WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Структура диссертации. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения и трех приложений. Библиография работы включает более двухсот наименований. Порядок следования глав отображает логику исследования: в первой главе рассматриваются теоретические аспекты изучения категории «неопределенность» на примере эволюции представлений человека о «словах и вещах» в философии и лингвистике, особенности прямой номинации вещи в языке, характеристики поэтической речи с точки зрения «неопределенности», описание структуры категории «неопределенности», модального и референциального подходов в применении к ее исследованию. Во второй главе исследуются понятийная категория «Вещь» как показатель «неопределенности» в творчестве И. Бродского и ее репрезентации лексическими средствами языка, а также явление концептуализации, иллюстрирующие механизмы создания «неопределенности» при использовании абстрактного имени. В третьей главе изучаются особенности поэтической речи, лексические и грамматические средства выражения категории неопределенности в поэзии И. Бродского. В заключении подводятся основные итоги. В приложениях представлены названия стихотворений, входящих в сборник И. Бродского «Часть речи», репертуар константных средств выражения «неопределенности» в поэзии И.

Бродского, а также список константных лексических средств вы ражения «неопределенности» и их частотность в сборнике стихотворений «Часть речи».

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении сформулирована основная цель работы и перечислены конкретные задачи исследования, обоснованы актуальность, теоретическая значимость и новизна исследования, опреде лены материал, объект, предмет и единицы анализа, названы используемые в диссертации методы, представлены положения, выносимые на защиту.

Глава 1. Теоретические аспекты изучения категории «неопределенность». Цель главы – проанализировать предложенные в научной философской и лингвистической литературе подходы к изучению «неопределенности» как категории языка и текста.

В отечественной лингвистике статус категории «неопределенность», наполнение этого понятия и список средств его выражения строго не определены и варьируются от работы к работе. Наиболее полное толкование данной категории отражено в следующем определении: категория «определенности/ неопределенности» – «одна из категорий семантики высказывания; функция ее – актуализация и детерминизация имени, демонстрация его единственности в описываемой ситуации (определенность) либо выражение его отношения к классу подобных ему феноменов (неопределенность)» (Т.М.

Николаева). Большинство научных трудов посвящено изучению «неопределенности» как составляющей бинарной оппозиции «определенность-неопределенность», какой она представлена в грамматической системе языка, однако с развитием когнитивных методик в языкознании и лингвистике текста категория «неопределенность» все чаще становится самостоятельным объектом исследования (О.Б. Акимова, Н.Д. Арутюнова, И.В. Вороновская, И.И. Ковтунова, Е.В. Падучева, Ю.И. Левин, Т.В. Цивьян). Проявляясь на всех уровнях языка, категория «неопределенность» как таковая или представленная оппозицией с «определенностью» подвергается разностороннему анализу, результатом чего становятся различные трактовки положения данной категории в системе языка: грамматическая (Т.П. Ломтев, А.А. Реформатский, Ю.А. Рылов), функционально-семантическая (И.В. Вороновская, М.В. Всеволодова, В. Гладров, О.А. Ларина, М.В. Маштакова, И.В. Нефедов, Ю.Л.

Сидорова и др.), текстологическая (контекстуальная) (М.И. Алехина, О.И. Москальская, Т.А. Папенкова, И.П. Распопов).

Прочное вхождение категории «определенностинеопределенности» в научное пространство русского языкознания связано с грамматическим подходом к изучению данной категории и, прежде всего, с изучением артиклей в иностранных языках (Андреева 2000, Кашкин 2001, Гак 2004). Традиционно сложилось, что во всех русских грамматиках базовые лингвистические категории выражаются грамматическими средствами (категории рода, лица, числа, залога, падежа и т.д.). Таким формальным грамматическим показателем для категории «определенностьнеопределенность» является артикль. Новый импульс к изучению рассматриваемой категории придали исследования сопоставительного характера: сопоставлялись артиклевые и безартиклевые язы ки, в последних – выделялись средства, выполняющие функции артикля (Пропп 1951, Болдина 1989, Черникова 1993 и др.). Существенно расширили представления об «определенностинеопределенности» работы ученых-синтаксистов (Арутюнова 1976), работы, посвященные коммуникативной организации вы сказывания (Золотова 1982, Ковтунова 1967, Поспелов 1980, Т.М.

Николаева 2004) и исследования дейктических компонентов ме стоимений и наречий (Галкина-Федорук 1963, Селиверстова 1964, Кобозева 1981, Крылов 1989, Падучева 2008 и др.). Но, несмотря на разработанность отдельных сфер функционирования категории, комплексного анализа и описания всей совокупности средств ее воплощения не существовало, а следовательно, не существовало как такового и понятия категории «определенностьнеопределенность».

Следующий этап в изучении «определенностинеопределенности» связан с теорией функциональной грамматики.

Принцип изучения от функций категории к средствам ее выражения и, наоборот, представления категории в виде функциональносемантического поля значительно расширили знания лингвистов о грамматических категориях, а такие из них, как категория «опре деленность-неопределенность» и категория «модальность», полу чили новую интерпретацию.

Именно в рамках функционально-семантического подхода выделяется список разноуровневых компонентов со значением определенности-неопределенности, кроме того, декларируется возмож ность пересечения различных полей и заостряется внимание на ре ференциальных свойствах исследуемых единиц. Эти факты подготавливают почву для обращения ученых к текстовому материалу.

Так, появляется множество исследований, посвященных анализу «неопределенности-неопределенности» (или только» неопределен ности») как функционально-семантической категории, предметом которых являются различного рода тексты от публицистических до художественных (Цивьян 2001, Нефедов 2004, Кацитадзе 2005).

Увеличение прецедентов рассмотрения этой категории в тексте приводит к постановке вопроса о том, является ли «неопределен ность-неопределенность» текстовой категорией.

Текстологическое направление изучения «определенностинеопределенности» выдвигает положение о том, что в русском языке, не имеющем специальных средств выражения обозначенной категории (артиклей), значение «определенностинеопределенности» может выражаться только при актуализации языкового знака. Признавая «определенность-неопределенность» «скрытой» категорией, репрезентирующейся на всех уровнях языка при помощи различных средств, категорией, присущей всем без исключения текстам, приверженцы данной точки зрения предлагают считать «определенность-неопределенность» текстовой категорией. Обращение к «неопределенности» как самостоятельной категории открыло ее антропоцентрическую природу, «неопределенность» как способ отражения реальной действительности характеризует не только авторские стили, но, шире, целые направления в искусстве и даже национальную картину мира (Арутюнова 1999, Ковтунова 1993, Ларина 2006, Падучева 1996).

Категория «неопределенность» соответствует всем требованиям, предъявляемым к текстовым категориям: а) значимость роли того или иного свойства или признака текста в ряду других признаков такого рода вне зависимости от его специфичности для текста, б) коммуникативносодержательный инвариант категории текста, отличающийся семантической вариативностью, реализуется в тексте с помощью системы разноуровневых элементов, в) соблюдение критериев формы, значения и функции.

Она имеет соответствия и в грамматической системе языка, и в философской терминологии. Ее можно сопоставить с такой «классической» текстовой категорией, как модальность, с которой они имеют пересечения. Обе эти категории являются коммуникативно обусловленными, проявляются в тексте и являются маркерами авторского присутствия в тексте. Обе они могут пониматься как метакатегории. По функциональным характеристикам данные категории – категории одного порядка, и если одна из них является текстовой (модальность), другая (неопределенность) имеет такие же основания для отнесения ее к этому разряду. Однако определяющим фактором отнесения «неопределенности» к рангу текстовых категорий является материал исследования – тексты в их классическом понимании, то есть произведения речетворческого процесса, обладающие цельностью, связностью, завершенностью.

Являясь универсальной языковой категорией, «неопределенность» способна проявляться не только в процессе коммуникации и иметь переменное значение, но может также обладать константным языковым, словарным значением с семантикой определенности-неопределенности. В процессе исследования текста референ циальный и модусный критерии отнесения слова к классу определенных или неопределенных взаимодополняют друг друга.

При исследовании категории «неопределенность» важно пра вильно провести границу между единицами, выражающими неоп ределенное и определенное значения, с целью отбора именно не определенных, а также важно определить степень выраженности «неопределенности» в каждом отдельном случае. Значительную роль в этом играет синтаксический критерий, на котором основан метод выявления определенных и неопределенных именных групп (далее – ИГ), разработанный А.Д. Шмелевым, лексический указатель семантико-синтаксических признаков слов Е.В. Падучевой и данные идеографических словарей.

При анализе поэтических текстов целесообразно использовать широкое понимание категории «неопределенность», включающее в себя помимо собственно неопределенных ИГ, слабоопределен ные и нереферентные ИГ. Итак, исходя из существующих в языкознании точек зрения на категорию «неопределенность» и учитывая специфику материала – поэтического текста, текстовая категория «неопределенность» понимается нами как категория семантики высказывания, отражающая учет информированности слушающего говорящим о предмете речи и реализующая в тексте функции деактуализации и индетерминизации (актуализации и детерминизации со знаком «минус»), указание на отношение имени к классу подобных ему феноменов; состав категории формируют референтные именные группы со значением неопределенности (слабоопреде ленные, неопределенные) и нереферентные – с генерализирующим значением (экзистенциальные, универсальные, атрибутивные, родовые).

Сущностные особенности поэтического текста формируют особый идиом, отношения которого с естественным языком и язы ком художественной речи определяются как различного рода преобразования, метаморфозы (в самом общем понимании это поэтическая функция языка, по Р. Якобсону), обусловленные сложной структурно-субъектной организацией художественного текста, что приводит к возникновению формальных и смысловых эллипсисов – различного рода неопределенности. Следует отметить, что выделенные нами виды «неопределенности» представляют собой три качественно различных блока: 1) в плане познавательных категорий и познавательной позиции автора – неопределенности субъекта, места, времени, действия, объекта действия; 2) в плане когнитивно-языковых категорий и связей неопределенности значения слова, неопределенности отнесенности признака, неопределенности логико-синтаксических отношений, неопределенности предмета речи; 3) в плане поэтической коммуникации – неопределенности говорящего и адресата, затрудняющих процесс референции (композиционной неопределенности). В тексте все эти виды «неопределенности» выражаются лексико-грамматическими (лексема «вещь», существительные и прилагательные с семантикой неопределенности, неопределенные местоимения и наречия, явление концептуализации) и морфолого-синтаксическими средствами (предложения с неопределенным именем-генитивом, предложения с существительным-прямым дополнением при глаголе совершенного вида, предложения тождества, вставные конструкции (ВК), бессубъектные предложения, логические разрывы, передача множественным числом существительного, обозначающего единичный предмет).

Так, например, неопределенность субъекта прямо соотносится с модусными смыслами персонализации и авторизации; неопределенность времени – с временной локализацией, пространства – с пространственной; композиционная неопределенность – с высказываниями-перформативами в проанализированных нами стихотворениях; неопределенность логико-синтаксических отношений – с ирреальной модальностью и персуазивностью; и, наконец, все виды неопределенности – с сентенцией, где происходит нейтрализация всех коммуникативных характеристик.

Глава 2. Категория «вещь» как показатель «неопределенности» в художественном мире И. Бродского и механизмы создания «неопределенности» абстрактного имени. Цель главы – исследовать возможности абстрактного имени в формировании и реализации категории «неопределенность» в поэтическом тексте.

Вещь – одно из фундаментальных понятий художественного мира И.Бродского, рассматривать которое целесообразно в ряду смысловых оппозиций: пространство (вещь) – время (мысль о вещи), вещь – человек, вещь – смерть, вещь – язык. Данные оппозиции были выделены нами путем обобщения данных, представленных в работах исследователей творчества поэта. Оппозиции образуют иерархически сформированную структуру: вещь соединяет в себе две ипостаси – вещь, воплощенная в пространстве, и вещь как eidos, идеальная сущность, воплощенная однажды или могущая воплотиться в любой момент. Как и в языке, все ЛСВ данного слова группируются вокруг двух центров: предметного и абстрактного. Вещное значение связано с образами пространства, человека и смерти; абстрактное – противопоставлено всему врменному и временнму и воплощается в языке. «Семантическая поэтика» И.

Бродского имеет своим источником насыщенность поэтических текстов предметными смыслами, то есть доминирование существительных над другими частями речи.

Лексема «вещь», являясь полисемантичным, а также родовым именем, в контексте может актуализировать несколько собственно ей приписываемых значений и, кроме этого, значения тех имен, которые она может замещать, реализуясь в тексте в роли анафоры, дейктического маркера, эвфемизма; «вещь» может быть одним из компонентов перифраза и предложения тождества. В большинстве контекстов лексема «вещь» реализует свое основное значение ‘всякий предмет, изделие бытового обихода, личного пользования, трудовой деятельности’ наряду со значениями, относящимися к другим понятийным сферам: человек, язык, вещество и др. (см. об этом далее).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»