WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Теоретические цели дебатов были переплетены с целями политическими. Первые состояли в том, чтобы ввести в исторический материализм понятие «гуманизм», определить, как менялось отношение Маркса к гуманистическим идеалам, провести демаркацию между наукой и спекулятивной идеологией. Дебаты о гуманизме затронули фундаментальные положения марксизма, способствовали совершенствованию методологии научного анализа, уточнению взаимоотношения марксизма и гуманитарных наук, позволили сформулировать ряд философских и политических выводов:

- Недооценка или игнорирование любых гуманистических теорий ошибочно. Ни в момент становления, ни в период зрелой теории марксизм не мог бы развиваться, игнорируя достижения буржуазной идеологии и науки.

Марксизм во Франции невозможно представить вне таких имен как Г.

Башляр, К. Леви-Стросс, М. Фуко.

- Антигуманистические концепции превращают человека в «подпорку» социальных отношений, отрицают его уникальность, отказывают ему в творческом измерении. Они создают бесконечные разрывы между теорией и практикой. Антигуманизм имеет и теоретические, и политические последствия, он изолирует пролетариат от других классов, дает повод трактовать гуманизм лишь как призыв к милосердию, состраданию.

Признание гуманизма только как агитационного средства обрекает партию на тактическую изоляцию. Не существует двух типов марксизма: один для теории, другой для практики.

- Марксизм не должен допускать своей изоляции от гуманитарных наук вообще и, в особенности, от научной антропологии.

На характер дебатов повлиял тот факт, что они прошли под патронатом ФКП, существование «генеральной линии» воспринималось многими как облегчение собственной философской идентификации. Однако, остановить процесс плюрализации марксистской философской мысли было уже невозможно.

Рассмотрение теоретических предпосылок и исторических обстоятельств формирования французской версии неомарксизма позволяет утверждать:

1. Возникновение неомарксизма во Франции – следствие неизбежного пересечения гуманистического содержания марксизма с иными философскими направлениями интеллектуальной мысли, которые вписывались в парадигму гуманистического осмысления человека и человечества. Это движение друг к другу носило взаимный характер, обнаруживая не только сходство отдельных позиций, как условие дальнейшего диалога, но и их комплементарность.

2. Неомарксизм во многом формируется как попытка представителей официальной версии марксизма найти ответы на предъявляемые к ней вызовы. Это относится, прежде всего, к проблемам места теории отчуждения в учении Маркса; соотношения науки и идеологии, в том числе и в самом марксизме; теоретических источников марксизма, вопроса о том, с чьим философским наследием – Фихте, Гегеля, Фейербаха они связаны в наибольшей степени.

3. Можно понять один из выводов, осуществленного Т.А. Сахаровой «по горячим следам» обзора дискуссии, согласно которому перенесение центра тяжести в абстрактную плоскость логических дефиниций несколько снижает остроту и полезность полемики1. Однако, именно эта проблематика сохранила наибольшую актуальность, ибо она затрагивает коренные теоретические вопросы, которые в разные исторические периоды могут быть по-разному тактически (политически) использованы.

Борьба за «чистоту» марксизма превратилась в один из факторов возникновения французского неомарксизма с его противостоящими подходами к пониманию проблемы соотношения марксизма и гуманизма:

линии Гароди и линии Альтюссера. Спор их не удалось разрешить в рамках марксизма, и он был перенесен на новое философское пространство – неомарксизм.

Во второй части «Неомарксизм: гуманистическая версия» рассматриваются философские концепции Анри Лефевра и Роже Гароди, Сахарова Т.А. Марксизм и гуманизм // Вопросы философии. - 1966 - №8 - С. 160.

структура и содержание их связей с марксизмом, как разрушенных, так и сохраненных, причины и механизмы разрывов и преемственности.

В первой главе «Анри Лефевр: уход под крыло повседневности» предметом анализа стали исследования Лефевра в области марксистской теории, поскольку именно в них прослеживаются истоки, этапы и теоретические последствия его перехода от марксизма к неомарксизму, а также работы, в которых Лефевр обращается к рассмотрению изменений, происходящих в повседневной жизни западного общества. Выделяются основные этапы эволюции Анри Лефевра от марксизма к неомарксизму, происходившей как под влиянием внешних обстоятельств, так и в результате внутренней логики развития его философской концепции, определяются те концептуальные положения, которые не просто предполагали этот «дрейф», но и делали его неизбежным. Рассмотрено отношение Лефевра к марксизму, включая выдвинутую им теорию «превышения» марксизма, проанализировано содержание концепции повседневности и теории отчуждения в философском наследии французского мыслителя.

В первом параграфе «Теория и практика превышения марксизма» истоки политической и философской эволюции Лефевра прослеживаются по его работе «Экзистенциализм» (1946 г.), содержащей чрезвычайно резкие оценки экзистенциализма как невроза, шизофрении, порожденной столкновением с буржуазным интеллектуальным миром, изоляцией индивидов друг от друга с одной стороны, а с другой, отрывом от жизни, нечеткостью и непоследовательностью социальных позиций. Приговор Лефевра категоричен: экзистенциализм – это путь в никуда. Десять лет спустя, Лефевр вновь обратится к экзистенциализму, признав, что именно благодаря ему философия обогатилась идеями субъективности, а идеал свободы, которым человечество обязано марксизму, наполнился субъективным содержанием.

Уже в ранних работах Лефевр обнаруживает симптомы инакомыслия: у него собственное видение проблем соотношения теории и практики, философии и политики, науки и идеологии, познания как отражения.

Ревизионизм Лефевра с самого начала носил философский характер и уже как следствие приводил к соответствующим политическим выводам.

Исключение из партии изменило тон и характер критики философских позиций Лефевра, лишь немногие исследователи-марксисты видели необходимость их содержательного анализа. М.Н. Грецкий, отмечая, что ревизионистские тенденции появились у Лефевра раньше, чем у Гароди, признавал, что они содержали много того, что следовало высказать1.

Многие исследователи именно Лефевра считают патриархом французского неомарксизма. Он подвёл под свой неомарксизм онтологическую и гносеологическую базу, осуществил категориальный анализ марксистско-ленинской философии, начиная с «основного вопроса философии». В работе «Итог и остаток» Лефевр утверждает, что догматизм коренится в забвении постулативного характера материализма и идеализма.

Именно догматизм питает конфликт между познавательными и политическими интересами.

В коллекции журнала «Аргументы» он публикует «Метафилософию», где рассматривает марксизм как новый тип философии и социологии, имеющий явно выраженный гуманистический характер, поскольку именно ему человеческое сознание обязано новым идеалом конкретной свободы.

Лефевр дает определение метафилософии через отрицание важнейших признаков марксистской теории. Новая форма мысли – метафилософия имеет ряд особых характеристик: она должна быть антисистематична, не онтологична, не антропологична2. Вместе с тем, его отрицание не абсолютно:

метафилософия должна начаться с величайшего достижения Маркса – теории отчуждения.

В исследовании рассмотрены выделенные Лефевром различные критерии оценки марксизма: с точки зрения совпадения прогнозов с Грецкий М.Н. Марксистская философская мысль во Франции. - М., 1977. - С. 12.

Lefebvre H. Metaphilosophie. Prolegomenes. - Paris, 1965. - P. 26.

результатами исторического развития; с точки зрения опровержения марксизма; с точки зрения той или иной теоретической, философской интерпретации марксизма.

Первая – сциентистская: у Маркса нет философской теории, но есть экономическая, политическая, социологическая, историческая наука или решающий вклад в эти науки. «Философские» работы – один из этапов процесса движения к «научным» трудам.

Вторая интерпретация – философская: марксизм – это качественный скачок, знаменующий одновременно возобновление и расширение философии. Маркс порывает с Гегелем не для того, чтобы «уничтожить», «упразднить» философию, но чтобы развить и обогатить её.

Третья интерпретация была реакцией на догматическую трактовку марксизма, несмотря на ярлык ревизионизма, именно она возвратила подлинную мысль Маркса.

Существует ли «чистое» знание, не смешанное ни с какой идеологией Лефевр отвечает: «да» в пределах логики формальной. «Нет», если речь идет о конкретном реальном знании, связанном с практической деятельностью.

Для раскола между философским знанием и научным знанием нет оснований. Марксизм активизирует мысль, не позволяя обманывать себя иллюзиями эпохи.

Тройное требование: мысль действенная; мысль, основанная на радикальной критике настоящего; универсальная мысль, основанная на практике, обнаруживается в проблематике марксизма. Оно требует превышения философии как таковой – таков вывод Лефевра.

Содержание второго параграфа «Гуманистический антропоцентризм А. Лефевра» организовано вокруг концепции отчуждения в философии Анри Лефевра. Он утверждает, что отчуждение более комплексный феномен, чем полагал Маркс. Онтология, или философия бытия, сама есть одна из форм отчуждения субъективности индивида, его деятельности, свободы, воли, сознания. В связи с этим Лефевр подвергает ревизии фундаментальные для материалистической философии понятия «материя» и «практика».

Что касается первого из них, то Лефевр стремится отбросить его мировоззренческую и методологическую составляющие. Свой подход к пониманию практики Лефевр определяет как «гуманистический антропоцентризм». Он исходит из того, что созданная Марксом теория практики подверглась существенной деформации, она редуцируется к труду, теряя своё революционно-преобразующее, гуманистическое содержание.

Лефевр различает «практику обыденную, повседневную, и практику творческую; практику целостную, сохраняющую наличные структуры и практику революционную (частичную и общую); практику экономическую, социальную, политическую и т.д.»1.

Ошибка Маркса, по мнению Лефевра, в рассмотрении отчуждения исключительно как явления экономического порядка; самого Лефевра более интересуют проявления феномена отчуждения в сфере политических отношений индивида.

Политическое отчуждение определяется Лефевром как отчуждение в государстве и при помощи государства. Его суть – разрушение целостности, фрагментация человека на индивидуума и гражданина. Лефевр констатирует:

гражданин умирает, а вместе с ним умирает демократия. Государственная гегемония «обыденно и механически» реализовала то, что тоталитарные государства осуществляли путём грубого насилия.

Экономическое и политическое отчуждение приводят к отчуждению в сфере духовной жизни индивида. Симптомом этого является появление «кибернантропа», портрет которого Лефевр рисует в работе «Позиция:

против технократов». По мнению Лефевра, кибернантроп не может пока избавиться от бывшей субъективности, он носит её шрамы, но уже не желает свободы, он заменяет радость удобством, поэзию благосостоянием, желание Lefebvre H. Marx. Par Henry Lefebvre. - Paris, 1969. - P. 76.

потребностями, счастье удовлетворением1. Вместе с тем, у кибернантропов есть историческая миссия: они уничтожают существующую духовность:

искусство, философию, мораль.

Единственным спасением от всепоглощающего отчуждения:

экономического, бюрократического, культурного становится уход индивида под крыло повседневности. В исследовании рассматриваются этапы становления концепции повседневности, нарастание в ней расхождений с марксистской традицией. Повседневная жизнь у Лефевра вытесняет марксово «рабочее место» и фиксирует точку бифуркации, напряжения в историческом процессе, до тех пор невидимую для марксистов.

Одновременно он отвергает редукционизм структурализма, его бегство от исторической реальности. Провозглашение «смерти» человека расценивается им как идеологическая легитимизация новой формы отчуждения.

Лефевр пытается переформулировать социально-историческую теорию субъекта, избегая онтологизации последнего, он видит в этом главную задачу неомарксизма. Общество определяется им не как субъект, но как ансамбль (совокупность) социальных субъектов (не без лакун) и как сеть социальных агентов (не без разрывов)2.

Маркс, по мнению Лефевра, не только выработал новый тип гуманизма, но и определил основные этапы его реализации, ведущие к становлению цельного человека. Во-первых, овладение историей, чтобы люди действительно творили свою историю, обладая политическим сознанием. Во-вторых, овладение рынком, использование его законов. Втретьих, освоение мира человеком, создание человеком своей собственной сущности.

Анализ философских позиций Лефевра позволяет обосновать правомерность использования при их определении понятий «марксизм» и «неомарксизм». Диалектическая методология познания определила Lefebvre H. Position: contre les technocratеs. - Paris, 1967.

Lefebvre H. Position: contre les technocratеs. - Paris, 1967. - P. 100.

ревизионизм Анри Лефевра, она же обусловила характер «превышения» марксизма: в его позиции нет политической и идеологической ожесточенности.

1. Лефевр высоко оценивает теорию Маркса, которая по своему масштабу сравнима скорее с религией, чем с философией, она вошла в политическую практику, культуру, породив множество течений и направлений, различных ее интерпретаций. Превышение марксизма возможно не в форме логического отрицания, но в возобновлении на более высоком уровне, через критику реального мира философией и критику философии реальным миром.

2. Метод изучения теоретического наследия Маркса сам должен быть диалектическим, исключающим и абсолютную последовательность, и абсолютную прерывность.

3. Проблема субъективности – центральная для возрождения подлинного марксизма. Гуманистическая составляющая антропологической философии марксизма, неоцененная, невостребованная его ортодоксальными сторонниками, подтолкнула Лефевра к ревизионизму, к поиску «истинного марксизма», к неомарксизму.

4. Лефевра сближает с марксизмом иерархия ценностей в философском освоении мира. Представляется, что именно попытка разорвать онтологический и аксиологический аспекты марксизма стала основой неомарксизма Лефевра, он «не услышал» того философскоантропологического мотива, который проходит через все творчество Маркса.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»