WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Для глаголов речевой сферы характерна метафоризация исходного значения. В основе метафоризации глаголов говорения лежат образы криков животных (рычать, мурлыкать, шипеть; brllen, brabbeln, zischen), звуков природы и окружающего мира (гудеть, тарахтеть, (на)стучать; tnen, brummen), конкретных действий, производимых человеком в его повседневной жизни (цедить, долбить, бросить, схлестнуться, излить; auspacken, erffnen, herfallen, austauschen) и явлений природы (бушевать, вспылить, горячиться; sich erhitzen). Общее количество таких глаголов – 88 в русских словарях и 46 в немецких. Как видим, метафорический перенос более характерен для глаголов речи русского языка.

При сопоставлении метафорических значений глаголов двух языков обнаруживается несовпадение признаков переноса и отсутствие эквивалентных семантических структур слов. Так, различаются образы звуков животных и птиц, лежащие в основе глаголов речи двух языков (ср. ворковать, каркать, фыркать и krchzen ‘глухие звуки ворон или попугаев’ ‘глухая речь человека, как при простуде’, quieken ‘писк мыши’ ‘писклявая речь детей’, schnattern ‘звуки, произносимые гусями и утками’ ‘легкомысленное общение девочек’). Для немецкого языка, в отличие от русского, не характерен перенос номинаций со звуков живой природы и окружающего мира на речь человека. В основе глаголов говорения русского и немецкого языков лежат как совпадающие (открыть – erffnen, hinzufgen – добавить и др.), так и несовпадающие образы (дудеть, цокотать, городить, сыпать; meckern (образ блеющего козла речь недовольного человека), anspielen (образ передачи мяча намек), totreiten (образ загнанной лошади долго обсуждаемая тема) и др.), что свидетельствует о сходстве и различии в метафорическом осмыслении действительности этими народами.

В третьей главе «Глаголы немецкого и русского языков в функциональном аспекте» рассматривается функционирование глаголов говорения в конструкциях с прямой речью в немецком тексте и его русском переводе, а также особенности перевода таких конструкций.

Сопоставление использовалось с целью уточнения актуального смысла глаголов, функционирующих в подобных конструкциях, и выявления общего и различного в структуре функционально-семантического поля глаголов речевой сферы в немецком и русском языках. Структура рассматриваемого ФСП соотносится со структурой ЛСП, выделенной в результате системно-семантического анализа глаголов речи. ФСП, так же, как и ЛСП, членится на более мелкие ФСГ и подгруппы. В составе ФСГ глаголы располагаются на шкале переходности от ядерных к периферийным. Ядерные члены совпадают в соответствующих ФСГ и ЛСГ, а периферийные элементы ФСГ не соответствуют элементам ЛСГ и тем самым увеличивают объем ФСГ. Отнесение глагола к ядру или периферии осуществляется по двум критериям:

1) семантическому – относится ли глагол к данной ФСГ по своему системному значению или на основе его употребления, т. е. актуального смысла;

2) количественному – чем больше количество употреблений глагола в данной функции, тем ближе он к ядерным элементам.

Среди периферийных ЛЕ мы выделили следующие семантические типы глаголов:

1) семантически недифференцированные глаголы, которые обозначают собственно процесс произнесения без дополнительных характеристик. Это немецкие глаголы sagen, meinen, bemerken и русские сказать, произнести, выговорить и др. Они могут употребляться в разных контекстах, вводить реплики различного содержания и интонации и относиться к ФСГ глаголов поиска, передачи информации, речевого воздействия, произнесения, выражения эмоций и др.;

2) глаголы широкой семантики. Их значение не ограничивается репрезентацией речевой деятельности. Сема ‘речь’ является лишь составной частью их ЛЗ. Это глаголы berichtigen – поправиться, erinnern an – напомнить, betonen – подчеркнуть и др.;

3) глаголы других ЛСГ поля глаголов речи, значения которых модифицируются при их функционировании (например, глагол произнесения flstern и глагол, выражающий жалобу, jammern в функции поиска информации);

4) глаголы других ЛСП: эмотивные (empren sich – возмутиться), фазисные (beginnen – начинать, schlieen – заключить) и др.

При сопоставлении структуры функционально-семантического и лексико-семантического полей глаголов речевой сферы выявлены некоторые несовпадающие группы. В ФСП глаголов говорения, вводящих прямую речь, отсутствуют ЛСГ глаголов общения и обсуждения. Это связано с тем, что семантика таких глаголов предполагает акт взаимного общения, в то время как семантика глаголов, вводящих прямую речь, направлена на характеристику речи одного субъекта. Прямую речь не вводят и глаголы называния вследствие особенностей их ЛЗ. В составе ФСП выделены также некоторые другие группы и подгруппы, отсутствующие в ЛСП глаголов устной речи: ФСГ глаголов мимики и жеста (lcheln, nicken, herumfahren; улыбаться, кивать поворачиваться), подгруппа эмотивных (spreizen sich, entrsten sich; возмутиться, негодовать) и фазисных (anfangen, fortsetzen, schlieen, начинать, продолжать, заключить) глаголов. Их наличие в составе ФСП обусловлено выявленной нами возможностью ЛЕ приобретать в контексте дополнительные смыслы. Это подтверждает вывод, сделанный при анализе материала других полей о потенциальной способности слов одних групп функционировать в значении других и свидетельствует о существовании связей и отношений между отдельными словами и группами слов в функционально-семантическом пространстве лексики.

Сопоставительный анализ использования глагола в оригинале и в переводе позволил уточнить актуальные смыслы (АС) глаголов. В связи с этим возникает проблема выбора варианта перевода глагола в определенном контексте. Были выявлены контексты, в которых глагол речи с дополнительной эмотивной, произносительной, процессуальной или другой семой переводится либо эквивалентом, содержащим данные семы (fragen – спросить, besttigen – подтвердить и т. д.), либо глаголом недифференцированной семантики с дополнительным компонентом, выраженным наречием, деепричастием или существительным с предлогом (klagen переводится сочетанием жалобно протянуть, flten – сладко пропеть; bestimmen – решительно заявить; murmeln – чуть слышно прошептать). Наблюдается также и противоположная ситуация:

словосочетание глагола речи с дополнительным компонентом переводится одним глаголом, в ЛЗ которого содержится соответствующий семантический компонент (еntgegnen (‘возразить’) + gereizt (‘раздраженный, нервный, агрессивный’) переводится глаголом огрызнуться ‘грубо и отрывисто отвечать на замечания’; antworten schroff und abweisend (букв. ‘ответить резко, отклонить’) переводится глаголом отрезать и др.). Также обнаружены контексты, в которых выбор перевода обусловлен не семантикой переводимого глагола, а тем АС, который реализуется в контексте. Глагол говорения переводится глаголом недифференцированной семантики, при этом его дополнительный компонент имплицитно выражен в реплике, например, rufen ‘кричать’ переводится глаголами сказать, спросить, поправить, предложить, горячиться, взволноваться, изумиться.

Прямая речь оформляется глаголом, не содержащим в своем системном значении сему речи (например, удивиться). Однако в контексте эта сема актуализируется, что подтверждает и перевод (сказал с удивлением). Следовательно, структура значения глагола, оформляющего конструкцию с прямой речью, состоит из нескольких компонентов. Она включает системное значение и потенциальные семы, на актуализацию которых влияет характер, содержание реплики и другие компоненты контекста.

Исследование показало, что даже в тексте одного романа активно употребляется большое количество глаголов речи и их функциональных эквивалентов (117 немецких и 140 русских) с разнообразными смысловыми оттенками. Это свидетельствует о том, что фрагмент концептосферы «речевая деятельность» довольно полно представлен даже на материале одного произведения.

Глава четвертая «Фразеологические единицы как репрезентанты концептов речевой сферы в русской и немецкой языковых картинах мира» посвящена сравнительному анализу русских и немецких ФЕ, описывающих речемыслительную деятельность человека. Цель анализа – определить компонентно-семантические особенности таких ФЕ, на этой основе установить функции концептов, репрезентирующихся в анализируемых ФЕ, в картинах мира русских и немцев.

Значения ‘говорить’, ‘разговаривать’ ‘молчать’ и т. п. в обоих языках выражают ФЕ с компонентами, которые связаны, с одной стороны, со сферой собственно речи (язык / Sprache, слово / Wort). Подобные ФЕ наиболее многочисленны и семантически разнообразны. С другой стороны, структурными компонентами ФЕ выступают лексемы, обозначающие анатомические органы – соматизмы, непосредственно участвующие в речевом процессе или каким-либо образом связанные с ним. Большая их часть называет органы речевого аппарата, которые непосредственно участвуют в процессе порождения устной речи:

язык / Zunge, рот / Mund, губы (уста) / Lippen, зубы / Zhne, горло / Hals, голос / Stimme, нос / Nase. Остальные ЛЕ называют органы, которые используются либо в процессе восприятия речи (уши / Ohren), либо ассоциативно связаны с коммуникативным актом (глаза / Augen, голова / Kopf, лицо / Gesicht), либо практически никак с ним не связаны (сердце / Herz, душа / Seele, рука / Hand). Чем более орган связан с речевым актом, тем чаще соответствующий соматизм используется в образовании ФЕ, характеризующих речевую деятельность.

Все множество ФЕ разделено на подмножества по формальному критерию – наличие общего компонента в структуре ФЕ (например, язык, слово, рот и т. п.). Внутри формальных объединений выделяются (если это возможно) лексико-грамматические группы: глагольные ФЕ (чесать языки, бросать слова на ветер, разинуть рот); именные ФЕ (красное словцо, длинный язык); адъективные ФЕ (остер на язык, боек на язык).

Внутри лексико-грамматических групп выделяются семантические ряды, объединяющие семантически близкие ФЕ. Лексико-грамматические группы русских и немецких ФЕ с общими формально-соотносительными компонентами анализируются в сопоставительном аспекте.

Концептуальный анализ позволил выявить общие и национальноспецифические смыслы и ассоциации, возникающие при репрезентации того или иного компонента-концепта ФЕ русского и немецкого языков.

Ядерными элементами концептосферы речевой деятельности являются концепты слово / Wort, язык / Zunge, язык / Sprache, рот / Mund, губы (уста) / Lippen, что подтверждается количеством ФЕ с этими компонентами и их семантическим разнообразием.

Центральным концептом является слово / Wort (55 русских и немецких ФЕ), который аккумулирует смыслы, связанные с обещанием (давать слово, zu seinem Wort stehen) и публичной речью (предоставить слово, das groe Wort haben / fhren). Специфически немецкими являются значения, отражающие молчание (kein Wort ber etw. (A) verlieren), принятие решения (das letzte Wort ist noch nicht gesprochen), восприятие (jedes Wort auf die Goldwaage legen), а специфически русскими – безответственность в высказываниях (бросать слова на ветер), характеристика ораторских способностей говорящего (владеть словом, не мочь (не уметь) связать двух слов).

Следующим по значимости в картине мира концептом является язык (53 ФЕ), репрезентированный в немецком языке двумя ЛЕ – Zunge (ФЕ) и Sprache (22 ФЕ). Язык как орган речи ассоциируется с болтливостью (плести языком, seiner Zunge freien Lauf lassen), молчанием (держать язык за зубами, seine Zunge hten, zgeln, im Zaum halten), потенциальным желанием произнести (язык чешется, es liegt j-m auf der Zunge). В русском сознании эксплицируется сакрально-мистическая функция языка во ФЕ, содержащих проклятия, заклинания, клятвы (типун тебе на язык, черт дернул за язык). В немецком языке актуализируются смыслы, связанные с лживостью / лестью (mit gespaltener Zunge reden).

Язык как система средств выражения связан с владением языком и взаимопониманием (находить общий язык, eine andere Sprache sprechen).

Значимым элементом фрагмента немецкой языковой картины мира, характеризующим речевую сферу, является Mund / рот (37 немецких и русских ФЕ). В этом концепте в немецком языке воплощаются смыслы, связанные с болтливостью (j-m steht der Mund nie still), всеобщей известностью (j-d / etw. ist in aller Munde). В русском сознании концепт рот ассоциируется с началом речи (открывать / открыть рот), объяснением (разжевать и (да) в рот класть / положить), спором (с пеной у рта доказывать).

Концепты губы / Lippen (13 русских и 15 немецких ФЕ) репрезентированы в русском языке двумя ЛЕ – архаической уста и активной губы. При этом во ФЕ наиболее часто используется архаическая форма, что связано со способностью ФЕ «консервировать» архаичные элементы. Общие смыслы, выраженные ФЕ с этими компонентами в обоих языках, – произнесение (разжимать / разжать губы, etw. kommt jm ber die Lippen), всеобщая известность (быть на устах у кого-л., etw. (js Name) ist auf allen Lippen). В русском языке дополнительно реализуются значения достоверности информации (узнать из чьих-н. / первых уст) и обиды (надувать губы (губки)), а в немецком – молчания (etw. nicht (kaum) ber die Lippen bringen knnen) и восприятия (j-m an den (an j-s) Lippen hngen).

Концепты уши / Ohren (10 русских и 33 немецких ФЕ) располагаются на периферии между сферой восприятия и сферой речи. Общие значения для двух языков – сообщение секретной информации (говорить на ухо, ins Ohr sagen) и надоедливость (прожужжать все уши, j-m die Ohren vollheulen / volljammern). Специфические для немецкого языка – реакция на сообщение (dein Wort in Gottes Ohr!), обман (die Ohren voll lgen).

Остальные концепты менее активно используются во ФЕ, описывающих коммуникативную деятельность, но, тем не менее, имеют ряд важных значений. Так, концепт зубы / Zahn ассоциируется с агрессией (зубы точить на кого-н., die Zhne fletschen). Концепты голова / Kopf, лицо / Gesicht, глаза / Augen связаны с искренностью / неискренностью высказывания (с глазу на глаз, unter vier Augen) и оскорблением (мылить / намылить голову, плевать в лицо (в глаза), auf den Kopf spucken) как наиболее уязвимые части тела. Смыслы ‘искренность’ / ‘неискренность’ воплощаются также в концептах душа / Seele и сердце / Herz (раскрыть / раскрывать душу, кривить / покривить душой, sein Herz ausschtten), при этом в русском языке более актуальным в количественном плане является компoнент душа (9 русских и 3 немецких ФЕ), а в немецком – Herz (7 немецких и русских ФЕ). Концепты голос / Stimme, горло / Hals ассоциируются с громкостью произнесения (орать, кричать дурным голосом, драть / надрывать горло, mit voller Stimme schreien) и характеристикой некоторых других акустических особенностей.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»