WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Роман «Мисс Макензи» может служить примером и другого способа воздействия автора на читателя: «игры» автора-повествователя с читательскими ожиданиями. Эта игра основана на том, что впоследствии назовут интертекстуальностью. Героиню Троллоп называет «новой Гризельдой». Образ Гризельды как символ беспредельной кротости и терпения стал в английской литературе хрестоматийным – его источником являются «Кентерберийские рассказы» Дж. Чосера. Маргарет действительно обладает всеми добродетелями «настоящей Гризельды», но она гораздо сильнее, смелее, эмоциональнее. Например, когда происходит бурное объяснение с будущей свекровью (леди Болл не хочет, чтобы сын женился на бесприданнице), героиня, защищая свое право на счастье, повышает голос, «почти кричит», а «в ее глазах блеснула вспышка гнева, потому что она не во всех отношениях была Гризельдой старых времен»33. Обыгрывая литературную аллюзию, автор предлагает читателю образ новой, современной героини. Читатель верит в правдоподобие образа, он видит также, что героиня неидеальна, однако ее внутренняя сила вызывает его симпатии.

Более глубокому пониманию романов может способствовать и их сюжетно-композиционное решение. Наиболее яркий пример подобного – роман «Можете ли вы простить ее». В романе три сюжетные линии, трем героиням оказываются в одинаковой ситуации выбора, который определит их будущее. Б.М. Проскурнин пишет: «Сложность проблемы выбора… подчеркивается и сюжетно-композиционно: в романе еще две героини поставлены в аналогичные ситуации. Правда, с социально-психологической точки зрения все три ситуации не идентичны, и авторское отношение к ним различно: ситуация Элис рисуется в обыденно-хроникальном тоне; ситуация Гленкоры Паллизер драматически заострена, а сцены, связанные с миссис Гринау, носят комический, а подчас и гротескный характер»34. Разные ситуации, разное отношение автора, разные (хотя и не абсолютно) характеры героинь, а также обусловленные всем вышеперечисленным разные приемы повествования, во-первых, позволяют читателю сравнивать, во-вторых, стимулируют динамику развития конфликтов. Сюжетные линии представлены по-разному, но завязка, кульминация, развязка всех трех конфликтов наступают примерно одновременно. Это создает ощущение целостности, единства романного времени и пространства и читательского восприятия.

Среди средств «общения» автора-повествователя с формальным адресатом особое место занимает ирония, этому аспекту посвящена третья глава «Ирония как диалог с читателем в романах Э. Троллопа».

Выражению авторского я способствует применение иронии как пафоса произведения. Ирония как повествовательный прием способствует экспликации формального адресата. Ирония как прием создания образа и как Trollope A. Miss Mackenzie. Oxford: Oxford University Press, 1924. P. 294.

Проскурнин Б.М. «Парламентские» романы Э. Троллопа и проблемы эволюции английского политического романа. Пермь: Пермский университет, 1992. С. 78.

композиционно-сюжетный прием способствует «воспитанию», «обучению» читателя путем актуализации романной тематики и проблематики, актуализации авторских оценок персонажей, событий сюжета, основной идеи произведения.

Говоря об иронии как о принципе пафоса, эмоционального отношения к изображаемому, отметим, что ирония Троллопа, как и ирония многих его современников (Теккерея, Диккенса, Мередита), – социальное явление.

Особенно ярко она проявилась в тех произведениях писателя, где представлена панорама жизни определенных кругов английского общества.

Троллоп, как и Теккерей, может «разоблачать», скажем, представителей высших классов, показывая их как обычных людей с «обычными» привычками и недостатками. В романе «Мисс Макензи» показательна в этом отношении сцена благотворительного базара. Каждая из дам-устроительниц стремится как можно ярче проявить себя, каждая хочет быть лидером или, по крайней мере, авторитетом для других. Атмосферу решения «организационных вопросов» Троллоп описывает так: «Можно было подумать, что нежные уши Мэйфейр и Белгравии будут раздавлены и расколоты на куски, что женский визг достигнет высшей точки»35. При этом обращая внимание на социальный статус героинь, Троллоп не акцентирует его, а лишь иронизирует, показывая, как поведение героинь, «несколько не соответствует» представлению читателей о светских обитательницах фешенебельных районов Лондона. В романах писателя иронией насквозь пронизаны описания приемов, балов и прочих светских мероприятий, где современники писателя ежедневно жертвуют своим покоем ради светских условностей (романы «Рейчел Рэй», «Домик в Оллингтоне», «Мисс Макензи»). С помощью иронии читатель быстрее «узнает» всем известную и знакомую ситуацию, узнает автора-повествователя, который живет в той же стране с теми же обычаями и которого он воспринимает как надежного повествователя, чьему рассказу можно абсолютно доверять. Одновременно у такого автора-повествователя можно и поучиться, поскольку то, что он говорит, не лишено смысла, и над отдельными вещами стоит задуматься.

Использование Э. Троллопом иронии как повествовательного приема имеет несколько аспектов. Первый связан с тем, что, помимо того, что английского читателя XIX в. при помощи романов стремились социально и нравственно обучать и наставлять, его учили помнить, что, несмотря на правдоподобие персонажей и актуальность проблематики, он все-таки читает роман, а не наблюдает за реальными событиями. Помимо того, что автор стремился воспитать адресата как человека и гражданина, он воспитывал его и как читателя непосредственно. Так, например, в романе «Можете ли вы простить ее» Троллоп говорит о трудностях процессов создания и чтения произведения: «Я не собираюсь описывать путешествие Вавасоров по Швейцарии. Это будет несправедливо по отношению к моим читателям. Я думаю, что будет нечестно касаться этой темы на страницах романа…она Trollope A. Miss Mackenzie. Oxford: Oxford University Press, 1924. P. 362.

имеет небольшой успех у публики сегодня… Я считал бы нечестным пытаться занимать этой темой страницы романа. Да, правда, что я недавно сам вернулся из Швейцарии и счел бы эту тему очень удобной, но я стараюсь не впасть в искушение, как велико бы он ни было»36. Таким образом, читатель приобретает способность не только трезво оценивать произведение, но и отсекать все лишнее, например, бытописательные мелочи, и обращать внимание на главное. Так, вслед за Г. Филдингом и Л. Стерном Троллоп пишет о трудностях писательского выбора между литературной модой и желанием указать читателю суть событий, обыгрывает литературные штампы и аллюзии, рисует образы «неправильных» читателей, воспитывает формального адресата, учит «правильно» читать романы и помнить, что, каким бы правдоподобным ни казалось прочитанное, оно – вымысел, а не рассказ о реальных событиях.

Используя иронию как характерологический прием, автор особенно четко выделяет недостатки героев. Цель этого зависит от авторской оценки того или иного персонажа. Иронизируя над «отрицательным» персонажем, автор-повествователь усугубляет его негативную оценку, делает ее максимально однозначной, «надежной». Часто автор «доверяет» эту миссию одному из персонажей. «Иронизирующий» персонаж в романах Троллопа – это всегда протагонист, а умение посмеяться – одно главных из достоинств героя. Смеясь вместе с автором над «положительным» персонажем, читатель учится быть снисходительным к нему, прощать, сопереживать. Так, например, Троллоп рисует образ заглавной героини романа «Мисс Макензи».

Обретя в тридцать шесть лет солидное состояние и относительную независимость, Маргарет Макензи, не зная людей, не имея надежного друг и советчика, пытается начать новую жизнь в городке Литтлбат – «приятную, возможно, светскую, при этом достойную и праведную»37. Обладая некоторыми представлениями о том, какой именно эта «достойная светская жизнь» должна быть, героиня, боится сделать что-нибудь не так. Комический эффект достигается за счет того, что Маргарет переживает из-за самых незначительных вещей. Например, в течение нескольких дней ее мысли посвящены тому, какие именно светские мероприятия Литтлбата ей стоит посещать. Каждый раз, заводя новые знакомства, героиня пытается это выяснить, но не решается задать вопрос от смущения. Лишь однажды она все-таки «собирает волю в кулак» и заговаривает на нужную ей тему.

Терзания героини по столь незначительному поводу вызывают добродушносочувственный смех автора, но при этом он спешит напомнить читателю, что Маргарет не виновата в том, что «одна на всем белом свете, она искала друзей и мечтала обрести самых лучших»38. Так с помощью автора у читателя формируется «правильное» (с точки зрения автора-повествователя) отношение к героине: он проникается к ней симпатией, одновременно, Trollope A. Can You Forgive Her / Edited with an Introduction by S. Wall Oxford, New York: Penguin Books, 1986. P. 78.

Trollope A. Miss Mackenzie. Oxford: Oxford University Press, 1924. P. 15.

Trollope A. Miss Mackenzie. Oxford: Oxford University Press, 1924. P. 56.

благодаря и вопреки авторской иронии, он видит ее недостатки и слабости, воспринимает ее как реального, живого человека, но понимает, что слабости и недостатки (как это и бывает в реальной жизни) не могут затмить достоинств. Закрыв книгу, читатель сможет воспринимать таким, какой он есть не только героя, но и самого себя и своего ближнего, поскольку чаще всего в романах Троллопа смешным в герое становится типичное, естественное, знакомое читателю. И автор-повествователь, конечно, спешит это подчеркнуть.

Еще одной особенностью иронии в романах Э. Троллопа является ее использование как композиционного и сюжетообразующего приема. В романах Троллопа достаточно частое явление – так называемый «комический фон» основной сюжетной линии романа. Ирония используется на уровне композиции всего произведения и его системы образов. Нередко в романах Троллопа целая композиционно-сюжетная «область», подсистема образов, часть романного пространства и времени оказывается объектом авторской иронии. В одном случае (например, в романе «Можете ли вы простить ее) дополнительная «ироническая» сюжетная линия «оттеняет» всю серьезность и актуальность основной сюжетной линии, способствует ее актуализации.

Одновременно именно там, в «ироничной» области, кроется житейская мудрость, разрешающая конфликты не только «комической», но и другой, основной сюжетной линии. В «Можете ли вы простить ее» «комическим фоном» к двум драматически заостренным ситуациям нелегкого выбора служит сюжетная линия миссис Гринау. История миссис Гринау насквозь пронизана авторской иронией. Троллоп смеется над героиней, которая вздыхает: «Любовь закончилась для меня, когда умер бедный Гринау!»39: они с читателем уже знают, что «бедный Гринау» был намного старше жены, что она вряд ли испытывала к мужу чересчур нежные чувства, сегодняшнее чрезмерно эмоциональное проявление горя лишено оснований. Но тем не менее, автор создает образ достаточно безобидный, в котором нет ни одной по-настоящему отрицательной и отталкивающей черты. Более того, именно миссис Гринау оказывается носителем здравого смысла в романе. Из двух претендентов на свою руку она выбирает того, который ей по-настоящему нужен: капитан Белфилд может дать ей ту «романтику», те «горы и долины», о которых она мечтает. Сделав собственный выбор, именно миссис Гринау «подсказывает» читателю, что ее племянница Элис Вавасор, которой также предстоит выбрать между двумя поклонниками, выйдет замуж за Джона Грея просто потому, что она его любит. Свой «прогноз» миссис Гринау делает еще задолго до того, как Элис понимает, что ей нужно на самом деле: «Я знаю, каковы молодые женщины и каковы мужчины», – говорит она40.

Trollope A. Can You Forgive Her / Edited with an Introduction by S. Wall Oxford, New York: Penguin Books, 1986. P. 265.

Trollope A. Can You Forgive Her / Edited with an Introduction by S. Wall Oxford, New York: Penguin Books, 1986. P. 662.

Однако далеко не всегда автор относится к дополнительной «ироничной» сюжетной линии положительно или даже снисходительно.

Первый (по хронологии) пример романа с «комическим фоном» – это роман «Домик в Оллингтоне», где таким фоном является линия Плантагенета Паллизера и леди Дамбелло. Их сюжетная линия развивается параллельно с линией Лили Дейл и Адольфуса Кросби. Ирония скрыта уже в контрасте этих параллельных сюжетов. Прежде всего, они существуют словно в двух разных мирах (разных по обстановке, моральным ценностям, искренности чувств и т.д.). Роман Лили Дейл и Адольфуса Кросби развивается в камерной атмосфере Малого и Большого домов Дейлов. Их любовь – любовь на лоне природы, основанная на искренности и доверии, так сказать, осознанная (молодые люди имеют возможность узнать друг друга, найти общие интересы и т.п.). Любовь Плантегенета к леди Дамбелло – великосветский «куртуазный» роман, основанный на условностях, лести и лицемерии, намеках, постоянной дистанции между «влюбленными». Вся их история рассказывается автором-повествователем для того, чтобы представить читателю тот, другой мир, отличный от идиллического мирка его «любимой» героини Лили Дейл, и историю любви «другого» мира. Нередко в романах Э.

Троллопа (романы «Домик в Оллингтоне», «Нина Балатка», «Рейчел Рэй») «ироничная» область – это сфера условного, ложного, жестокого, беспощадно высмеиваемая автором. С ней борются герои, находящиеся вне ее, на стороне чистого, естественного, доброго. Молодой клерк Джон Имз, уроженец провинциального городка (роман «Домик в Оллингтоне»), сталкивается с грубостью и глупостью, царящими в лондонском пансионе, где ему приходится жить. Нина Балатка сражается за свое счастье с религиозной нетерпимостью семейства Заменой. Рейчел Рэй предстоит победить эгоизм и ограниченной пивоварни Тэппита. Так читателю демонстрируется драматизм всего устройства жизни, с которым герои вынуждены сталкиваться, отстаивать идеалы и искать компромиссы.

В «Заключении» подводятся основные итоги исследования. Романы Э.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»