WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.).

Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства.

В 2-х т. 3-е изд., испр., доп. СПб.: Дмитрий буланин, 2003.

брачность, рождаемость, смертность несколько снизились, а в результате этого увеличились средняя продолжительность жизни и естественный прирост населения. В целом Б.Н. Миронов считает, что в России шел переход от традиционного к рациональному типу воспроизводства населения. Однако, утверждает историк, несмотря на то, что режим воспроизводства населения в России немного усовершенствовался, он все еще оставался невероятно тяжелым для российских граждан.

До того, как был издан труд Т. Шанина (Teodor Shanin. «The Awkward class»), на Западе почти не было никаких серьезных исследований крестьянства империалистической России. Только труд Г. Робинсона (Geroid Robinson. «Rural Russia under the Old Regime») и, позже, труды А. Герщенкрона (Alexander Gerschenkron) считаются исключениями. В своем труде Г. Робинсон описывает бедность и нищету крестьян России XIX в.,32 а А. Герщенкрон предлагает свою “модель развития (development model)”: по его теории, в деревне России XIX в.

выпуск продукции на душу населения продолжал уменьшаться потому, что не хватало капитала и рынков. Именно это было причиной бедности в деревне.Т. Шанин принимает основные идеи модели А. Герщенкрона. И, идя далее, он рассматривает то, как в начале XX в. в деревне России биологическая периодическая циркуляция жизни превратила крестьянство в “неуклюжий и неудобный класс (awkward class)” в ходе капиталистической индустриализации. По мнению Т. Шанина, в России капиталистическая модернизация явилась концом крестьянства.На Западе переломный момент в изучении российского крестьянства наступил в 1980-ые годы. С 1980-х гг. исследования деревни России конца XIX – начала XX вв. растут и количественно и качественно. Большая часть мнений современных англо-американских исследователей совпадает с мнением Т.

Шанина, хотя они критикуют некоторые его идеи, но и среди них существуют различные точки зрения. Они рассматривают крестьянство и в целом, и на региональном уровне. По методологии они двигаются в разных направлениях, т.е. семья и общество, правосудие в деревне, уровень жизни, менталитет и т.д.

На этом основании одни из этих англо-американских русистов-историков, доказывая недостаточность теории А. Герщенкрона, утверждают, что Robinson, G.T. Rural Russia under the Old Regime. Изд. 3-е. Berkeley & L.A., Uni. of California press, 1972. Особенно см. Г. VI. “Hungry village” (с. 94–116).

Gerschenkron, A. Economic backwardness in historical perspective. N.Y., 1964; он же. Указ. соч.

С. 706–800.

Shanin, T. The Awkward class: Political sociology of peasantry in a developing society: Russia, 1910-1925. Oxford, Oxford uni. press, 1972.

Shanin, T. The roots of otherness: Russia’s turn of century. New Haven, 1985.

Wheatcroft S.G. Crisis and the condition of the peasantry in late imperial Russia // Peasant economy, culture, and politics of European Russia, 1800-1921. / Ред. Kingstern-Mann, E. и Mixter, T. Princeton: Princeton uni. press, 1991. С. 128–172; Gregory P.R. Russian national income, 1885 крестьянское общество, на самом деле, гибко принимало меры к тому, что нужно было обмениваться общественными ситуациями.37 До них отсталость крестьянского общества обычно считалась одной из самых серьезных причин, мешавших модернизации деревни России. Другие доказывают, что экономическая ситуация крестьян была устойчивой, так как институты деревни, такие как семья и крестьянская община, защищали крестьян от бедности.Монографии известного американского специалиста по экономической истории России конца XIX – начала XX вв. Пола Грегори (Paul R. Gregory) отражают интерес автора к проблемам экономического положения России, в том числе сельскохозяйственного.39 Используя массу статистических данных, автор доказывает, что уровень экономического развития России накануне Первой мировой войны был выше, чем это традиционно принято считать. Кроме того, в то время Россия была так капитализирована, что темпы экономического роста страны были сравнимы с темпами роста ведущих стран Запада, так как она была достаточно интегрирована в мировую рыночную экономику.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена, одобрена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории России XIX – начала XX вв. исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Структура и основное содержание работы Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются цель и основные задачи работы, аргументируются хронологические и географические рамки, дается историография вопроса.

В первой главе «Административно-территориальные изменения и демографическое развитие в центрально-черноземном районе» даются 1913. Cambridge: Cambridge university press, 1982. С. 123–191.

Kingstern-Mann, E. Peasant communes and economic innovation: A preliminary inquiry // Peasant economy, culture, and politics of European Russia, 1800-1921 / Ред. E. Kingstern-Mann и T. Mixter. Princeton: Princeton uni. press, 1991. С. 23-51; и см. статьи Worobec, C.D. The PostEmancipation Russian peasant commune and the Stolypin reforms: Peasant attitudes, 1906-14 // Land commune and the Stolypin reforms: Peasant community in Russia: Communal forms in imperial and early soviet society / Ред. Roger Bartlett. New York: St. Martine’s press, 1990. С.

219-236; и др.

Wilbur, E.M. Peasant poverty in theory and practice: A view from Russia’s ‘Impoverished Center’ at the nineteenth century // Peasant economy, culture, and politics of European Russia, 1800-1921 / Ред. Kingstern-Mann, E. и Mixter, T. Princeton: Princeton uni. press, 1991. С. 101-127; Bohac, Rodney D. Peasant inheritance strategies in Russia // Journal of interdisciplinary history. XVI, no. 1.

Summer, 1985. С. 23–42; и др.

Gregory P.R. Russian national income, 1885-1913. Cambridge: Cambridge university press, 1982; он же. Экономический рост Российской империи (конец XIX – начало XX в.): Новые подсчеты и оценки / Пер. с. англ. М.: РОССПЭН, 2003.

основные обстоятельства центрально-черноземного района с конца XVI до начала XX вв., т.е. природные особенности, происхождение административнотерриториальных и демографических изменений.

Воронежская и Тамбовская губернии находятся в центральной земледельческой полосе Европейской России. Обе губернии очень богаты текучими водами, включая мелких ручьев, рек и речек насчитывается полторы тысячи.

Климат Воронежской и Тамбовской губерний умеренно континентальный.

Весна приходила быстро и неожиданно и сопровождалась наводнением. Лето жарко, а осень сравнительно длина и влажна. Зима обычно суровая и снежная, но иногда бывает достаточно мягкая зима.

Не смотря на то, что количество осадков в году было достаточно для растительности и полевой культуры, на самом деле, крестьяне страдали от нехватки влаги, которая в течение растительного периода была нужна. Потому что выпадение осадков резко колебалось против нормального среднего размера других нечерноземных районов. Кроме того, число дней с осадками было меньше, чем в пределах нечерноземных районов.

Следует отметить еще один неблагоприятный для растительности характер климата в пределах черноземного района. Это высокая температура, яркие солнечные лучи и сухие жгучие юго-восточные ветры в летные месяцы.

Особенно, юго-восточные ветры, так называемые “суховеи”, неблагоприятно влияли на растения, в том числе культурные.

В конце XIX в. климатические условия в пределах черноземных провинций ухудшались. Совокупность различных климатических явлений ставила крестьян в крайне неблагоприятные условия. Например, засуха 1891 года, начинавшего со второй половины июня 1890 г. Кроме того, эти чрезвычайные метеорологические явления носили не временный, а постоянный, продолжительный характер. В результате этого, в течение десяти лет с 1891 по 1901 гг. эта часть Европейской России страдала от неурожая.К началу XIX в. административные границы районов в Российской империи существенно менялись несколько раз. В конце XVI – начале XVII вв.

Московскому государству удалось расширить территорию на юг в лесостепь между Днепром и Волгой. В этой новой воссоединенной территории основывались многие укрепленные города для того, чтобы сохранять эти земли от набега Крымских татар. Как один из этих укрепленных городов, в 1586 г. на Дону велено было поставить город Воронеж, а в 1636 г. – город Тамбов. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 226. Д. 9ч. 27л. Б. Л. 4.

Кириков С.В. Человек и природа восточно-европейской лесостепи в X–начале XIX в. М.:

Наука, 1979. С. 33, 34, 55, 57.

Для большинства городов этих двух провинций характерна функция городакрепости, где большую часть населения составляли крестьяне. До конца XVIII в черноземном районе большинство городов представляло собой большие деревни.

Не только Московское государство, но и Российская империя также продолжали территориальное расширение, поэтому их провинциальнотерриториальные границы также постоянно изменялись. В Воронежской губернии последние административно-территориальные изменения сложились к 1824 г., а в Тамбовской – к 1803 г.

Воронежская губерния делится на три части по особенностям народонаселения. Первая часть является северными и западными уездами, в которые сравнительно рано началось переселение. Плотность населения была довольно высокая, и большинство населения состояло из свободных и государственных крестьян, предками которых являлись служилые люди. Вторая часть является южными уездами, в которые переселение началось сравнительно позже. Инициативу переселения взяло на себя дворянство, в том числе украинское. В результате этого, большинство населения в этих уездах составляли бывшие помещичьи крестьяне. Плотность населения была сравнительно низкой. Третья часть представляет собой юго-западные уезды, в которые в первой половине XVII в. шел поток переселения украинцев-беженцев.

Плотность населения этих уездов была сравнительно высокой.

Тамбовская губерния делится на четыре части. Первой частью являются северные и восточные уезды. Так как почва здесь не очень благоприятная для земледелия (нечерноземная и лесная), несмотря на то, что местность является самым старым заселенным участком, до конца XIX в. плотность населения была самая низкая в губернии. Вторая часть представляет собой местности по старой оборонной линии. Большинство населения составляли свободные и государственные крестьяне, “и крепостное право здесь не получило такого развития, как в нечерноземно-лесной северной половине губернии”.

Плотность населения была сравнительно высока. Как в Воронежской губ., в Тамбовской губ. южные уезды губернии заселились помещичьими слободами.

Но в самую южную часть губернии до конца XVIII в. еще продолжались переселения из-за отсутствия сообщения, которое соединяет это место с рынками. Так как земля была собственностью государства, Императорское правительство могло переселить из северных уездов малоземельных государственных крестьян.До конца XVIII в. общее количество населения в черноземной полосе Сборник статистических сведений по Тамбовской губернии. Т. 14. С. 6.

Там же.

увеличивалось, и эта тенденция продолжалась и после отмены крепостного права. Только число дарственных крестьян до конца XIX в. фактически не увеличивалось. Однако следует сказать, что независимо от увеличения общего количества населения, масштаб средней семьи уменьшался во всех категориях крестьян, которые состоят из быв. государственных и быв. владельческих, и последние снова делятся на две части, помещичье собственники и помещичье дарственные. К концу XIX в., во всех категориях крестьян количество членов средней семьи приближается к 6 чел., т.е. два старика, родители и два потомка.

Это означает, что хозяйственное положение быв. государственных крестьян, у которых до 1861 г. средняя семья составляла более 10 чел., также как быв.

владельческих, ухудшалось.

Таким образом, если уменьшение средней семьи у помещичьих собственников и, более того, быв. государственных крестьян развивалось параллельно с увеличением населения, то у помещичьих дарственных этот процесс происходил без увеличения населения. Уменьшение членов семьи, особенно, мужчин означало потерю рабочих рук, с одной стороны, и потерю надельных земель, с другой.

Вторая глава «Хозяйственное положение крестьян в Центральночерноземных губерниях в 1880-1905 гг.» содержит три параграфа, в которых рассматриваются модификация частного и крестьянского землевладения, структура крестьянского землепользования, развитие рыночных отношений и изменение крестьянской экономической ситуации Воронежской и Тамбовской губерний в конце XIX – начале XX вв.

Модификация частной земельной собственности и развитие крестьянского землевладения Воронежской и Тамбовской губерний в конце XIX – начале XX вв. С 1877 по 1905 г. в Воронежской и Тамбовской губернии число владений увеличивалось, и площадь частной земли уменьшалось, и, следовательно, средняя площадь земли резко уменьшалась.

Однако владельцы частной земли состоят из различных сословий, от дворян до крестьян. С тех пор, как отменили крепостное право, в Воронежской и Тамбовской губерниях, как и по всей России, земля становилась предметом независимой купли-продажи. Таким образом, дворянская монополия на землю прекращалась и началась ее свободная продажа. Это вело к перераспределению земельного фонда между различными социальными категориями: дворянами, купцами, мещанами, крестьянами. Верхние сословия держали большинство земельной собственности, но их доля с течением времени уменьшалась, а количество земельной собственности, которую имели низшие сословия, увеличивалось.

Что касается земельного фонда у крестьян, прежде всего, общее количество земли увеличивалось, но площадь надельной земли, которая влияла на экономическое состояние большинства крестьян, уменьшалась. Поэтому крестьянским общинам и товариществам в Воронежской и Тамбовской губ.

пришлось покупать землю для того, чтобы дополнять сокращенную часть десятины надельной земли. Это было еще важнее, поэтому считается, что число крестьянских дворов в общинах резко выросло.

Тем не менее, хозяйственное положение крестьян постоянно ухудшалось.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»