WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Право на жизнь – право неотчуждаемое, поэтому отказ от права на жизнь невозможен. В этой связи, полагаем, возможность лишения себя жизни не подлежит правовому регулированию как право на смерть. Отсюда следует вывод, что отсутствуют и правомочие требования к третьим лицам в обеспечении данного естественного права.

Отказ от права на жизнь недопустим в отношении всех его элементов:

права на физическое существование (самоубийство), права на достойную жизнь (полная утрата своей социальной идентичности), права на свободное духовное развитие (любые формы порабощения воли человека). Государство должно Розин Н.Н. К вопросу о согласии пострадавшего // Вестник Права. 1899. № 9. С. 107.

предупреждать, а если надо – то и пресекать подобное распоряжение правом на жизнь. Государство и общество должны бороться за каждого человека, независимо от того, как далеко он зашел в своем «самоубийстве», при таком подходе возможно здоровое общество и сильное государство. Врач, сотрудник правоохранительных органов, любой человек психологически должен быть настроен на всемерное сохранение жизни.

Третья глава «Проблемы реализации права на жизнь: пределы ограничения и гарантии» состоит из двух параграфов, освещающих основные проблемы реализации позитивного права на жизнь.

В первом параграфе исследуется вопрос допустимости ограничения права на жизнь третьими лицами (государством, обществом, другими людьми).

Природа позитивного права, неизбежность конфликтов интересов в обществе, права других людей определяют необходимость ограничений в праве. Согласно части 1 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. «каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности». Вместе с тем всякое ограничение права должно быть обоснованно и соответствовать общепризнанным критериям ограничения прав.

Диссертант приходит к выводу, что ограничение права может носить двоякий характер: 1) частичное ограничение реализации права; 2) лишение права.

В связи с неотчуждаемостью естественных прав лишение права на жизнь будет носить необратимый характер, т. е. являться полной и окончательной утратой блага. Это правило относится ко всем структурным элементам права на жизнь: праву на физиологическое существование, праву на достойный уровень жизни и праву на духовное развитие. Лишение права на жизнь ведет к уничтожению самого субъекта права, человека как высшей ценности для государства. Недопустимость лишения права человека на жизнь во всех случаях определяется естественной природой данного права. Если государство не может даровать право на жизнь, то, следовательно, оно не может его отнять, тем более не могут принимать решение о лишении права на жизнь человека отдельные лица.

Рассматривая ограничение в отношении права на жизнь, следует признать невозможность первой формы ограничения в отношении права на физиологическое существование. Вместе с тем право на достойную жизнь в обществе может быть частично ограничено. Однако, учитывая, что грань обратимости ограничения права на достойную жизнь носит индивидуальный характер, ограничение данного права должно носить минимальный характер, а гарантии максимально возможный для конкретного государства в конкретный исторический период времени. Тоже следует отметить в отношении права на духовное развитие, полная утрата духовной составляющей жизни человека носит, как правило, необратимый устойчивый характер. Лишение права на достойную жизнь и права на духовное развитие следует квалифицировать как преступление.

Наиболее дискуссионными являются три случая лишения права на жизнь, а именно: смертная казнь, эвтаназия в отношении недееспособных лиц, аборт.

Вопрос отмены смертной казни имеет уже многовековую историю.

Автором подробно анализируются подходы к проблеме отмены смертной казни, существовавшие среди российских правоведов дореволюционного периода, в ретроспективе общих целей назначения уголовного наказания, определенных современным российским законодательством. В результате диссертант приходит к выводу, что применение смертной казни не достигает ни одной цели назначения наказания, определенной в Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. (восстановления социальной справедливости, исправления осужденного, предупреждения совершения новых преступлений).

Вместе с тем в соответствии с частью 1 статьи 60 Уголовного кодекса Российской Федерации более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижения целей наказания. В этой связи смертная казнь не должна назначаться никогда, поскольку цели наказания достигаются назначением менее строго наказания – пожизненного лишения свободы.

В отношении аборта возникает конфликт интересов между правом ребенка на рождение и жизнь и правом матери на самоопределение, таким образом, сталкиваются два права разных видов. В виду особого статуса права на жизнь, его неразрывности с сущностью человека, незаменимостью диссертант делает вывод, что праву на жизнь невозможно противопоставить право, объектом которого является иное равноценное благо, кроме права другого лица на жизнь. В этой связи в условиях конфликта интересов, в котором одним из интересов является право на жизнь, невозможно установить равновесие интересов. При конфликте между правами разных видов приоритет должен отдаваться праву на жизнь. При конфликте между правами одного вида – единственным вариантом является лишение одного субъекта права на жизнь в пользу другого субъекта. Такая ситуация, например, складывается, когда рождение ребенка угрожает жизни матери.

В связи с дискуссией об эвтаназии рассматривается вопрос об умерщвлении новорожденных детей с тяжелыми психическими и физиологическими нарушениями. При этом праву на жизнь противопоставляется интерес общества избежать дополнительных затрат материальных и людских ресурсов на обеспечение жизни еще одного инвалида.

При столкновении интересов государство – человек либо общество – человек приоритет всегда имеет человек, его права и свободы. Ограничение права человека в интересах общего блага допустимо только насколько это общее благо затрагивает и этого конкретного человека. Исходя из этого, экономическая целесообразность не может быть причиной лишения каких-либо групп людей права на жизнь.

Диссертантом выделяются следующие уровни ограничения естественного права на жизнь: I уровень – позитивного права; II уровень – конституционный;

III уровень – международно-правовой; IV уровень – отраслевого законодательства.

I уровень: право позитивное по своей сути есть ограничение.

II уровень: конституционные критерии ограничения права человека на жизнь можно определить следующим образом:

1. Государство обязано признавать права человека.

2. Любая норма, устанавливающая возможность лишения человека жизни, противоречит принципу неотчуждаемости основных прав, закрепленному в части 2 статьи 17 Конституции Российской Федерации.

3. Ограничение права, которое ведет к лишению человека права или к искажению сущности права, может быть установлено только на уровне Конституции Российской Федерации.

4. Ограничение права возможно только в целях, определенных Конституцией Российской Федерации.

5. Во время чрезвычайного либо военного положения не может быть ограничено право на жизнь.

6. Ограничение не должно превратиться в дискриминацию.

7. Ограничения права являются гарантий от злоупотребления правом.

III уровень: согласно нормам международного права:

1. Лишение права на жизнь допускается только в форме применения смертной казни с перспективой ее отмены (особенно это актуально для России, взявшей на себя обязательство по отмене смертной казни в связи с принятием ее в Совет Европы).

2. Иные формы лишения права на жизнь не признаются ни при каких обстоятельствах, в том числе и в период введения чрезвычайного времени.

Таким образом, введение эвтаназии – является нарушением международных обязательств.

3. Международные нормы как универсального, так и регионального характера, обязательные для Российской Федерации, вопрос о праве на жизнь до рождения не регламентируют, оставляя на усмотрение национального законодателя.

4. Ограничение права на жизнь как права на достойную жизнь и права на свободное духовное развитие возможно на основании закона, насколько это совместимо с природой указанных прав, в целях общего благосостояния в демократическом обществе.

IV уровень: говоря об отраслевом законодательстве, под законодательством мы понимаем федеральные конституционные законы и федеральные законы. В соответствии с частью 3 статьи 55 ограничение права человека может быть установлено исключительно законом федерального уровня.

Ограничения тесно связаны с гарантиями. Второй параграф посвящен рассмотрению гарантий реализации права на жизнь.

Ограничения прав одних лиц являются всегда гарантией прав и законных интересов других людей. Правовые гарантии прав человека являются гарантиями прав человека в узком смысле. По источнику закрепления юридические гарантии можно классифицировать на конституционные и отраслевые.

В соответствии с Конституцией Российская Федерация – социальное государство. Это значит, что деятельность всех государственных органов, государственная политика, все законодательство направлено на исполнение основной и в этом смысле единственной обязанности государства, сформулированной в статье 2 Конституции России: признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. Все остальное – безопасность государства, экономическая стабильность, независимость правосудия и т.п. – служат этой главной обязанности как цели существования всего государственного механизма.

Конституция Российской Федерации не предоставляет позитивных гарантий для реализации права человека на физическое существование. Вместе с тем согласно части 1 статьи 7 Конституции политика российского государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Термин «обеспечивать» является синонимом понятия «гарантировать». Таким образом, в отношении права человека на достойную жизнь и права на духовное развитие сложилась парадоксальная ситуация: эти права как субъективные права человека государством не признаются, но подлежат обеспечению. Причем обеспечение включает только позитивные гарантии, тогда как соблюдение и защита государством не предполагается. Данная коллизия ведет к декларативности части 1 статьи 7, и более того – эти права могут безнаказанно нарушаться как государством, так и отдельными лицами, поскольку в отношении их не действует гарантия защиты и обязанность государства соблюдать указанные права.

Обязанность Российской Федерации предоставлять позитивные гарантии обеспечения права человека на жизнь вытекают из ее международных обязательств.

Первым шагом к расширению первоначального узкого содержания статьи 2 Конвенции о правах человека 1950 года стало признание Европейским Судом по правам человека для государства в отношении права на жизнь обязательств двух видов: материальных и процессуальных. Материальные обязательства делятся на негативные и позитивные. Негативные обязательства требуют воздержания в данном случае со стороны государства от действий, ведущих к нарушению права (т. е. то, что включает узкое понимание права на жизнь).

Позитивные обязательства – принимать все соответствующие меры по охране жизни, прежде всего, создать законодательную базу для обеспечения эффективного предотвращения угрозы нарушения права на жизнь.

В этих целях нами предлагается следующая редакция статьи Конституции Российской Федерации:

«1. Каждый имеет право на жизнь. Жизнь человека охраняется с момента зачатия.

2. Никто не может быть лишен права на жизнь.

3. Каждому гарантируется право на достойную жизнь и свободное духовное развитие, насколько это не нарушает права других и нравственный закон.» В отношении обеспечения права на физическое существование, предлагается ратифицировать Протокол № 6 к Конвенции о правах и свободах человека 1950 года. Применение высоких репродуктивных технологий должно быть урегулировано на уровне федерального закона. При этом недопустимы манипуляции с эмбрионами человека, если при этом существует угроза жизни эмбриона. Также следует ввести ряд ограничений в отношении искусственного прерывания беременности. Гарантией права на жизнь является также четкая регламентация констатации смерти.

В отношении обеспечения права на достойную жизнь согласно международным обязательствам российского государства первоочередное значение имеет обеспечение государством: нормального питания, одеждой и жилищем. В этой связи должны быть разрешены проблемы употребления в пищу продуктов, содержащих генетически модифицированные организмы, реализации права ребенка жить и воспитываться в семье, обеспечения жильем, поддержки многодетных семей, социальной адаптации инвалидов, доступности качественной бесплатной медицины и других.

Проблема реализации права на свободное духовное развитие касается, прежде всего, детей. Согласно пункту 2 статьи 6 Конвенции о правах ребенка 1989 года государства - участники обеспечивают в возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка. В этой связи представляется важным обеспечить защиту ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения. Прежде всего, Российская Федерация обязана предпринять конкретные меры, ограничивающие распространение информации сексуального характера, а также запрещающие либо жестко регламентирующие программы сексуального просвещения в школах и иных учебных заведениях.

Также важными гарантиями права на свободное духовное развитие являются запрет на клонирование человека; запрет на любые опыты с генетическим материалом человека, в том числе медицинские; защита от азартных игр;

защита детей от увлечения «виртуальным миром»; защита от наркотической зависимости; защита от алкогольной и табачной зависимости.

Признание конституционного права на жизнь человека как системообразующего единства трех элементов: права на физическое существование, права на достойную жизнь и права на свободное духовное развитие – является условием комплексного обеспечения реализации права человека на жизнь в Российской Федерации.

В заключении обобщаются итоги проведенного исследования, формулируются выводы и предложения по решению поставленных в работе проблем.

Основные положения диссертации были опубликованы в ведущем рецензируемом научном журнале «Конституционное и муниципальное право», входящем в перечень, определенный Высшей аттестационной комиссией:

- Право на жизнь: структура и природа // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 12. – 0,9 п. л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»