WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертации – выявление специфического смысла трапезы как основополагающей темы раннехристианского искусства, ее древнего генезиса и ее переживания в позднейшем искусстве.

В связи с этим поставлены следующие задачи:

1) Определить основные структурные, иконографические и смысловые константы темы трапезы в предшествующей культуре, с тем, чтобы лучше понять своеобразие раннехристианской концепции;

2) Выяснить место и роль темы трапезы в раннехристианском архитектурно-живописном ансамбле, на примере одного из хорошо сохранившихся памятников - росписи Камеры А 3 Капеллы Таинств в катакомбах святого Каллиста (III в.).

3) Определить смысловые и формальные аспекты, характерные для раннехристианской трапезы – тип иконографии; особенности композиционного построения; характер изображенного пространства-времени; образы участников застолья; состав и характер еды и питья; поведенческие модели.

4) Проследить, на отдельных избранных примерах, продолжение традиции раннехристианской темы трапезы в искусстве последующих периодов, - от сюжетов мозаик Равенны через "Диспуту" Рафаэля и "Чудо св.

Гуго Гренобльского" Сурбарана до "Тайной вечери" Дали.

Научная новизна работы заключается в следующем: 1) тема раннехристианской трапезы впервые является предметом специального исследования; 2) выявляется ее смысл – как в видимых, запечатленных иконографией формах, так и невидимых (что и почему могло в действительности служить предметом еды и питья; как проходил процесс застолья; новые ноты в раннехристианских пирах по отношению к древним загробным пирам, греческим симпосиям и римским конвивиям); 3) тема трапезы включается в широкий историко-культурных контекст прослеживаются как ее глубинные истоки, так и ее воздействие на позднейшее искусство. Автор решает задачи новым способом, комбинируя вышеприведенные методы.

Практическое значение результатов исследования. Материал диссертации может быть использован в исследовательской и музейной работе по изучению раннехристианского искусства, при подготовке лекционных, семинарских занятий для студентов искусствоведческих и исторических вузов, составлении учебно-методических пособий, организации выставок.

Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, двух Приложений (Экскурсов), Списка литературы, Списка иллюстраций и Альбома иллюстраций.

Во Введении обоснованы актуальность темы исследования, охарактеризована степень ее изученности, обозначены основные проблемы, методология исследования, цель и задачи работы.

В главе I «Тема трапезы в искусстве древнего мира» рассматриваются основные типы изображения трапезы, созданные в искусстве древности. Не ставя целью построить системный анализ памятников (не только разнородных, но и чрезвычайно многочисленных), в работе выделены лишь те из них, от которых тянутся нити преемственности к раннехристианской эпохе. Одной из главных целей здесь было выявление истоков иконографии коллективного пира как дальнейшего развития "пира мертвеца" или "пира супружеской четы" - двух доминантных тем древности.

Из древнейших месопотамских памятников обращает на себя внимание знаменитый Урский штандарт (ок. 2600-2500 г. до н. э. Британский музей, Лондон). Для него (вещь имеет неясное назначение, в профиль трапециевидная;

читается, как и все в древности, снизу вверх) характерно антитетическое сопоставление тем: одна сторона посвящена «войне» (мчатся боевые колесницы, топчут убитых и раненых, вяжут и гонят пленных, докладывая о результатах царю); другая изображает «мир»: гонят людей и добычу, несут отобранное у пораженных противников добро, и, наконец пируют (в верхнем из трех регистров, где сидит с кубком царь и военачальники, в присутствии арфистки). Элемент "священного брака", заметный в сцене трапезы (царь – арфистка), имеет развитие на т.н. "новогодних рельефах", среди которых особенно интересен рельеф из Хафадже (2700-2600 гг. до н. э. Иракский музей, Багдад). Сцены битвы на нем отсутствуют, представлен триумф царя, совершающего восхождение для интронизации и брачного пира (верхний регистр композиции), главных ритуалов годового цикла шумеров. В искусстве шумеров пир показан в образах ритуальной еды (финиковые грозди) и винопития, как знака восстановления плоти и крови (души) умершего.

Размещение сцены пира в верхних регистрах призвано указать на приближение к небесной сфере и обретение царственного достоинства; эти идеи впоследствии будут актуальны и для христианской культуры.

В произведениях искусства Древнего Египта сцена трапезы помещались как в нижних частях композиций гробниц, так и в верхних; они всегда были связаны с «ложной дверью», к алтарю-столу перед которой выходил умерший (ср.. гробницу Атети из Саккара в Каирском музее, эпохи Древнего Царства).

Ранний тип одиночного «пира мертвеца» очень скоро сменился «пиром супружеской четы». Такой пир представлен, в частности, на происходящих из Фив погребальных стелах Тии и Птах-меса (XVIII династия. Археологический музей, Одесса). В нем отражена ритуальная роль участников поминального обряда, призванных помочь восстановлению телесно-духовной субстанции усопших, своего рода древневосточный рефригерий. Верхние зоны стел изображают брачный пир супругов, или двух пар (стела Птах-меса), символизирующий восстановленный образ 4-частного космического пространства. В памятниках отражена характерная для Египта тема бракатрапезы в образах еды (а не винопития, как то будет у греков). В гробнице Нахт (Фивы, XVIII династия) встречаем уже сформировавшуюся идею коллективного пира, которая найдет широкое развитие только в поздней античности. Первичный космогонический акт - разделение мужского и женского начал, верха и низа - представлен через сюжеты охоты вельможи и его сына (нижняя зона), и подготовкой к пиру при участии дам и музыкантш (верхняя зона). В них раскрываются оппозиции природы (война, охота) и культуры (пир, музыка, творчество). Сцены умащения благовониями, сопоставление фигур юных девушек, полуобнаженных и одетых в полупрозрачные одеяния, с музыкальными инструментами (лютни, арфы), вводят в атмосферу восстановления жизни тела и жизни души.

Среди многочисленных сцен греческих симпосиев, получивших популярность под восточным влиянием начиная с VII в. до н. э., выделяется только один стоящий особняком великогреческий (южноиталийский) памятник, созданный под перекрестным воздействием Востока, Этрурии, Греции и значимый для формирования последующей традиции античного пира - это Гробница Ныряльщика в Пестуме (ок. 470 г. до н. э. Археологический музей, Неаполь), представляющая собой нечто вроде саркофага, у которого расписаны внутри стенки и крышка. В нем проявляются черты, свойственные италийской (обычай есть и пить одновременно), этрусской (эсхатологические мотивы) и греческой культуре (мужской пир-симпосий). Представлены увенчанные мужчины-симпосиасты на ложах: пир-винопитие символизирует возрождение души, с присущей греческой культуре хорегической, мусической доминантой. Связь пира с образами смерти-возрождения раскрывается в символике числа участников; семантике винопития, ритуальных игр (коттаб) и ритуальной еды (вино, яйцо). Представленный на крышке «Ныряльщик», уходящий для смерти-возрождения в первомир, выступает предтечей раннехристианского Ионы (но там «воды» уже будут олицетворены «китом»).

Особый вариант ритуального пира представляет роспись замечательной этрусской гробницы Голини I в Орвьето (IV в. до н. э.). Традиционное изображение симпосиастов, возлежащих на ложах по этрусскому образцу (на каждом – супружеская чета, у греков матронам симпосии посещать не полагалось), предваряется развернутой в левой половине гробницы грандиозной картиной жертвоприношения животных и подготовки ритуальной еды. Погребальная камера делится надвое перегородкой, поперечно выступающей из задней стены. С одной стороны, на ней показана печь, в которой жарится-варится еда, с другой – боги мертвых, Аита и Персефнаи, невидимо руководящие пиром. Воссоздание мира показано через жертву, «разделение хаоса» и рождение нового мира, через «космические» союзы мужчин со своими брачными партнершами. И здесь возрождение совершается под музыку (букцины, духовой трубы – над входом), которая в раннехристианских фресках не встречается; зато встречается отдельный умерший, который включается в этот возрождающий круг. Здесь это мужчина при входе, вступающий на колесницу, – аналог «ранней христианки» Вибии, которая через триумфальную арку входит на праздничный пир (ипогей Вибии, IV в. н. э.). Как едины в гробнице Голини I боги и люди, так едины будут на раннехристианских пирах IV в. умершие-причащающиеся и Христос.

Хронологически наиболее близкие римские пиры внешне очень далеки от раннехристианских. Уже в Греции специальный зал для пиров, триклиний (в нем ставились три ложа–клине, на которых могли возлежать до 9 человек), стал восприниматься как место смерти-возрождения. Почти все монументальные гробницы Александрии использовали образ триклиния для своей погребальной идеи (Venit, 2002).

В росписях гробницы из Кайвано (1-я пол. II в. Национальный музей, Неаполь) трапеза включена в состоящую из разрозненных эпизодов картину возрождения. Сцена, как это будет в раннехристианских композициях, располагается в аркосолии, в верхней зоне главной стены, семантически связанной с небом. Пустое пространство стола-сигмы объединяет сидящих вокруг него людей, смещает смысловой акцент с еды на разговор и общение.

Среди "ночных", показанных темным силуэтом персонажей застолья, обращает на себя внимание фигура женщины, значительно выше остальных, напоминающая мудрую Диотиму из "Пира" Платона. В росписи присутствуют Рыбак, стол-треножник, оживающее дерево – персонажи и детали, которые чуть позднее войдут в картину раннехристианских росписей.

Один из наиболее замечательных римских памятников со сценой пираконвивия – роспись Дома Триклиния из Помпей (I в. н. э. Национальный археологический музей, Неаполь). На трех его стенах изображены три взаимосвязанных сюжета – «Прибытие на пир», «Песня» и «Танец» - совершенно «светские» на первый взгляд, но внутри очень архаичные. Они развивают «двухъярусную» концепцию мира, с трапезантами в верхнем и «обслугой» в нижнем; эта концепция сохранится в раннехристианских сценах, где передний (нижний) план обычно занят корзинами с хлебом, столом и т.д.

Всегда присутствуют женщины, которые появятся и в катакомбных сценах IIIIV вв. В них сохраняют значение древние ритуальные символы – угол, дверь, завеса, неотъемлемые атрибуты древнего ритуального обряда смертипогребения. Здесь находит воплощение отмеченная О. М. Фрейденберг основная семантическая триада: пир как выход из нижнего мира, брак и восхождение. Но в римских конвивиях развивается «жанровая» линия (появление пьяной матроны, вход в залу новоприбывшего трапезанта;

омовение ног участников пира и т.д.), которая красочно запечатлена в "Сатириконе" Петрония (I в.). Образные и поэтические принципы росписей Дома Триклиния отражают характерные для римской, и шире, италийской культуры сатирические бурлескные черты, свойственные не только произведениям изобразительного искусства, но и литературы.

Поскольку "Пир Трималхиона" - не только литературный шедевр, но и богатейший римский источник по теме трапезы, обратим специальное внимание на некоторые, особо важные для нашей темы аспекты. В нем все насквозь метафорично: повсюду "жизнь" встречается со "смертью», в конце концов побеждая ее. Так, появление на пире хозяина дома Трималхиона напоминает о похоронной процессии. Его выносят на носилках, в сопровождении четырех скороходов и флейтиста (ХХVIII). Нарисованный на стене при входе в дом пес и надпись "Берегись собаки" вызывает ассоциацию с образами подземного мира, фигурой Кербера (ХХIX). Поющий раб, переодевающий приглашенных гостей, – инверсия плакальщицы (ХХХI).

Ночной пир и ночной разговор присутствующих, как говорилось, должны побеждать немоту ночи-смерти1. Присутствие смерти ощутимо в разговорах и рассуждениях собравшихся: "Увы, увы нам! Так значит, вино живет дольше, чем людишки. Посему давайте пить, ибо в вине жизнь", - говорит хозяин при подаче на стол вина. Брошенный на стол серебряный скелет, принимающий различные позы, - "живой" в противоположность неподвижно возлежащим участникам, похожим на мертвецов (XXXIV). "Мертвые" блюда на столе оживают: из туши кабана вылетают дрозды, птицы-души (ХL). Cреди гостей на пиру появляется мастер надгробий Габина (LXV-LXVI). Cам Трималхион отдает распоряжения о своем погребении, и гости оплакивают его, как реально умершего (LXXII). Переполох, вызванный звуком трубы, возвещающим о пожаре, - напоминает едва ли не конец света; мечущиеся в поисках выхода гости блуждают по дому, как по загробному лабиринту (LXXIII).

Рассказ спасает от смерти, он начинается ночью, при искусственном свете, а заканчивается при восходе солнца (О. М. Фрейденберг. Поэтика сюжета и жанра. – М., 1997. С. 124). Cр: "В похоронном обряде спасительная семантика рассказа всего ярче" (Фрейденберг, С. 128).

Совсем особое место не только в истории «трапез», но и в истории искусства вообще занимает хорошо известный рельефный фриз гробницы Еврисака в Риме (I в. до н.э.), сделанной в виде монументальной печи с отверстиями-жерлами. Фриз посвящен «технологическому» мифу о «переходе» от зерна к хлебу через своего рода жертву/умерщвление. Это иносказательный вариант смерти/воскресения человека, со страстным путем-лабиринтом (доставка и помол зерна, приготовление теста), загробным судом (взвешивание) и новым рождением (выпекание в печи и раскладка в корзины). Все эти моменты косвенно будут отражены в катакомбных сценах (и в святоотеческих текстах).

И в заключение упомянем сцену семейного пира из экседры сирийского ипогея Ярхаи (II в.). Этот памятник, принадлежащий римской периферии, трактует старую идею триклиния в новом ключе, близком интересующей нас культуре. На пиру объединяются не только члены семьи жреца, но и близкие и дальние родственники, чьи портретные бюсты метафорически представляют ожившее человечество. Этот памятник вплотную приближает нас к христианской атмосфере с ее нивелированием пола, возраста, статуса людей;

объединением в пространстве поминального зала усопших и живых участников ритуала.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.