WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Мезрин Б.Н. Гражданское право и способы его защиты. Свердловск, 1974. С. 47-48.

Братусь С.Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право.

1973. № 4. С. 34; Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявления. Душанбе: ДОНИШ, 1983. С. 136-144.

того, осознают, учитывают или игнорируют его наличие. Он (риск) порождается процессами не только субъективного характера, но и такими, существование которых не зависит от сознания человека1.

В диссертации содержится вывод о том, что риск присутствует не только при совершении алеаторных сделок. В частности, в ГК РФ он упоминается в связи с наступлением неблагоприятных последствий титульного владельца имущества, неблагоприятными последствиями, связанными с исполнением обязательств, а также последствиями при осуществлении деятельности, в том числе предпринимательской.

Во втором параграфе – «Понятие и признаки алеаторных сделок» – раскрывается правовая природа алеаторных сделок в Российской Федерации и ее основные характеристики.

Автором критикуется существующий подход к изучению алеаторных сделок.

Несмотря на то, что данная категория довольно широко используется в современной юридической литературе, в большинстве своем имеющиеся исследования ограничиваются изучением отдельных разновидностей алеаторных сделок без учета комплексного рассмотрения базового категориального аппарата.

В работе дается понятие алеаторной сделки, которая представляет собой двух- или многостороннюю срочную сделку, порождающую двусторонне обязывающее, возмездное отношение, при котором возникновение отдельных (наиболее значимых) прав и обязанностей, касающихся наличия и/или направленности, а также количества основного предоставления, поставлено в зависимость от обстоятельств, имеющих неподвластный участникам характер.

При характеристике алеаторной сделки автором подчеркивается ее срочный характер, взаимность, возмездность. Помимо указанных свойств алеаторные сделки обладают рядом особенностей, которые в совокупности с перечисленными признаками позволяют обособлять их в отдельную группу.

Во-первых, возникновение наиболее значимых (основных) для сторон прав и обязанностей поставлено в зависимость от наступления (ненаступления) заранее оговоренных обстоятельств (условий). Речь идет только об отдельных правах и обязанностях по поводу основного предоставления, например, суммы выигрыша, страхового возмещения, курсовой разницы при совершении биржевых сделок, но не об обязательстве в целом. Последнее (обязательство в целом) возникает независимо от Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. М.: Мысль, 1989. С. 25-26. Харитонов Е.О. Категории субъективного и объективного риска в гражданском праве // Проблемы правоведения. 1979. Вып. 40. С. 63-70.

указанных условий, а в силу заключенного между сторонами соответствующего алеаторного договора.

Во-вторых, в большинстве своем количество основного предоставления невозможно установить в момент совершения сделки. Исключение, пожалуй, составляет пари с фиксированной ставкой, позволяющее в момент заключения сделки определить выигрыш, причитающийся победителю.

В-третьих, на момент заключения алеаторного договора неизвестны наличие и/или направленность основного предоставления. Другими словами, участники игры (пари) не знают, кто из них станет «победителем», а кто «проигравшим». В равной степени это относится и к участникам договора страхования. При наступлении согласованного обстоятельства (случая) победитель наделяется правом требовать от контрагента передачи выигрыша, а проигравший обязан осуществить известное предоставление, не получая ничего взамен.

В-четвертых, для сторон алеаторного договора неизвестно наверняка, появится ли в будущем то обстоятельство (случай), с которым они связывают возникновение наиболее значимых прав и обязанностей, касающихся наличия и/или направленности, а также количества основного предоставления.

Заключив договор, его стороны, как правило, представляют, какие права и (или) обязанности будут им принадлежать. Иными словами, большинство существующих договоров характеризуется «прозрачностью» возникших и (или) будущих прав и обязанностей сторон. В свою очередь, в алеаторной сделке одна сторона может сделаться исключительно верителем, другая – исключительно должником; если же при подобном соглашении на долю каждой из сторон выпадают и права и обязанности, то распределение между сторонами как тех, так и других зависит не от соглашения сторон, как при обычных двусторонних договорах, а от наступления или ненаступления условленного случайного обстоятельства, то есть случая1.

Дополнительно обращается внимание на то, что при заключении таких алеаторных сделок, как игры и пари, установить, кто из участников в конечном итоге выступит кредитором, а кто – должником вообще не представляется возможным, что создает некое равенство правового положения сторон на момент совершения сделки. Участники указанных соглашений осознают характер возможных в будущем прав и обязанностей, однако установить на стадии заключения договора, кто из них будет иметь право (кредитор), а кто – обязанность (должник) не представляется возможным. Наиболее существенным фактом, вызывающим у них сомнение, выступает неизвестность того, кто Гражданское уложение. Книга пятая. Обязательства. Том пятый. С объяснениями. СПб., 1899. С. 231-232.

выиграет, а кто проиграет от наступления (или ненаступления) случая, установленного самим договором1. Обозначенная ситуация ставит получение выгоды в зависимость от обстоятельств не подчиненных воле участников правоотношения и соответственно налагает на них определенную долю риска. Именно поэтому в квалификации алеаторных сделок фактор случайности в отношении наступления или не наступления соответствующих прав и обязанностей у сторон занимает особое место, а, по мнению некоторых авторов, «является их главным квалифицирующим признаком»2.

Для некоторых разновидностей алеаторных договоров (например, игры и пари) характерна неизбежность возникновения наиболее значимых прав и обязанностей, касающихся основного предоставления. Момент их появления (дата или период времени) определяется непосредственно сторонами. Факт наступления или ненаступления обстоятельства (случая) влияет лишь на направленность такого (основного) предоставления.

Третий параграф – «Классификация алеаторных сделок» – посвящен обобщению и систематизации существующих разновидностей алеаторных сделок.

Традиционно к числу алеаторных сделок относят договоры ренты, страхования, игры, пари, биржевые сделки3. Однако, следуя предложенному определению алеаторной сделки, можно выявить, что свойством алеаторности обладают лишь договоры страхования, игры, пари и биржевые сделки на разницу.

Автор выделяет общие и специальные, свойственные только алеаторным сделкам, основания классификации. К общим следует относить факт закрепления сделок в федеральных законах и иных правовых актах, позволяющий провести деление договоров на поименованные и непоименованные4, момент возникновения обязательства, влекущий возможность разграничения договоров на реальные и консенсуальные, а также критерий, допускающий систематизацию договоров на предпринимательские и непредпринимательские.

Серебровский В.И. Понятие страхового договора в советском праве // Право и жизнь. Кн. 2-3. М., 1926. С.

39.

Гражданское право: учебник. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого, М.: Проспект, 2001. С. 709 (автор параграфа 5 главы 49 – И.В. Елисеев).

Белых В.С., Кривошеев И.В. Страховое право. М.: Норма, 2001. С. 151-152; Гражданское право: учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2000. С. 349-352 (автор параграфа 4 главы 54 – П.А. Панкратов); Дерюга Н.

Пределы правового регулирования азартных игр // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 52; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А.

Хохлова (автор комментария – С.А. Хохлов). М.: МЦФЭР, 1996; Суханов Е.А. О судебной защите форвардных контрактов // Законодательство. 1998. № 11. С. 13-14; Яргина Е.А. Сравнительно-правовой анализ договора ренты и договора аренды // Нотариус. 2003. № 2. С. 8-12.

Брагинский. М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 323-(автор – М.И. Брагинский).

К специальным основаниям (критериям) классификации алеаторных сделок необходимо относить, во-первых, наличие (отсутствие) неизбежности возникновения наиболее значимых прав и обязанностей, касающихся основного предоставления.

Изложенный подход позволяет разграничить сделки, по которым отдельные (наиболее значимые) права и обязанности, касающиеся основного предоставления, возникают только при наступлении заранее установленного обстоятельства (к примеру, договор страхования), и сделки, влекущие появление таких прав и обязанностей независимо от предусмотренного сторонами условия (игры и пари). Для правовой квалификации последних не имеет значения факт наступления или ненаступления данного условия. Права и обязанности появятся в любом случае, а факт наступления или ненаступления обстоятельства (случая) влияет лишь на направленность основного предоставления.

Во-вторых, возможность определить направленность основного предоставления на момент заключения договора. В отдельных алеаторных договорах возникновение прав и обязанностей по поводу направленности основного предоставления не зависит от обстоятельств, имеющих неподвластный участникам характер. Например, в договоре страхования изначально известно, кто будет кредитором (страхователь), а кто должником (страховщик) при наступлении страхового случая. Вместе с тем в игре, пари или биржевой сделке победитель и, соответственно, направленность основного предоставления неизвестны на момент заключения соответствующего договора и находятся в полной зависимости от неизвестного обстоятельства (случая).

В-третьих, необходимость привлечения третьих лиц для совершения (исполнения) сделки. С помощью этого критерия все алеаторные договоры подразделяются на две группы: 1) совершаемые непосредственно самими сторонами без чьей-либо помощи; 2) для заключения которых необходимо участие иных субъектов. Подчеркнем, что такое участие должно иметь место в качестве обязательного признака; возможность привлечения на договорной основе третьих лиц остается за рамками предложенной классификации. Во вторую группу следует отнести биржевые сделки и некоторые разновидности игр, совершаемые в игорных заведениях. Речь идет, прежде всего, о таких играх, участниками которых являются посетители, а функция организатора сводится лишь к обслуживанию игрового стола. Остальные сделки совершаются и исполняются непосредственно самими участниками правоотношения.

В-четвертых, законодатель неоднозначно относится к отдельным видам алеаторных сделок, лишая судебной защиты требования их участников. Обозначенный критерий делает возможным деление алеаторных договоров на сделки, требования по которым подлежат судебной защите, и сделки, где их участники лишены подобного правомочия. Нормативно существующее ограничение закреплено в ст. 1062 ГК РФ. Им (ограничением) охватываются требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, за исключением требований лиц, принявших участие в играх и пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр и пари, а равно требования к организаторам игр о выплате выигрыша. Сужая пределы защиты в судебном порядке нарушенных прав, законодатель не перечисляет конкретные виды игр и пари, на которые данный запрет не распространяется, а применяет в этих целях метод исключения, определяющий группу таких требований. Правило ст. 1062 ГК РФ в равной степени относится как к требованиям победившего, так и проигравшего лица.

Вторая глава диссертации – «Отдельные виды алеаторных сделок» – состоит из трех параграфов. В первом – «Договор страхования» – делается акцент на его (договора) алеаторной природе. Возникновение отдельных прав и обязанностей участников договора страхования поставлено в зависимость от случая или обстоятельства, на которое стороны не в силах повлиять. При этом речь идет не о любых правах и обязанностях, допускаемых страховым правоотношением, а только о наиболее значимых, касающихся основного предоставления: для страхователя – это право требовать уплаты страхового возмещения;

для страховщика – обязанность возместить убытки или уплатить определенную денежную сумму.

Возникновение указанных прав и обязанностей не является чем-то неизбежным.

Данная ситуация вызвана случайностью самого обстоятельства. Договор страхования не направлен на непосредственное формирование таких прав и обязанностей. Соглашением предусматривается механизм их появления, но последнее полностью зависит от случая и неподвластно воле участников правоотношения. Тем самым, в момент заключения договора каждая из сторон остается в неведении относительно того, будет ли у страхователя соответствующее право, а у страховщика – корреспондирующая ему обязанность.

Следует обратить внимание на то, что стороны по договору страхования остаются в неведении не только относительно наличия будущего основного предоставления, но и его количества. Иначе говоря, ни страховщик, ни страхователь не в силах определить в момент заключения договора размер возмещения при наступлении страхового случая. Величина страхового возмещения подлежит установлению в каждой конкретной ситуации в зависимости от фактической величины причиненных убытков, если таковые имеются.

Исключением из сказанного выступают лишь некоторые разновидности договора личного страхования, в которых размеры страховых возмещений фиксируются изначально, а их выплаты зависят от наступления событий, предусмотренных соответствующими соглашениями (например, достижение страхователем определенного возраста – п. 1 ст. ГК РФ).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»