WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

К морфологическим антонимам в английском и русском языках относятся следующие: антонимичные словообразовательные морфемы, антонимичные послелоги в английском языке, антонимичные служебные части речи, антонимичные словоформы — члены категориальных оппозиций времени, залога и т.д., межчастеречные антонимы.

К синтаксическим антонимам относятся антонимичные синтаксические модели (потенциальные синтаксические антонимы) и синтаксические конструкции с идентичным лексическим наполнением, построенные по антонимичным моделям (актуализированные синтаксические антонимы).

Данные антонимы могут иметь, например, такие антонимичные семы в структурах их значений, как аффирмативность / негативность, реальность / ирреальность, активность / демиактивность и др.

Как и другие виды когезии, антонимическая когезия, осуществляемая с помощью разных видов антонимов, изучается в рамках лингвистики текста, которая рассматривает последний как единое целое. Целостность, или когерентность, являются одним из основных признаков текста наряду с завершённостью и отдельностью. (Москальская, О.И. Грамматика текста [Текст] / О.И. Москальская. – М.: Высш. шк., 1981. – С. 17).

Изучение целостности текста с неизбежностью предполагает определение состава его элементов, т.е. расщепление текста на его составляющие.

Проблема сложных речевых единиц (крупнее предложения) была поставлена в работах отечественных лингвистов Н.С. Поспелова, использовавшего термин «сложное синтаксическое целое» (далее — ССЦ) и Л.А. Булаховского, говорившего о «сверхфразном единстве», предложения которого связаны скрепами. Впоследствии в лингвистике стал употребляться термин «сверхфразовое единство» (далее — СФЕ), предложенный И.Р.

Гальпериным.

Развивая и преобразуя понятия СФЕ и ССЦ, М.Я. Блох создал непротиворечивую теорию уровневой иерархической структуры текста как продукта речевой деятельности.

М.Я. Блох убедительно доказал, что элементарной единицей текста может быть как отдельное предложение, поставленное отправителем сообщения в содержательно-значимое положение, непосредственно не связанное ни структурно, ни семантически с окружающими его высказываниями, так и группа предложений, выражающих микротему. Такую тематизирующую единицу текста, которая может быть представлена союзом предложений или одним предложением, М.Я. Блох называет диктемой (от лат. dicto, dixi, dictum — говорю, высказываю). Диктема есть элементарная, тематическая (тематизирующая, топикальная) единица связной речи (Блох, М.Я.

Теоретические основы грамматики: Учебник. – 4-е изд., испр. [Текст] / М.Я.

Блох. – М.: Высш. шк., 2004. – С. 178).

М.Я. Блох подчёркивает, что в языке действует реверсивный закон: одна или несколько единиц нижележащего уровня строят одну и только одну единицу непосредственно вышележащего уровня (одна или несколько фонем строят одну морфему, одна или несколько морфем строят слово). Но двухфразовое единство — это единица, состоящая из двух или более предложений, т.е. своим строением нарушающая вышеназванный реверсивный закон, т.е. СФЕ и ССЦ не имеют уровнеструктурного определения (Блох, М.Я. Диктема в уровневой структуре языка [Текст] / М.Я. Блох // Вопр.

языкозн. – 2000. – № 4. – С. 58).

Именно включение тематически обособленного предложения наряду с тематическим объединением предложений в понятие элементарной текстовой единицы — диктемы — позволяет понимать эту единицу как элемент, образующий особый сегментный уровень языка — уровень диктем, следующий за уровнем предложения. Несколько диктем могут образовывать диктемную группу — гипердиктему (термин М.Я. Блоха).

Категория членимости выступает в нерасторжимом диалектическом единстве с категорией связности.

Иногда в лингвистике категорию связности (когезии) отождествляют с категорией целостности (когерентности). Однако такой подход нельзя признать оправданным, т.к. когезия суть свойств элементов текста, а когерентность есть свойство текста в целом (Милевская, Т.В. Связность как категория дискурса и текста [Текст] / Т.В. Милевская. – Ростов н/Д.: РГУ, 2003. – С. 51).

Исследователи когезии М.А.К. Халлидей и Р. Хасан подчёркивают, что когезия — это семантическое понятие; оно относится к связи значений, которая существует внутри текста и определяет его как текст. Когезия имеет место тогда, когда интерпретация одного элемента текста зависит от интерпретации другого, один элемент с неизбежностью предполагает другой (Halliday, M.A.K., Hasan, R. Cohesion in English [Text] / M.A.K. Halliday, R. Hasan. – London: Longman Group LTD, 1976. – P. 4).

Арсенал средств когезии чрезвычайно велик.

Для нашего исследования особый интерес представляет один из видов связи между предложениями — антонимические отношения. Как отмечает Е.Н. Миллер, в тексте проявляются свойства антонимических единиц, не имеющие места в их обособленных противопоставлениях: они выполняют функции семантической консолидации фрагментов текста, формирования его системности, образования его целостности (Миллер, Е.Н. Природа лексической и фразеологической антонимии [Текст] / Е.Н. Миллер. – Саратов: Саратов. гос.

ун-т, 1990. – C. 176).

Таким образом, анализ работ посвящённых вопросам текстообразования, позволяет определить степень изученности, с одной стороны, проблемы членимости текста на элементарные текстовые единицы, а, с другой стороны, проблемы обеспечения связности текста, его интеграции в единое структурное целое. Данный анализ также даёт возможность обосновать необходимость и своевременность разработки проблемы участия антонимических оппозиций в построении связного текста.

Антонимическая когезия может быть контактной, реализуемой между контактными предложениями и дистантной при осуществлении связи между частями диктемы и разными диктемами.

Поскольку контактное расположение антонимов признаётся в лингвистике сильной антонимической позицией, то для выявления сущностных характеристик антонимической когезии как лингвистической категории необходимо обратиться прежде всего к выявлению особенностей антонимической микрокогезии, т.е. контактной сильной антонимической когезии.

В качестве антонимических скреп между контактными предложениями монологического текста могут выступать следующие элементы антонимического корпуса текста, под которым понимается совокупность лексических и грамматических антонимов, а также эквивалентных им семантических текстовых средств передачи значения противоположности (Боева, Н.Б. Грамматическая антонимия в современном английском языке: Дис.

… д-ра филол. наук [Текст] / Н.Б. Боева. – М., 2001. – С. 273).

1. Лексические системные антонимы-скрепы.

А. Системные разнокорневые лексические антонимы. Например:

Она понимала — она слишком много работает. Она слишком мало уделяет внимания своему мужу (О. Робски. Жизнь заново) (антонимичные семы маленькое / большое количество).

One wants me to stay. One wants me to leave (D. Sanders. D. Clover) (антонимичные семы неподвижность / движение).

Б. Системные однокорневые лексические антонимы, которые делятся на два подтипа:

а) антонимы, один из которых содержит отрицательный префикс, коррелирующий с нулевым префиксом во втором члене оппозиции. Например:

How mature he had thought he was. How immature he turned out to be (J. Archer. First Among Equals) (антонимичные семы наличие / отсутствие зрелости);

б) однокорневые антонимы с коррелирующими префиксами.

И сразу же все, кто был в этом лагере, заснули. И им стало сниться, что тихий час кончился, что они проснулись и пошли на полдник (В.О. Пелевин.

Все рассказы) (антонимичные семы результативность / антирезультативность).

В. Индивидуально-авторские лексические антонимы-скрепы.

Индивидуально-авторское начало в образовании таких антонимических оппозиций проявляется в том, что автор находит слова, семантическая структура которых содержит периферийные, потенциально контрастоспособные семы, и таким образом организует контекст, что эти потенциальные семы актуализируются, становятся центральными и способствуют предельной противопоставленности значений выбранных автором слов. Например:

Нежная, как зефир, — думала Алла. — Зефир в шоколаде. А попробуй её укусить, внутри — камень (Н.В. Нестерова. Двое, не считая призраков) (антонимичные семы мягкость / твёрдость).

Особым источником индивидуально-авторских антонимов могут служить элементы прецедентных феноменов, т.е. стереотипных образно-ассоциативных комплексов, значимых для определённого социума и регулярно актуализирующихся в речи представителей этого социума (Гудков, Д.Б. Теория и практика международной коммуникации [Текст] / Д.Б. Гудков. – М.:ИДГТК «Гнозис», 2003. – С. 105). Например:

Они хватали, что плохо лежит. Щипали моськи от слона. Слон велик, но и мосек тьма (Н.В. Нестерова. Двое, не считая призраков) (антонимичные семы маленький / большой размер).

Индивидуально-авторские разнокорневые антонимы регулярно используются писателями в качестве антонимических скреп предложений.

2. Грамматические антонимы-скрепы.

А. Морфологические антонимы-скрепы.

Антонимы-скрепы с антонимичными словообразовательными аффиксами были рассмотрены нами ранее, поэтому теперь мы обратимся к анализу участия других видов морфологических антонимов в осуществлении контактной антонимической когезии. К ним относятся следующие антонимы:

а) антонимичные послелоги (в английском языке).

Глаголы с антонимичными послелогами иногда используются англоязычными авторами в качестве антонимических скреп для передачи разнонаправленности действий. Например:

Well that’s where the bullets went in. That’s where they came out (H. Bates.

My Uncle Silas) (антонимичные семы внутренняя / внешняя локализация).

б) антонимичные служебные части речи (предлоги). Например:

Ты можешь заигрывать с кем угодно. Когда угодно. При мне. Или без меня (О. Робски. Жизнь заново) (антонимичные семы присутствие / отсутствие).

He crept behind Popeye from the room. Tommy crept into the room, also soundless (W. Faulkner. Requiem for a Nun) (антонимичные семы внешняя / внутренняя локализация);

в) антонимичные словоформы, являющиеся членами категориальных оппозиций:

— оппозиции временных форм. Например:

Я люблю его. Вернее, любила когда-то (Н.В. Нестерова. Позвони в мою дверь) (антонимичные семы настоящее / прошедшее время);

I did it once. I will do it again (J.M. Riley. In Pursuit of the Green Lion) (антонимичные семы прошедшее / будущее время);

— оппозиции форм залога.

Антонимическая оппозиция залоговых форм образуется, если два разнонаправленных процесса, выраженные одним глаголом, связаны с одним и тем же подлежащим, которое, соответственно, является в одном случае субъектом, а в другом — объектом действия. В результате оппозиции залоговых форм, обладающие антонимичными семами «активность / демиактивность», передают противоположные, взаимоисключающие друг друга отношения (Боева, Н.Б. Грамматическая антонимия в современном английском языке: Дис. … д-ра филол. наук [Текст] / Н.Б. Боева. – М., 2001. – С. 143). Например:

Рассмотрим зависть в двух аспектах. Первый — ты завидуешь. Второй — тебе завидуют (Н.В. Нестерова. Двое, не считая призраков).

I was relatively safe from being seen. I could still see her (B. Vine. A DarkAdapted Eye);

— оппозиции форм вида (в русском языке).

Данный вид антонимов выявляется только для русского языка, поскольку формы совершенного и несовершенного вида обладают антонимичными семами «завершённость / незавершённость действия» и являются взаимоисключающими. В английском языке формы continuous и non-continuous, представляющие вид развития, и формы perfect и non-perfect, репрезентирующие вид ретроспективной координации, реализуются при разной дистрибуции, т.е. не являются взаимоисключающими, антонимичными. Сами два вида не антонимичны, т.к. могут даже существовать в пределах одной лексемы (He has been reading a book).

Приведём пример указанных антонимичных скреп в русском языке.

Мой мир, мой маленький мир, который я построила на своей любви и веря в любовь мужа, стремительно рушился. Да что там, уже рухнул (Е.Н.

Вильмонт. Хочу бабу на роликах);

— оппозиции форм наклонения.

Следует отметить, что скрепы наклонения в монологическом тексте обычно представлены негативно-категориальными оппозициями форм наклонения, т.е. один из членов оппозиции содержит различные средства выражения эксплицитного отрицания и, таким образом, структуры значений членов оппозиций имеют наряду с антонимичными семами «реальность / ирреальность» антонимичные семы «аффирмативность / негативность».

Например:

Если бы у меня был сейчас пистолет, я бы выстрелила в него, ни секунды не помедлив! Но пистолета не было … (Е.Н. Вильмонт. Хочу бабу на роликах).

Suddenly she saw him. But it was as though she had not seen him (H. Bates.

My Uncle Silas);

г) межчастеречные антонимы.

Данные антонимы-скрепы являются грамматическими антонимами, т.к.

возможность их появления обусловлена свойствами частей речи передавать одно содержание в разной категориальной форме. Приведём примеры участия таких скреп в осуществлении антонимической когезии.

Если человек дурак, то это надолго. Ты хоть бы после смерти поумнел! (Н.В. Нестерова. Школа для толстушек) (оппозиция существительное / глагол;

антонимичные семы глупость / ум).

Only the more complicated organism die. Simple cells are immortal (Contemporary British Stories) (оппозиция глагол / прилагательное;

антонимичные семы смерть / бессмертие);

Б. Синтаксические антонимы.

Как мы показали ранее, в качестве антонимических скреп предложений могут выступать антонимичные временные, залоговые и видовые формы, а также формы наклонения глагола. Соответственно, синтаксические конструкции, предикативные ядра которых выражены антонимичными временными, залоговыми и видовыми формами, а также антонимичными формами наклонения, являются антонимическими скрепами синтаксического уровня.

Наиболее часто в качестве скреп данного уровня выступают также следующие синтаксические конструкции:

а) с семами «аффирмативность / негативность» (их экспоненты — средства выражения отрицания в одной из конструкций). Например:

What is time If no one ask me, I know. But if I have to explain it, I do not know (S. Sheldon. If Tomorrow Comes);

б) с семами «активность / относительная демиактивость».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»