WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Теоретико-методологическую основу исследования составляют работы, посвященные общим основам системно-семантического (В. В. Виноградов [1977], Ю. Д. Апресян [1967], Ю. Н. Караулов [1976, 1981] и др.), функционального (Г. В. Колшанский [1980], И. А. Стернин [1985] и др.), сравнительно-сопоставительного (В. Н. Ярцева [1960], В. Г. Гак [1977] и др.) и концептуального анализов (Ю. С. Степанов [1997], В. Б. Гольдберг [2000], И. А. Стернин [2000], Е. С. Кубрякова [2004] и др.). Подробно анализировались работы, посвященные общим принципам лексико-семантического членения лексики (J. Trier [1931], Э. В. Кузнецова [1969, 1979, 1986], В. Г. Гак [1971], Л. М. Васильев [1981, 2002], З. Д. Попова [1989] и др.) и, в частности, поля глаголов речи (Л. М. Васильев [1971], Т. В. Кочеткова [1978], З. В. Ничман [1980], Н. В. Возиянова [1991] и др.), а также рассмотрены работы, в которых глаголы ЛСП речи сопоставляются в разных языках (М. И. Кролль [1969], Л. А. Клибанова [1974], Г. В. Коптелова [1979] и др.). Мы опирались также на работы отечественных и зарубежных лингвистов, посвященные проблемам выделения ФЕ и их разноаспектному анализу (Charles Bally [1951], В. В. Виноградов [1977], А. И. Молотков [1977], В. Н. Телия [1996], Wolfgang Fleischer [1997], Harald Burger [2003], D. Dobrovol’skij [1995]), а также сопоставлению ФЕ разных языков (R. Hessky [1987], C. Fldes [1996], Ю. П. Солодуб [1997], В. Б. Гольдберг [2000] и др.).

Положения, выносимые на защиту:

1. Фрагмент языковой картины мира, связанный с речевой сферой, репрезентируется лексическими и фразеологическими единицами, имеющими разные значения и характеризующие различные аспекты речевого процесса.

2. Глаголы как лексические репрезентанты концептосферы «речевая деятельность» на уровне языка представляют сложное по своему устройству лексико-семантическое поле, которое членится на лексикосемантические группы и подгруппы, отражающие довольно дробную дифференциацию устного коммуникативно-речевого процесса.

Структуры ЛСП русского и немецкого языков в целом совпадают, семантические различия обнаруживаются на уровне отдельных подгрупп.

3. Многие значения глаголов речевой сферы имеют метафорический характер образования. Образы, лежащие в основе метафорического переноса русских и немецких глаголов речи, отличаются в двух языках, что свидетельствует о разных когнитивных ассоциациях, связанных с речевым процессом, в русской и немецкой языковых картинах мира.

4. Основной сферой функционирования глаголов речи в художественном тексте является их употребление в конструкциях с прямой речью. Наряду с глаголами, имеющими системное значение речи, в такой же функции используются глаголы с семантикой фазисности, эмотивности, мимики и жеста. Вся совокупность глаголов составляет функционально-семантическое поле, которое членится на функционально-семантические группы и подгруппы. В целом ФСП представляет собой зеркальное отражение ЛСП, однако объем ФСП шире объема соответствующего ЛСП, так как в него входят глаголы других семантических групп и полей.

5. Системное значение глаголов речи модифицируется при их употреблении в тексте. Мы исходим из предположения о том, что одним из эффективных способов выделения актуального смысла глаголов может стать сопоставление текста оригинала и его перевода. Анализ конкретного материала подтвердил нашу гипотезу. Следствием модификации системного значения глагола в тексте является его перемещение в другую функционально-семантическую группу, по сравнению с лексикосемантической группой.

6. ФЕ, характеризующие речевую сферу, заполняют лакуны, имеющиеся в лексике, и, за счет своей образности и коннотации, являются выразителями культурно-национальной специфики. Мы исходим из предположения о том, что способом сопоставления ФЕ двух языков может стать анализ ФЕ с совпадающими именными компонентами речевой сферы (язык / Zunge, слово / Wort, рот / Mund и др.), которые являются репрезентантами соответствующих концептов. Такой концептульно-семантический анализ позволяет не только выявить совпадающие и несовпадающие значения ФЕ с одинаковым компонентом, но и определить концептуальные признаки соответствующего компонента-концепта в двух языках, и, следовательно, выявить его культурно-национальную специфику.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые осуществлен комплексный подход к изучению лексических и фразеологических единиц русского и немецкого языков с общей семантикой устной речи, включающий лексико-семантический, функционально-семантический, лингвокультурологический, концептуальный и сравнительно-сопоставительный аспекты. Впервые выявлены и введены в научный оборот немецкие глаголы, описывающие речевую сферу, а также русские и немецкие ФЕ как репрезентанты различных концептов, связанных со сферой устной речи, в сознании носителей русского и немецкого языков.

Теоретическая значимость работы. Материал и результаты нашего исследования вносят определенный вклад в развитие теории сравнительно-сопоставительного исследования и концептуального анализа. Теоретическую значимость имеют выявленные общие универсальные закономерности устройства ЛСП русских и немецких глаголов речевой сферы, а также различия, обнаруженные при сопоставлении этих ЛСП с ФСП глаголов, вводящих прямую речь, в русском и немецком языках; методика анализа способов перевода, используемая для выявления актуальных смыслов глаголов; методика выявления и описания репрезентантов концептов на материале фразеологии; методика сравнительного анализа репрезентантов концептов разных языков.

Практическую значимость работы составляют, во-первых, выявленные нами глаголы речевой сферы русского и немецкого языков, классифицированные по лексико-семантическим группам и подгруппам на основе уточнения словарных дефиниций и сопоставления лексических значений глаголов; во-вторых, выявленные нами ФЕ, описывающие и / или характеризующие сферу устной речи, классифицированные по структурно-семантическим группам на основе ключевого словакомпонента. Этот материал может быть использован в лексикографии - при составлении двуязычных тематических словарей. Полученные результаты исследования и материал могут также применяться в вузовской практике - при разработке курсов и спецкурсов по лексической семантике, фразеологии, лингвокультурологии немецкого и русского языков, по сопоставительной лексикологии, а также в теории и практике преподавания русского / немецкого языка как иностранного. Результаты сопоставительного анализа оригинала немецкого художественного текста и его русского перевода, могут быть использованы в теории и практике перевода.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждались:

1) на ежегодных Международных научных студенческих конференциях Новосибирского государственного университета «Студент и научно-технический прогресс»: Секция языкознания (2000, 2001, 2004, 2006);

2) на общегородской конференции преподавателей и студентов «Наука. Университет 2005»: Секция языкознания (Новосибирск, 2005);

3) на семинарах факультета германистики Carl von Ossietzky Universitt Oldenburg, Германия (2001-2002);

4) на заседаниях сектора «Русский язык в Сибири» Института филологии СО РАН и совместном заседании этого же сектора и кафедры общего и русского языкознания Новосибирского госуниверситета.

Материал и результаты исследования отражены в 8-ми публикациях, одна из них – в серии «История, филология» журнала «Вестник Новосибирского государственного университета», рекомендованной ВАК Минобразования и науки РФ для публикации статей соискателей ученой степени доктора и кандидата филологических наук.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка (167 названия исследований и названий словарей) и двух приложений, содержащих словник глаголов речевой сферы русского и немецкого языков и список ФЕ русского и немецкого языков, классифицированных по ключевым компонентам.

Основной текст изложен на 220 страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Основные теоретические положения исследования» обсуждаются проблемы, связанные с обозначенными выше аспектами исследования, дается критический анализ соответствующей литературы, определяется понятийнотерминологический аппарат исследования. При анализе лексических репрезентантов в системно-семантическом аспекте используются термины: лексико-семантическое поле (ЛСП) и лексико-семантическая группа (ЛСГ). Вслед за Э. В. Кузнецовой, В. Г. Гаком, З. Д. Поповой и др., мы понимаем ЛСП как макросистему, объединяющую слова на основании общей классемы (в нашем случае «процессуальная семантика») и категориально-лексической семы («процесс говорения», или «речевая деятельность»). Составными частями ЛСП являются ЛСГ, объединяющие слова одной части речи с общей архисемой. Инвариантному семантическому признаку подчинено множество дифференциальных семантических признаков, по которым, на следующем уровне членения, глаголы делятся на более мелкие подгруппы.

Множество глаголов говорения и их функциональных эквивалентов, оформляющих прямую речь, мы называем функционально-семантическим полем (ФСП), единицы которого располагаются на шкале переходности от ядерных к периферийным и объединяются по принципу функциональной и семантической близости в более мелкие функционально-семантические группы (ФСГ) и подгруппы.

В рамках синхронно-сопоставительного анализа лексических и фразеологических единиц и перевода как разновидности такого анализа выделяются критерии эквивалентности. Определяются основные понятия лингвокультурологии: концепт, концептосфера – и анализируются опыты исследования ФЕ как репрезентантов определенных концептов.

Во второй главе «Глаголы устной речи русского и немецкого языков в системно-сопоставительном аспекте» строится лексикосемантическая классификация лексических репрезентантов речевой сферы. На основе интегральных и дифференциальных сем, выделенных путем анализа словарных дефиниций значений глаголов, определяется структура лексико-семантических полей, подполей и групп, а также выявляются системные отношения внутри ЛСГ. Проводится сопоставление семантики русских и немецких глаголов речи и структур их ЛСГ.

ЛСП глаголов устной речи мы разделили на два подполя:

Подполе 1. Глаголы, называющие и / или характеризующие коммуникативную сторону речи.

Подполе представлено ЛСГ глаголов общения (разговаривать, беседовать, шептаться; sich unterhalten, austauschen); обсуждения (обсудить, спорить, советоваться; besprechen, diskutieren, errtern); ЛСГ глаголов поиска / передачи информации с подгруппами сообщения новой информации (сообщить, донести, признаться; mitteilen, angeben, bekennen); оперирования информацией (объяснить, разжевать; erlutern, erklren); ответа (ответить, отрезать, огрызнуться; antworten, entgegen); ЛСГ глаголов обращения к собеседнику (спросить, обратиться; fragen, sich wenden (an j-n)); ЛСГ глаголов речевого воздействия, состоящая из подгрупп глаголов требования (требовать, приказать; fordern, verlangen) и убеждения (убедить, отговорить, побудить; berreden, abraten, anspornen); ЛСГ глаголов, выражающих согласие (согласиться, поддакивать; vereinbaren, besttigen) и несогласие (возразить, протестовать; widersprechen, verneinen); ЛСГ глаголов называния (назвать, именовать; nennen, taufen).

Подполе 2. Глаголы, характеризующие процесс устной речи.

Процесс устной речи характеризуют следующие признаки, в соответствии с которыми глаголы объединяются в ЛСГ и подгруппы:

– ЛСГ глаголов произнесения, характеризующих темп (болтать, мямлить; plappern, diktieren), степень громкости (кричать, шептать;

schreien, flstern), четкость артикуляции (декламировать, шамкать, skandieren, nuscheln), тон (басить, пищать; brummen, kreischen) и др.

– ЛСГ глаголов, выражающих эмоции говорящего в речевом акте (хвалить, ругаться, ворчать; loben, schimpfen, meckern);

– ЛСГ глаголов содержания мысли (оценить, упрекнуть, лгать, шутить, жаловаться; bewerten, vorwerfen, lgen, spotten, klagen);

– ЛСГ глаголов, выражающих структурно-процессуальные особенности разговора (заговорить, разглагольствовать, заметить, повторить; ansprechen, faseln, bemerken, wiederholen);

– ЛСГ глаголов молчания (молчать, умолкнуть, помалкивать, скрыть; schweigen, verstummen, verschweigen).

Данная классификация не исключает возможности отнесения одного и того же глагола или даже одного и того же лексико-семантического варианта (ЛСВ) глагола к обоим подполям и к разным ЛСГ, так как один и тот же ЛСВ может содержать в себе характеристику и коммуникативной стороны речи, и процесса речи.

В обоих языках выделяются аналогичные группы и подгруппы глаголов, т. е. структура поля одинакова в системе этих языков.

Сопоставительный анализ позволил обнаружить некоторые различные, несовпадающие дифференциальные семы глаголов одной группы в обоих языках, а также глаголы, не имеющие однословных эквивалентов в другом языке, например, любезничать, лопотать, картавить, lispeln ‘произносить звук [с] как английский [th]), schnarren ‘говорить неприятным твердым голосом’, nachbohren ‘постоянно задавать вопросы’ и др. Не совпадает количественный состав ЛСГ и подгрупп глаголов немецкого и русского языков. Так, в ЛСГ глаголов обсуждения входят русских и 11 немецких лексических единиц (ЛЕ), в подгруппы глаголов речевого требования – 12 русских и 16 немецких ЛЕ. Подгруппы, характеризующие темп речи, составляют 12 русских и всего 2 немецких глагола, а подгруппы, характеризующие тон речи, наоборот - 3 русских и 6 немецких глаголов. Эти различия демонстрируют большую или меньшую степень актуальности той или иной характеристики речи в картинах мира двух народов. Среди экспрессивных преобладают глаголы с негативной эмотивной оценкой, причем в немецком языке их количество больше, чем в русском (17 и 10 соответственно). Для глаголов данного ЛСП характерна стилистическая маркированность. Но при этом в русском языке такие глаголы значительно преобладают: 52 разговорных и 30 просторечных в русских словарях и всего 29 – в немецких.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»