WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Сложность при распределении идиоматического материала диссертации по денотативным сферам заключается в том, что даже при помощи контекстологического анализа порой нельзя однозначно определить актуальный смысл конкретной ФЕ. Это объясняется многими причинами, в первую очередь, семантикой ФЕ, способных обозначать целую ситуацию. Таким образом, формируется ряд идиом, попадающих более, чем в одну тематическую категорию: (die Liebe) auf den ersten Blick; jemanden eines Besseren belehren; jemandem die Ohren voll heulen; mit spitzem Finger; jemandem eine schmieren и др.

Наличие и количественное представление идиом в главах и композиционных фрагментах анализируемых текстов не совпадает однозначно, не зависит от общего лексического объема выделенных объемно-прагматических и структурно-смысловых частей произведений и даже от численности конкретной денотативной сферы. Но отмечается явная его зависимость от развития сюжетной линии. Так, все 700 контекстов ФЕ распределяются по композиционным фрагментам текста «Мертвый петух» следующим образом:

а) более чем в половине композиционных фрагментов отсутствуют идиомы малочисленных денотативных сфер – «Человек как живое существо», «Пространство», «Количество», «Быт» (учитывая их общее количество, это неудивительно);

б) остальные сферы представлены более чем в половине фрагментов, но при этом нужно отметить нарушение стабильного наличия фразеологизмов тех категорий, которые наиболее многочисленны и есть абсолютно в каждой главе:

• в композиционной части «замысел второго убийства» отсутствуют идиомы сфер «Оценка», «Эмоции», «Время»;

• в «развязке» нет ни одной ФЕ со значением «Социальная сфера жизни человека», «Время», «Речь».

По пятнадцати композиционным частям романа «Аптекарша» ФЕ рассредоточены так, что:

а) почти все денотативные сферы (16 из 17) представлены только во 2-м и 12-м фрагментах;

б) во всех фрагментах есть идиомы со значением «Универсальные смыслы» (это закономерно в силу их общего количества);

в) «Эмоции» и «Социальная сфера жизни человека» отсутствуют в 3-й и 8-й композиционных частях, несмотря на многочисленность данных категорий, а в 8-й и 14-й композиционных частях нет ФЕ сферы «Оценка»;

г) более чем в половине композиционных отрезков текста (минимум в восьми, но не во всех) есть ФЕ следующих сфер: «Эмоции», «Социальная сфера жизни человека», «Интеллект», «Время», «Речь», «Восприятие окружающего мира», «Социальная деятельность», «Пространство»;

д) идиомы остальных сфер есть не более чем в 7 композиционных частях романа.

Если рассматривать полученные результаты в рамках связи частотности ФЕ и текстовых смыслов, то этим явлениям можно легко дать объяснения. Например, показательным в аспекте связи семантики идиом с композицией романа «Мертвый петух» является тот факт, что «эмоциональные» фразеологизмы от сутствуют в текстовом фрагменте «замысел второго убийства»: героиня впервые продумывает план преступления, «отключая» на это время собственные эмоции, тем более уничтожить ей предстоит лучшую подругу. Кстати, это единственный раз, когда убийство оказывается спланированным: отсюда отдельная композиционная часть, которую занимают сухие, хладнокровные размышления Розмари. Или в романе «Аптекарша»: можно легко предположить, что фразеологизмы всех без исключения тематических категорий есть в 12-й композиционной части лишь потому, что там оказываются обе идиомы со значением «Неживая природа». В самом деле, это объединение ФЕ настолько малочисленно, что все они помещаются в один отрезок текста и отсутствуют в остальных четырнадцати. Но можно отвлечься от количественного показателя:

12-й фрагмент, например, представляет собой описание семейной идиллии Эллы, Павла и детей. Это время после криминального Нового года с Левином и Дитером, с одной стороны, и до встречи со страдающей серьезным психическим расстройством женой Павла Альмой – с другой. Наличие фразеологических единиц абсолютно всех сфер может восприниматься как образное описание пусть кратковременной, но полноты жизни главной героини.

Выявленное в романах И. Нолль постоянное наличие зависимости разработанности различных денотативных сфер, представленных ФЕ, от сюжетной линии является подтверждением возможности судить по фразеологии о динамике сюжета и развитии образов.

ФЕ в дилогии И. Нолль выполняют целый ряд текстообразующих функций.

Наиболее прозрачной является текстовая функция фразеологических единиц сферы «Универсальные смыслы». Данная денотативная сфера семантически предполагает участие включенных в нее языковых явлений в создании цельности и связности текста. Фразеологизмы со значением случайности действия, возможности его совершения, истинности или ложности события в романах отличаются высокой повторяемостью, чем обусловливают логическую взаимосвязанность эпизодов с точки зрения авторов-рассказчиц. Они позволяют определить последовательность суждений, ожидаемость мельчайших поворотов сюжета, оценить происходящее с максимально рациональной (в отличие от сфер «Оценка» и «Эмоции») позиции.

1) Sie fragte vor allem nach ihrem Dieskau und freute sich, dass ich ihr von tollen abendlichen Exkursionen erzhlte, natrlich ohne zu sagen, wohin wir gingen. («Der Hahn ist tot»: S. 27) Конечно, она спросила про Дискау и была рада узнать, что каждый вечер мы совершаем потрясающие прогулки. Само собой, я ничего не рассказала о нашем маршруте. («Мертвый петух»: С. 26) Фразеологизм vor allem со значением «прежде всего» в примере выше является показателем важности, первостепенности предмета разговора госпожи Рёмер и Розмари Хирте – собаки, тем более сразу после констатации факта вопроса госпожи Рёмер логично дано описание ее эмоциональной реакции на ответ Хирте.

2) An unserem langen Tisch wurde es im brigen bei zunehmendem Alkoholkonsum immer lauter, so dass ich inzwischen gar nichts mehr verstehen konnte. Auf einmal drehte sich Beate zu mir um. «Hast du Kopfschmerzen oder was, du machst so ein bewlktes Gesicht» («Der Hahn ist tot»: S. 86) Между тем люди за нашим длинным столом пьянели все больше и кричали все громче, так что становилось трудно продолжать разговор. Тут Беата повернулась ко мне:

– У тебя что, голова болит Ты сидишь с таким мрачным лицом! («Мертвый петух»: С. 85) Идиоматически – auf einmal (вдруг, разом) – выражена случайность действия, его неожиданность для главной героини: Розмари раздражена шумной компанией, досадует, что не может слышать, о чем говорят за столом Райнер и Беате, а голос обратившейся к ней подруги резко выводит Хирте из состояния вынужденного созерцания веселья окружающих.

Фразеологизмы категорий «Оценка», «Эмоции», а также идиомы с совмещенной семантикой выполняют функцию создания эмотивно-оценочного пространства текста. В основном такие ФЕ репрезентируют фразовые и фрагментные эмотивные смыслы.

3) «Ach Witold, weit du denn nicht, dass Beate selbst in dich verliebt war» Jetzt fiel ihm der Unterkiefer herunter. («Der Hahn ist tot»: S. 132) – Ах, Витольд, разве ты не догадываешься, что Беата была в тебя влюблена Казалось, у него сейчас отвалится челюсть. («Мертвый петух»: С. 133) Действие в романах развивается во многом за счет неожиданных реплик героев и описания чувств, вызванных ими. Такие ситуации можно описать по психологической схеме «стимул – реакция». Если следовать данной схеме, то в примере выше стимулом можно считать реплику Розмари, а реакцией Райнера – внешнее проявление его ситуативного эмоционального состояния, вызванного услышанным. С другой стороны, имеет место оценка Хирте реакции Энгштерна.

Похожий случай ниже: эмоциональному состоянию смущения Китти противопоставлен смех до боли в животе Эрнста и Скарлетт, проиллюстрированный в тексте фразеологизмом, с объяснением причин именно такого реагирования.

К семантике эмоции добавляется оценочность, так как описывает ситуацию Розмари, по-своему трактующая поведение других персонажей.

4) «Wie kann man ber so ein makabres Thema Witze machen» entrstete sich Kitty mit roten Wangen. Aber Ernst und Scarlett konnten vor Lachen nicht an sich halten, weil zwar nicht die Geschichte selbst komisch war, sie jedoch so zwerchfellerschtternd dargeboten wurde. («Der Hahn ist tot»: S. 201–202) – Как можно шутить о таких ужасных вещах – возмутилась Китти.

Ее лицо покраснело. Однако Эрнст и Скарлетт не могли удержаться от смеха. Сама по себе история была не такой уж забавной, но рассказчик преподнес ее так, что окружающие хохотали до упаду. («Мертвый петух»: С. 202) ФЕ со значением «Интеллект» и «Речь» могут быть объединены функцией разделения реального и ирреального с позиции персонажей в художественном произведении: улики, признания, компрометирующие эмоции могут быть высказаны, материализованы, а могут существовать в сознании героев, обдумываться, выдумываться и даже быть забытыми, т.е. не воплотиться в реальности текста.

5) Ich konnte mich von diesem Bild nicht lsen. Ich bin ein weiblicher Spanner! scho es mir durch den Kopf. («Der Hahn ist tot»: S. 30) Я никак не могла оторваться от созерцания этой картины. «Да я настоящая вуайеристка!» – подумалось мне. («Мертвый петух»: С. 29) Здесь идиома jemandem durch den Kopf schiessen (буквально – «прострелить кому-то через голову») – иллюстрация внезапности осознания героиней своего объективного положения.

6) Nach zwei Wochen wurde Frau Rmer entlassen, und ich brachte ihr den Dieskau zurck. Halb war ich froh, halb traurig, dass ich nun keinen Gefhrten mehr hatte. Aber warum sollte ich nicht auch ohne Hund abends spazierengehen Frau Rmer hatte noch etwas auf dem Herzen:

Sie sollte schon bald in Kur gehen, und da gab es schon wieder das Hundeproblem. («Der Hahn ist tot»: S. 35) Через две недели госпожа Рёмер вышла из больницы, и я привезла ей Дискау, не зная, радоваться или огорчаться из-за того, что лишилась своего постоянного спутника. Но почему бы мне не гулять по вечерам без собаки Госпожу Рёмер беспокоило еще одно: скоро она уезжала лечиться в санаторий и опять не знала, куда деть своего питомца.

(«Мертвый петух»: С. 34) Перевод лишает приведенный фрагмент важного семантического подтекста:

немецкий фразеологизм предполагает, что госпожа Рёмер не высказала своего пожелания вновь оставить Дискау у Хирте, но та уже догадывается, что так будет (поскольку узнаёт, что ее коллеге нужно будет уехать). Идиома характеризует обеих героинь: Рёмер – как хитрую, поскольку она не просит сразу об одолжении, а выжидает; Хирте – проницательную и расчетливую, так как она без слов понимает намерения коллеги, а также видит в них возможную выгоду для себя.

Идиомы сферы «Речь» констатируют, что информация, хранящаяся в памяти персонажа, актуализируется и затем передается другим людям, если произносится вслух, автоматически становясь при этом достоянием всех действующих лиц данной художественной ситуации. Пример из романа:

7) «Wieso waren Sie pltzlich da» Ja, das war ein wunder Punkt. Nun mute ich doch den Dieskau ins Feld fhren. Ich sagte – <…> («Der Hahn ist tot»: S. 63) «Откуда вы так внезапно появились Действительно, откуда Я решила использовать Дискау в качестве козыря и <…> («Мертвый петух»: С. 62) Фразеологизм jemanden ins Feld fhren подразумевает использование героиней определенной информации (уверенности в том, что Витольд поверит в историю с Дискау, ведь он уже видел Розмари гуляющей с собакой) в качестве контраргумента, поскольку вопрос Энгштерна, как это сформулировано в оригинале романа, – «больное место». В самом деле, Хирте нужно быстро, в режиме живого общения, придумать оправдание тому, что она оказалась в чужом саду (обнесенном забором) как раз в момент ссоры супругов Энгштерн.

Если включение в ткань романа всех предыдущих сфер имеет своей целью создание ментального, актуального, концептуального пространства текста, то категории «Социальная сфера жизни человека», «Восприятие окружающего мира», «Конкретная физическая деятельность», «Физиология», «Социальная деятельность», «Время», «Пространство», «Количество», «Быт» и «Человек как живое существо» – часть пространства денотативно-референциального. Идиоматические единицы этих семантических блоков создают иллюзию реальности происходящего в романе: вписывают персонажей в социум, помещают в рамки якобы реально существующего времени и т.п.

8) «Ich kenn’ doch meine Pappenheimer», versicherte der Chef, «aber jetzt haben Sie sicher ein bisschen mehr Zeit und knnen sich mit diesem Schadenfall beschftigen» («Der Hahn ist tot»:

S. 47–48) – Я своих сотрудников насквозь вижу, – заверил меня шеф. – Наверняка теперь у вас будет побольше времени, и вы сможете заняться этим делом об убытках. («Мертвый петух»: С. 46) Культурно специфичный фразеологизм, являющийся цитатой из Ф. Шиллера (в переводе происходит утрата литературно-культурного смысла, аллюзии на произведение «Смерть Валленштейна»), характеризует рабочую обстановку в страховой фирме, где работает главная героиня романа, с точки зрения ее начальника. Шеф считает, что отношения между ним и коллегами строятся по модели «граф Паппенгейм – его кирасиры», т.е. сюзерен и его вассалы, где сюзерен абсолютно точно знает, чего можно ожидать от каждого из подчиненных.

Кроме того, начальник проявляет себя как собственник, человек, стоящий выше других от рождения; так же думает о нем Розмари Хирте, в речи которой воспроизводится реплика шефа, содержащая ФЕ.

Далее приведен пример идиоматического выражения, описывающего социальные отношения как, в первую очередь, взаимодействие людей, а не их ранговое соотношение или включенность в один коллектив:

9) In meinem Zimmer berkam mich die Wut. Jahrelang hatte ich unentgeltlich und jederzeit berstunden gemacht, hatte nie eigene Wnsche geuert, hatte dem Alten stets den Rcken freigehalten und ihn auf loyale Weise untersttzt. («Der Hahn ist tot»: S. 172) В кабинете меня охватила ярость. Все эти годы я совершенно безвозмездно работала сверхурочно, стоило ему только попросить. Я никогда не высказывала собственных пожеланий, брала на себя всю самую тяжелую работу и оказывала старику всяческую поддержку. («Мертвый петух»: С. 172) Здесь героиня фразеологизмом передает мысль о том, что длительное время прикрывала своего шефа, буквально – «держала ему спину свободной», была надежным рабочим тылом и не «подсиживала». Важен для Хирте в первую очередь нравственный аспект: она вела себя благородно по отношению к вышестоящему, хотя за много лет наверняка узнала его слабые места и могла слегка пошантажировать, требуя продвижения по служебной лестнице. Героиню обижает не невнимание начальника к выполненной тяжелой работе, а скорее то, что он не оценил профессиональную честность, этичность.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»