WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

5. Справедливость неомарксистской атрибутации позиции Лефевра весьма отчетливо прослеживается при анализе его теории повседневности, корни которой и немарксистские (Гуссерль), и западномарксистские (Лукач), и собственно марксистские.

6. Для Лефевра марксизм – утопия, но для него утопия – это феномен сознания, ставящего своей целью преобразование существующей действительности на основе диалектики возможного и невозможного.

7. Лефевр, несомненно, вышел за пределы марксизма, но при этом он остался в рамках той же гуманистической парадигмы общественной мысли, к которой принадлежал и марксизм. Философия Лефевра ориентируется на антропологический принцип не только в себе, но и вне себя, в самой модели мира, это позволяет определить его неомарксизм как гуманистическую философскую антропологию.

Во второй главе части II «Роже Гароди: аксиологическое воодушевление марксизма» выявлены этапы и источники движения Гароди от марксизма к неомарксизму, для каждого из них определена степень соответствия марксизму, дан ответ на вопрос: совершалось ли развитие философских воззрений вопреки марксизму, в результате интеллектуального сопротивления ему, или, напротив, в его границах и традициях. Рассмотрена социально-философская концепция Гароди 1980-90-х годов, осмысливающая новые реалии, прослежено, насколько далеко простираются принципы гуманистической парадигмы, принятой им сначала в марксистском, а затем в неомарксистском варианте.

Первый параграф «Гносеологические основания живого марксизма» содержит характеристику интеллектуальной биографии Гароди, позволяющей раскрыть социально-духовные истоки его философского кредо «удерживать оба конца цепи», позволившего перейти от простого монизма к теоретическому синтезу развитых альтернатив: философии духа и философии практики; а также его книг «Грамматика свободы», одновременно философской и политизированной, «Ленин», и «Марксизм ХХ века». Преодолевая догматизм сталинской версии марксизма, Гароди переходит не на позиции марксизма-ленинизма, а на позиции философии Маркса до марксизма. В дальнейшем внутренним импульсом философской эволюции становятся причины философского, методологического характера.

Преодоление догматизма Гароди начинает с пересмотра гносеологических позиций, следуя двум принципам. Во-первых, он отдает предпочтение диалектическому разуму, отличающемуся от разума традиционного рационализма тем, что это разум в состоянии становления.

Во-вторых, это принцип субъективности, признание того, что догматический рационализм, низведя сознание до познания, отнял у себя одно из измерений – субъективность.

На основе этих двух принципов и осуществляет Гароди свой синтез:

марксизм не является философией бытия, отождествляющей сознание и познание. Марксизм – это философия действия, делающая из сознания и человеческой практики подлинную реальность, постоянно преодолевающую данное и непрерывно дополняющую действительность творческим актом.

Восстановить «живую мысль Маркса» означает для Гароди, во-первых, очистить ее от всех разновидностей «переосмысливания», делающих марксизм не программой и средством переделки мира, а просто еще одной интерпретацией мира в числе прочих, а сам мир при этом оставался бы и впредь таким, как он есть. Стремясь дополнить марксизм идеями субъективности и трансцендентности, Гароди обращается к фихтеанским корням марксизма. В диссертационной работе показано, что оценка фихтеанства, ракурс его анализа менялись в творчестве Гароди.

Предприняв доказательство органичности для марксизма проблемы субъективности, возможности диалога с экзистенциализмом, Гароди делает теоретический шаг, подтверждающий его постепенный переход на позиции неомарксизма: он обращается к концепции трансцендентности. Гароди считает, что ее недооценка в марксистской философии связана, в том числе, и с историческими условиями становления марксизма, которые привели к вполне закономерному акценту на объективные моменты исторической реальности и социальной борьбы.

Гароди рассматривает три облика, которые принимает трансцендентность. Прежде всего, это разрыв с детерминизмом: человек всегда нечто большее, чем совокупность породивших его условий, чем его биологическая наследственность и социальная обусловленность. Вторая ее ипостась обнаруживается в критическом разуме субъекта. Третье значение трансцендентности – возможность свободного творения будущего.

Во втором параграфе «Гуманизм как вызов отчуждению» представлен осуществленный Гароди экскурс в историю становления гуманизма как моральной, правовой, политической ценности, с одной стороны, подтверждающий принадлежность марксизма к гуманистической парадигме, а с другой, выявляющий конъюнктурный, идеологический характер использования этого понятия. Эссе о гуманизме выглядит достаточно традиционно, если не разглядеть в нем обоснование важнейшей для Гароди задачи: синтеза двух альтернатив – философии духа и исторической инициативы.

Гароди дает характеристику греческого гуманизма, анализирует гуманистическую сущность христианства, доказывая, что эти традиции, выступая решительно друг против друга, породили два основных требования гуманизма: требование разумного руководства мира и требование исторической, собственно человеческой инициативы.

Удержать оба конца разорванного бытия Возрождению не удалось:

эпоха Возрождения делает человека духовным индивидом, но этот индивидуализм будет развит вплоть до самой полной его атомизации. Ни Декарту, ни Лейбницу, по мнению Гароди, не удалось преодолеть этого дуализма. Гароди рассматривает попытки синтеза, предпринятые Фихте, Кантом и Гегелем. Обращаясь к Марксу, Гароди находит подтверждение единства теоретического и практического гуманизма его философии в концепции отчуждения.

В диссертации прослеживается эволюция взглядов Гароди по поводу проблемы отчуждения, начиная с работы «Марксистский гуманизм» показано, как меняются представления о причинах и источниках отчуждения, перспективах его преодоления. В анализе отчуждения Гароди демонстрирует свою приверженность марксизму, но понимание последнего как методологии исторической инициативы существенно меняет акценты анализа. Постепенно отходит на второй план вопрос о социально-классовой природе отчуждения, особое внимание уделяется технологическому отчуждению, лишающему человека инициативы и индивидуальности.

Ревизионизм Гароди представляет собой, с одной стороны, форму критики и самокритики в его творческом методе, с другой, он содержал и идеологический компонент: требование единства философии и политики оценивается им как тоталитарная и клерикальная доктрина.

Гароди, исключённый из ФКП, отнюдь не меняет своей оценки марксизма как части гуманистической философской парадигмы, находя этому и теоретические, и политические подтверждения.

1. Маркс совершил подлинно «коперниковскую революцию в философии» поместив в центр мироздания человека и его борьбу. Гуманизм Маркса, делает вывод Гароди, носит всеобщий и воинствующий характер.

2. Из теоретического гуманизма Маркса вытекает его практический гуманизм. Его концепция «человеческой натуры» является материалистической, она не индивидуалистична, не метафизична, а диалектична и исторична.

3. Марксистский гуманизм основан на диалектическом взаимодействии возможного и реального. По мнению Гароди, это делает гуманизм научным, критическим, революционным и воинствующим: он становится не только идеалом, но и программой действий.

4. Социалистический проект Маркса состоит в том, чтобы вернуть каждому человеку возможность быть человеком, то есть выбирать свои цели.

Данный проект может наталкиваться на препятствия, в связи с этим в диссертации рассмотрена работа Гароди «Китайская проблема». Он не отвергает китайскую модель социализма в принципе, исходя из того, что общая концепция социализма предполагает различные методы его созидания.

Более того, в культурной революции он увидел попытку преодоления буржуазного идеала потребительского общества. Однако, Гароди выступает против того, чтобы смешивать коммунизм с уравнительной мечтой крестьянской голи. «Самопожертвование человека – это высшее и трудное условие построения будущего, но не его конечная цель», – пишет Роже Гароди1.

Заключительный параграф главы – «Гуманистическая составляющая диалога». Переход на позиции неомарксизма сопровождался обоснованием необходимости диалога между сторонниками различных философских позиций. Отправной точкой диалога становится монография «Перспективы человека», представляющая собой панораму важнейших социально-философских течений XX века. Рамки диалога ещё более расширяются в очерке о марксизме XX века, где Гароди подводит итоги того, что может получить от участия в нём марксизм для своего творческого развития. Особое место в творчестве Гароди занимает его диалог с теологами. В связи с этим рассмотрена характеристика марксистского атеизма, которую дает Гароди. Он утверждает, что атеизм Маркса не метафизический, а методологический: Маркс не противопоставляет атеистический постулат религиозному, для него и тот и другой лежат вне пределов научной проблематики. Наука не ставит метафизические проблемы атеизма, ибо это не научные проблемы. Аналогично относится Гароди и к так называемым научным аргументам христианской апологетики. Главный спор, по его мнению, должен быть не в плоскости науки, а в плане моральном.

Вера, как и атеизм, не является ни концепцией мира, ни категорией знания, но категорией потребности, это акт, решение. Историческая заслуга христианства состоит в том, что оно заменило философию бытия философией действия, которая руководствуется не понятием «логоса», а понятием «сотворения»2.

Диалог убеждает Гароди, что марксистский атеизм по своей базовой идее принадлежит к той же, что и христианство, культурной традиции, к ценностной системе веры, надежды и любви. При всем расхождении Гароди Р. Китайская проблема. - М., 1968. - С. 151.

Гароди Р. Марксизм ХХ века. - М., 1994. - С. 101.

религиозно-христианского и научно-социалистического видения мира, эти две глобальные философские идеи могут объединиться во имя выживания человечества.

Диалог с теологами стал подтверждением окончательного выхода Гароди за пределы марксизма, его новая позиция отвечает всем признакам неомарксизма. Он почти не ссылается на Маркса, не демонстрирует классового подхода, разрывает онтологические и, тем более, гносеологические «узы», но аксиологическая доминанта марксизма – гуманизм по-прежнему определяет характер его философских исканий.

На этих новых позициях обращение Гароди к исламу строится как цивилизационный диалог, содержание которого рассматривается на основе анализа книг Гароди «Мой бег по веку в одиночку» и «Величие и упадок ислама». Диалог цивилизаций для Гароди имеет своей целью выработку проекта новой модели цивилизации. Проект не создать вне поэтического и пророческого воображения, неизбежно принимающего форму утопии прометеевской или мессианской в зависимости от того, осуществление это потенций человека или же обещаний Бога.

Анализ философского пути, пройденного Роже Гароди, позволил сделать следующие выводы:

– формирование философской концепции Гароди происходило не вопреки марксизму, через интеллектуальное сопротивление ему, а благодаря возвращению к нему и уже затем выходу за его пределы;

– специфика теоретического движения к Марксу до марксизма состояла в том, что он начался с пересмотра гносеологических позиций, анализа проблемы субъект-объектных отношений в творчестве Маркса, Фихте, Сартра, Альтюссера;

– развитие социально-философских воззрений Гароди подтверждает представление о марксизме как открытой теоретической системе, способной к диалогу;

– выход за пределы марксизма не означает неизбежного превращения в антимарксиста и антикоммуниста. Проект будущего Гароди и социальное пророчество Маркса объединяет гуманистическая ориентация и критика основополагающих ценностей техногенной цивилизации;

И Гароди, и Лефевр сделали первый шаг за пределы марксизма под влиянием изменившихся политических и идеологических обстоятельств. Но в духовной эволюции Лефевра большую роль сыграла внутренняя логика развития его философских позиций, что касается Гароди, то изменение его взглядов происходит под влиянием побуждающего к самокритике диалога, который Гароди был готов вести на территории своих идеологических противников. Во многом благодаря своему «марксистскому прошлому» Гароди и Лефевр, решая одну из ключевых для философии ХХ века дилемм:

сциентизм / антисциентизм, делают выбор в пользу последнего.

Третью часть диссертационного исследования «Капитуляция гуманизма перед лицом социальных структур» предваряет краткий экскурс в историю постановки проблемы человека в структурализме с целью последующей атрибутации философского статуса Гольдмана и Альтюссера: остались ли они неомарксистами или это был лишь промежуточный этап на пути окончательного перехода к структурализму.

Первая глава «Пессимизм структурно-генетической социологии Люсьена Гольдмана» раскрывает специфику перехода Гольдмана на позиции неомарксизма. Он никогда не был правоверным марксистом, не состоял в ФКП, в отличие от Лефевра, не знал периода «незрелого» марксизма ранних работ. Тем не менее, Гольдман считал себя марксистом, вписывал свой метод генетического структурализма в рамки марксизма, не скрывая, что воспринял марксизм, в первую очередь, в интерпретации Г.

Лукача.

Гольдман разделяет распространённое в западном марксизме мнение о том, что Маркс занимался скорее непосредственными проблемами человеческого действия, в то время как Лукач развивал собственно философскую часть марксизма. Тем не менее, он признает, что марксизм – самая действенная оппозиция сциентизму и позитивизму в философии и «варварству» в экономике и политике, видя его главное достоинство в диалектическом мировосприятии.

Подобно Гароди, Гольдман предпринимает попытку «удержать оба конца одной цепи»: жизнь человеческая не может быть познана извне, независимо от непосредственной практики и ценностных суждений, но это знание должно иметь такой же строгий характер, как и знания, достигаемые в физике, химии и других точных науках. «Поэтому, – пишет он, – … мы, с одной стороны, отвергаем сциентизм и в то же время превозносим позитивную историю и социологию, науку о человеческой жизни, противопоставляя её эссеистике и абстрактным спекуляциям»1.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»