонимической когезии в монологе и диалоге показывает, что в основном эти средства совпадают. Но в диалоге, в отличие от монолога, в качестве антонимических скреп не используются глаголы с антонимичными послелогами и имплицитные антонимические скрепы; в нём весьма редки случаи реализации когезии с помощью индивидуально-авторских антонимов, поскольку говорящие в силу спонтанности реплик обычно механически используют системные антонимы, регулярно употребляемые в синтагматике высказываний. Вместе с тем, в диалоге более разнообразны средства выражения субституционной антонимии, а также в качестве антонимических скреп используется антонимия парафразы.

Рассмотрение прагматического аспекта антонимической когезии позволило установить, какие типы речевых актов могут реализовываться в диалогах, реплики которых связаны когезивной связью.

Наиболее часто реплика второго коммуниканта (далее — К2), обычно представленная повествовательным предложением или вопросом-переспросом, и связанная антонимической когезивной связью с репликой К1, выражает речевой акт опровержения. Основной целью такого акта является опровержение вторым собеседником истинности высказывания, сделанного первым коммуникантом (далее — К1) (Романенко, И.М. Прагматическое значение предложений, содержащих отрицание: Дис.... канд. филол. наук [Текст] / И.М. Романенко. – М., 1998. – С. 47-48). Речевому акту опровержения обычно предшествуют следующие речевые акты:

а) речевой акт констатива, основная цель которого — зафиксировать в различной степени ответственность отправителя информации за сообщение о некотором положении дел. Например:

— Да нет у тебя никакого прибора.

— Есть прибор, Адель, есть, девочка (В.О. Пелевин. Священая книга оборотня) (антонимичные семы негативность / аффирмативность).

— So he climbed the steps.

— Had he climbed the steps up to the tower and walked round, he would have slipped closer to the steps (C. Robb. The King’s Bishop) (= He didn't climb the steps) (антонимичные семы реальность / ирреальность);

б) речевой акт оценки, объектом которых является К2. Эти акты обычно имеют своей иллокутивной целью эмоциональное воздействие на собеседника, и их перлокутивный эффект заключается в изменении его эмоционального состояния (Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки [Текст] / Е.М.

Вольф. – М.: Наука, 1985. – С. 166) в лучшую или худшую сторону. Например:

— You're the nicest person I'll ever know.

— No, I'm not, Jenny (Contemporary British Stories) (антонимичные семы аффирмативность / негативность).

— Фантазёрка, — говорила про неё бабушка Настя с неодобрением, — вечно в облаках витает! Беда с ней.

— Никакая я не фантазёрка и в облаках не витаю, привычно отвечала Настя (Т.В. Устинова. Подруга особого назначения) (антонимичные семы аффирмативность / негативность).

Целью речевых актов оценки не всегда является эмоциональное воздействие на собеседника, достигаемое с помощью оценки его качеств.

Объектом оценки, которую дает К1, может быть третье лицо, а перлокутивный эффект состоит в выражении К2 мнения об этой оценке. Иллокутивной целью анафорического речевого акта опровержения является изменение К1 своей оценки:

— У него есть девушка, Долорес. Хорошенькая, но дура конченая.

Представляешь, она его ко мне ревнует! — Не такая она и дура. Сейчас ты, конечно, ещё маленькая, но годика через два ты подрастёшь... (Е.Н. Вильмонт. Хочу бабу на роликах) (антонимичные семы аффирмативность / негативность).

В диалогических единствах с антонимической когезивной связью между репликами вторая реплика может иметь и другие прагматические значения, кроме значения опровержения. Назовем те из них, которые встретились в нашей выборке.

Так, речевой акт, осуществляемый К2, может быть речевым актом уточнения, если с точки зрения К2 реплика К1 была информативно неполной:

— У меня для тебя хорошая новость.

— И плохая — Почему плохая — Так говорят: есть две новости, хорошая и плохая, с какой начинать (Н.В. Нестерова. Вызов врача) (антонимичные семы позитивное / негативное).

Также реплика К2 может быть средством реализации речевого акта обещания (не имеющего оттенка опровержения, как это было в приводимых ранее примерах). При этом К1, как правило, высказывает негативную оценку ситуации, а К2 обещает изменить ее на противоположную:

— Там лестница длинная.

— Ладно, в этот раз будет короткая лестница (В.О. Пелевин. Священая книга оборотня) (антонимичные семы большая / маленькая длина).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»