WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

КУНГУРЦЕВА Надежда Александровна ТИПОЛОГИЯ ПРОСТРАНСТВА В РАННЕМ ТВОРЧЕСТВЕ Д. Н. МАМИНА-СИБИРЯКА (1875–1882 гг.) Специальность 10.01.01. – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Екатеринбург 2009

Работа выполнена на кафедре русской литературы ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А. М. Горького».

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Созина Елена Константиновна Официальные оппоненты доктор филологических наук, доцент Соболева Лариса Степановна кандидат филологических наук, доцент Миночкина Любовь Игнатьевна Ведущая организация ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»

Защита состоится « » декабря 2009 г. в _ часов на заседании диссертационного совета Д 212.286.03 при ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А. М. Горького» (620000, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 51, к. 248).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А. М. Горького».

Автореферат разослан «» ноября 2009 г.

Учёный секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, профессор М. А. Литовская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

аАктуальность исследования. Творчество Д. Н. Мамина-Сибиряка обладает территориальной определённостью, оно тесно связано с регионом, представителем которого осознавал себя автор. По мнению И. А. Дергачёва, в а.– произведениях писателя «…слово “Урал”, “уральский”, кроме значения географо-ландшафтного, несёт в себе мысль и об истории, и о социальнома экономических особенностях региона»1. В связи с этим изучение раннего // творчества писателя представляет безусловный исследовательский интерес, го так как именно в этот период в рассказах и очерках начинающего автора впервые «открывалась российскому читателю ещё малоосвоенная духовно, ещё малоизвестная земля - Урал»2.

наДовольно долго уральский край выступал как часть Сибири, лишь ближе уск началу ХХ в. его начали воспринимать как особую территорию, имеющую и.

свою историю, культуру, свой неповторимый облик. Безусловно, это связано г :

с «промышленной колонизацией» Урала: необходимость в мощной металлургии подтолкнула к массовому заселению региона, строительству городов в заводов, а отсюда – с появлением особого «горнозаводского» населения и т», культуры. В первые десятилетия ХХ в. это уже не «сибирская украйна», а равполне самостоятельная «горнозаводская цивилизация»3. «Из сугубо геогра и фического образа “Урал” в массовом восприятии превращается в геокультуруч.

ный феномен. Суровая природа могучих Уральских гор, богатство земных й», недр выступают в значительной степени в “переработанном”, претворенном виде, как освоенные человеком в ходе его промышленного строительства… Дергачёв И. А. Пейзаж Д. Н. Мамина-Сибиряка: школа, структура, функция // Модификации художественных форм в литературном процессе : Д. Н. Мамин-Сибиряк – художник. Свердловск, 1989. С. 53.

Щенников Г. К. Литературные дебюты Д. Н. Мамина // Мамин-Сибиряк Д. Н. Полн. собр. соч. :

в 20 т. Т. I, Екатеринбург, 2002. С. 896.

Богословский П. С. О постановке культурно-исторических изучений Урала // Уральское краеведение. Вып. 1. Свердловск, 1927. С. 35.

В качестве “края заводов” Урал оказывается прочно вписан в общее социально-экономическое пространство Российской империи»4.

Именно в преддверии этого времени публикуются первые рассказы Д. Н.

Мамина-Сибиряка – писателя, с которого началось понимание особого положения уральского региона как «горного гнезда», самобытности его населения, духовной и материальной жизни. И. А. Дергачёв, чрезвычайно много сделавший в плане изучения личности и творчества уральского художника, писал о «раннем» Мамине: «Рассказы Мамина-Сибиряка начала 80-х годов охватывают широкий круг жизненных явлений своеобразного края России, каким был Урал, с развитой промышленностью, во многом сложившимися буржуазными отношениями, с сильнейшими остатками крепостничества, пропитавшими все поры новых порядков»5. В период первых литературных проб Мамина формируется основополагающая особенность его литературной манеры – обязательная соотнесённость событий и действий произведения с географическим пространством Урала, а в более позднем творчестве – с пространством всей России.

Между тем, раннее творчество Д. Н. Мамина-Сибиряка изучено крайне мало. Лишь отдельные критики и исследователи (Е. А. Боголюбов, А. И.

Груздев, позднее И. А. Дергачёв) так или иначе обращались к его произведениям 1875–1882 гг. Е. А. Боголюбов собрал воспоминания, переписку писателя, официальную семинарскую документацию и подробно обрисовал жизнь Мамина-семинариста и Мамина-студента6. А. И. Груздев дополнил и расширил представления о начале литературной работы писателя, дал общую характеристику его жизни первого петербургского периода, уточнил некоторые детали биографии7. Огромной заслугой в сохранении наследия Мурзина И. Я., Мурзин А. Э. Культура Урала: очерки становления и развития региональной культуры : в 2 частях. Ч. 1. Екатеринбург, 2006. С. 39.

Дергачёв И. А. Мамин-Сибиряк и народники 1870-х годов // И. А. Дергачёв. Книги и судьбы.

Свердловск, 1973. С. 80.

Боголюбов Е. А. Певец Урала. Свердловск, 1949; Боголюбов Е. А. Мамин-Сибиряк // История русской литературы : в 10 т. Т. 9. Ч. 2. М., 1956.

Груздев А. И. Д. Н. Мамин-Сибиряк : Критико-биографический очерк. М., 1958.

и- уральского писателя является исследовательская работа Е. А. Боголюбова по ва, идентификации произведений писателя 1875–1877 гг. Им определена принаде. лежность ряда рассказов этого периода перу начинающего писателя: «Старов цы», «Старик», «В горах», «Не задалось», «Русалки», «Тайны зелёного леса».

д- Тем не менее, в оценке как раннего, так и позднего творчества Мамина, криый тиков интересовало главным образом то, насколько близок был МаминСибиряк народным массам, а также «влияние передовых традиций классичеь- ской русской литературы, влияние идей демократии 60-х годов, острая социе- альная и литературная борьба его эпохи»8.

н- И. А. Дергачёв изучал ранние произведения Мамина, но считал их крайая не незрелыми. В современном литературоведении интерес к раннему творчем- ству Д. Н. Мамина-Сибиряка возрос в связи с выходом в 2002 г. первого тома е- Полного собрания сочинений в 20 томах под редакцией Г. К. Щенникова. В А. данном издании осуществляется попытка объединить все рукописные и пеза- чатные материалы писателя, включая незавершённые и неопубликованные Та- ранее. Во вступительной статье к первому тому Г. К. Щенников впервые в ж- истории изучения Мамина даёт целостный анализ произведений раннего периода творчества писателя. В частности, он определяет жанровую природу в произведений 1875–1877 гг.: по мнению исследователя, многие рассказы и ый роман «В водовороте страстей» тяготеют к романтическому детективу9. Пото лемизируя с этим определением и отрицая романтическую основу ранних ке маминских произведений, Л. М. Слобожанинова заслугой начинающего Маот мина считает его стремление раскрыть Урал и особенности его природы, и обозначить чисто уральские типы дьячков, священников, служащих и завоых дских обывателей; передать особенности бурлацкого труда; осветить драмаю- тичную судьбу женщины10.

ых же Боголюбов Е. А. Мамин-Сибиряк // История русской литературы : в 10 т. Т. 9. Ч. 2. М., 1956. С.

270.

»).

См.: Щенников Г. К. Литературные дебюты Д. Н. Мамина // Мамин-Сибиряк Д. Н. Полн. собр.

соч. : в 20 т. Т. I. Екатеринбург, 2002. С. 885.

Слобожанинова Л. М. Мамин «безымянный» // Урал. 2005. № 10. С. 249–252.

Таким образом, проблема исследования ранних произведений МаминаСибиряка как основы его последующего, более известного и более изученного творчества очевидно назрела, и первоочередной видится нам задача рассмотрения особенностей пространственной организации этих произведений.

Именно в специфике воссоздаваемого пространства художественного мира произведений наиболее ярко и зримо отражается тема Урала, «певцом» и воплотителем которого стал Мамин-Сибиряк.

Теоретической и методологической основой диссертации являются исследования учёных по теории художественного пространства: М. М. Бахтина, В. Н. Топорова, Д. С. Лихачёва, Ю. М. Лотмана, С. Ю. Неклюдова, Б. А.

Успенского, И. Р. Гальперина, а также работы ряда философов, обращавшихся к проблеме пространства: П. А. Флоренского, Г. Башляра, В. Подороги, Х.

Ортеги-и-Гассета, О. Шпенглера, М. Хайдеггера, М. Мерло-Понти. Методология исследования основана на сочетании историко-литературного и структурно-функционального подходов, также принимаются во внимание научные труды по семиотике пространства в литературе (исследования Ю. М. Лотмана, В. Н. Топорова). В своей работе мы учитываем геокультурные и геопоэтические аспекты изучения литературы, в том числе и региональной, нашедшие отражение в трудах Д. Н. Замятина, В. В. Абашева, М. П. Никулиной и др.

Исходным в изучении категории пространства в художественном произведении является для нас определение хронотопа, данное М. М. Бахтиным.

М. М. Бахтин говорил не только о взаимосвязи времени и пространства, но и об образе этой взаимосвязи как преимущественной точке зрения для изображения сцен, как способе философских и социальных обобщений всех элементов художественного произведения, а также о хронотопе как структурном законе жанра. Выделяя хронотопы места (провинциального города, порога, площади и т. д.) и наделяя их символическим значением, ученый, так сказать, «освободил» пространство от времени, дав начало изучению типов, видов, образов и самой специфики пространства в художественном зы произведении. Принципиальное значение в этом плане имеют исследования ве Д. С. Лихачева (пространственно-временной континуум как «внутренний мир о- художественного произведения»), В. Н. Топорова (о связи пространства с ра- вещественным наполнением), Ю. М. Лотмана и всей тартусско-московской а в литературоведческой школы. Хотя начало семиотической науке об организации пространства положил еще П. А. Флоренский в трудах «Обратная перки спектива» и «Анализ пространственности в художественно-изобразительных Ф. произведениях».

А. Своеобразным продолжением и развитием исследований семиотики проую странства выступает сегодня геопоэтика. Наиболее ярким выразителем этого н- современного аспекта изучения литературы является пермский ученый В. В.

х», Абашев. По его мнению, в творчестве Д. Н. Мамина-Сибиряка начинают ко формироваться геопоэтические образы Урала, которые «в будущем сфокусиые руются в образах Б. Пастернака и П. Бажова», и центральным здесь является ия, так называемый «теллурический код»11. Собственно геопоэтический взгляд ни, на пространство Урала мы находим и в работе М. П. Никулиной «Камень.

о- Пещера. Гора»: «Уральский способ жить существует, и определяет его именн- но отношение к земле: признание её всеопределяющего главенства и одноиз временно осознание себя как бы её частью, что делает невозможным отторка- жение от земли и разлучение с нею»12.

Д. Н. Замятин, автор нескольких монографий13, составитель пяти альмаъе- нахов под общим названием «Гуманитарная география», оперируя понятиями «культурный ландшафт», «географический образ», «пространственная иденс ру тичность», «локальная мифология», исследует пространство с позиции гуманитарной, или культурной географии, объектом которой является изучение от- Абашев В. В. Геопоэтический взгляд на историю литературы Урала // Литература Урала: истоей рия и современность : Сб. статей. Екатеринбург, 2006. С. 17–30.

Никулина М. П. Камень. Пещера. Гора. Екатеринбург, 2002. С. 119.

е См.: Замятин Д. Н. Метагеография : Пространство образов и образы пространства. М., 2004;

Замятин Д. Н. Гуманитарная география: пространство и язык географических образов. СПб., 2003; Замятин Д. Н. Культура и пространство: моделирование географических образов. М., 2006.

способов и систем представлений, интерпретации и репрезентации географического пространства.

Методику данного исследования определяет изучение преимущественно пространственного мира ранних произведений Мамина-Сибиряка в контексте целостного творчества писателя. Понимая неотрывность категории пространства от его воплощенности в конкретном времени произведения, по мере необходимости мы обращаемся и к художественному времени в раннем творчестве писателя. Пространственный мир произведений Мамина рассматривается в нескольких аспектах:

1) конкретное пространство произведения, в единстве с временным измерением образующее его внутренний мир, выражением которого становятся пространственные образы и их оппозиции – топологическая структура внутреннего мира;

2) определенные «типы» пространства, свойственные именно Уралу, о котором писал Д. Н. Мамин-Сибиряк, и складывающиеся из более частных пространственных образов;

3) более объёмное понимание пространства Урала как особого географического, природного и социального пространства – своеобразного историко-культурного ландшафта.

Объектом нашего исследования являются произведения, входящие в первый том полного собрания сочинений 2002 г. под редакцией Г. К. Щенникова, в сопоставлении с более зрелыми произведениями Д. Н.

Мамина-Сибиряка – очерком «Бойцы» (1883), романами «Приваловские миллионы» (1883) и «Горное гнездо» (1884). Рассказы и очерки 1881–1882 гг.

рассматриваются в диссертации в контексте русской литературной традиции середины XIX в., приемником которой явился начинающий писатель. Условно мы делим раннее творчество Д. Н. Мамина-Сибиряка на два отрезка: с 1875 по 1877 г. (так называемый период «безымянного» творчества) и с по 1882 г. («новое» вхождения писателя в литературу). В критике закрепилось е- их обозначение как периодов «первого» и, соответственно, «второго» дебюр- тов Мамина. Каждый этап характеризуется своеобразием в подходе автора к ст- изображению уральской действительности.

ал Предметом данного исследования является художественное пространр- ство в раннем творчестве Д. Н. Мамина-Сибиряка: его типы, образы, его специфика в контексте произведений других русских художников второй полоия вины XIX века.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»