WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

непримиримый гедонизм, эскапизм от повседневной реальности и традиционное мистическое желание трансцендировать границы чувственного бытия. Вследствие этого в рамках массовой культуры любую интерактивную развлекательную среду, генерируемую компьютерными технологиями, стихийно стали называть киберпространством. Доказано, что генезис технических систем, обеспечивающих функционирование различных видов компьютерной виртуальной реальности, а также сфера их современного применения практически не имеют ничего общего с идеологическим стереотипом киберпространства.

4. Многие исследователи согласны с интуитивной интерпретацией киберпространства как любой среды, генерируемой или опосредованной компьютерными технологиями. Однако предпринятые до настоящего времени попытки конкретизировать содержание понятия «киберпространство» общепризнанного успеха не имели. На наш взгляд, проблема многозначности интерпретации киберпространства является следствием того, что рассматриваемый феномен находится в процессе становления. Поэтому на данном этапе любая попытка дать логическую дефиницию этого понятия будет внутренне противоречивой.

5. Киберпространство – это новый, ризоматический по своей топологии, вид семиотического пространства, в котором операции со знаками осуществляются при помощи современных компьютерных технологий, облегчающих и существенно ускоряющих мыслительную деятельность людей.

Киберпространство выступает как средство для поиска возможностей выявления и понимания новых путей достижения общечеловеческих целей.

Научно-практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы для конкретизации отдельных аспектов современной философской картины мира и разработки теоретических проблем мировоззренческого характера. Материалы диссертации могут применяться при чтении курсов «Систематическая философия» (для студентов) и «История и философия науки» (для аспирантов) – раздел «Философские проблемы информатики», а также составить основу специального курса, посвящённого онтологическим проблемам компьютерной виртуальной реальности и информационных технологий.

Апробация результатов исследования. Материалы и результаты диссертационного исследования обсуждались на кафедре онтологии и теории познания Уральского государственного университета им. А.М. Горького, а также на кафедре философии и культурологии Уральского государственного горного университета. Отдельные концептуальные положения работы легли в основу докладов и сообщений автора на следующих конференциях и научных семинарах:

• Межвузовский семинар «Эпистемы – 3» (Екатеринбург, март 2003);

• IV Межрегиональная научно-практическая конференция «Социальноэкономическое образование и развитие современного бизнеса в России» (Екатеринбург, май 2004);

• Российская научная конференция «Антропологические основания теоретического мышления» (Екатеринбург, ноябрь 2004);

• Всероссийская научная конференция «Аксиология научного познания» (I-е Лойфмановские чтения) (Екатеринбург, март 2005);

• Межвузовский семинар «Эпистемы – 5» (Екатеринбург, апрель 2006).

Структура и объём диссертации. Структура работы обусловлена программой исследования и характером решаемых задач. Текст диссертации состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Содержание работы изложено на 151 странице компьютерной вёрстки, библиография включает 164 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, определяются его теоретические источники и степень разработанности рассматриваемых проблем, формулируются цель и основные задачи диссертации, раскрывается теоретико-методологическая основа исследования, показывается его научная новизна и практическая значимость.

Первая глава «Концептуальные рамки осмысления киберпространства» посвящена рефлексивному анализу условий возможности киберпространства. Этот замысел реализуется в три этапа: 1) проясняется соотношение киберпространства с другими видами пространства; 2) исследуется влияние современных технологий на социокультурные процессы;

3) определяются причины расхождения между логикой проектирования постиндустриального общества и действительностью благодаря проективным моделям будущего.

В первом параграфе «Теоретические условия возможности киберпространства» проясняется соотношение киберпространства с другими видами пространства. Категории пространства и времени в онтологическом аспекте есть: 1) наиболее абстрактные характеристики бытия; 2) условия существования предметов и явлений на разных уровнях реальности; 3) элементы онтологической картины мира (утверждения о существовании). В гносеологическом аспекте эти категории выражают психологические и эпистемологические условия возможности познания.

Постижение объектов, которые хотя бы частично выходят за рамки социальной практики, обеспечивает философия. Уточним: метафизика состоит из принципиально неразрешимых вопросов о бытии и существовании, а онтология – множество всех принципиально разрешимых вопросов о бытии и существовании. Определенная совокупность знаний обязательно содержит в себе обобщающую схему. В рамках такой онтологии само исследование превращается в процесс последовательной актуализации объектов.

Если обобщающая система онтологических принципов изначально не задана, то её нужно сконструировать в процессе исследования. На наш взгляд, для выполнения этой задачи будет эффективна феноменологическая позиция.

Онтологический вопрос «что есть киберпространство» состоит из двух частей: 1) что есть феномен киберпространства 2) какова его сущность Только исследовав границы вариативности феномена киберпространства, можно с уверенностью определить его сущность. Кроме того, онтологическое исследование киберпространства связано с рефлексией условий возможности этого вида пространства. Исходным пунктом наших размышлений является интуитивная интерпретация киберпространства как любой среды, генерируемой или опосредованной компьютерными технологиями. Значит, киберпространство каким-то образом связано с семиотическим и социальным видами пространства. Также нужно выяснить отношение киберпространства с художественным, физическим и математическим видами пространства.

В античной философии были развиты две концепции физического пространства: субстанциальная и реляционная. В соответствии с первой из них (Демокрит), бытие состоит из двух онтологически несводимых друг к другу уровней: пространство, представляемое как нетелесная субстанция, первично, а многообразие эмпирически наблюдаемых тел вторично. Согласно второй концепции (Аристотель) первичным является вещественный мир и движение, порождаемое телами. Пространство как форма бытия неотделимо от вещей и оно не является самостоятельной сущностью. Философы Нового времени (Дж. Локк, Г.-В. Лейбниц и др.) продолжили совершенствование обеих концепций.

Математика производит операции только в рамках однозначно определяемой, методически строго последовательной тотальности идеальных объектов. В современном математическом знании применяются три кардинально непохожих способа для определения онтологического статуса математического объекта. Первый приём состоит в непосредственном конструировании объекта, что предполагает наличие конечного алгоритма построения. Второй способ обосновывает все доказательства от противного, он связан с законом исключенного третьего. Третий приём вводит в рассуждение некий квази-объект, критерием существования которого выступает непротиворечивость всей системы аргументации.

Знаковая система является базовой единицей семиотического пространства. Оно конституируется кодами, посредством которых утверждается некий культурный порядок. Код – это модель, формирующая в соответствии с заданным набором правил ряд конкретных сообщений. Анализ разнородных феноменов как знаковых систем требует конструирования структуры – модели, функционирующей как код, способный порождать различные сообщения. Постулирование онтологического статуса структуры вместо операционального неправомерно.

Рассмотрение художественного пространства в данной работе ограничено сферой литературы. Его материальным носителем выступает текст. Статус истинности объектов, описываемых в литературном прозаическом тексте, особый: они ни истинны, ни ложны, а вымышлены. Художественное пространство любого конкретного произведения является разновидностью интенсионального возможного мира. Для деконструктивистов понятия «текст» и «знаковая система» по своему содержанию полностью эквивалентны, что весьма спорно. Кроме того, идея значения предполагает существование референции согласно цели, которая задаётся внеязыковой реальностью.

Поэтому неограниченный семиозис на практике всегда принимает форму ограниченных интерпретаций, санкционированных данным сообществом.

Социальное пространство есть символическая структура человеческой деятельности. В нормативном плане оно гетерогенно. Его базовой единицей является социальная позиция (статус). Социальное пространство состоит из двух измерений – вертикального (иерархия социальных институтов) и горизонтального (специфика их конкретных видов). Освоенные виды социально-ролевого функционирования представляют собой габитус.

Приведенное выше описание различных видов пространства провоцирует вопрос о том, как все они связаны с проблематикой времени.

Физическое пространство связано с физическим временем непосредственно, но в рамках континуума принципиальное различие между ними задают три стрелы времени. Математическая топология порождает две кардинально несводимые друг к другу физические интерпретации, первой из которых придерживается С. Хокинг, а второй – И. Пригожин. Далее кратко рассматриваются их позиции.

В универсуме культуры следует выделить два эмпирических уровня соотношения пространства и времени. На первом из них наблюдается всё ускоряющийся поток социокультурных перемен. На втором, более глубинном уровне, довлеет ощущение, что большинство перемен подчиняется логике всеобщей стандартизации, то есть изменение как таковое невозможно. Эта ситуация по своей сути сильно напоминает гегелевский «конец истории».

Кроме того, происходит опространствование времени или его «растворение» в различных видах пространства.

Во втором параграфе «Роль современных технологий в трансформации культуры» рассматривается взаимосвязь техносферы и культуры. Подчеркнём методологический момент: сущность техники нужно раскрыть так, чтобы ясно было решение основных онтологических проблем.

Зафиксируем сущностные характеристики техники: 1) техника представляет собой артефакт, искусственное образование; 2) она является инструментом;

3) техника существует как самостоятельная реальность; 4) она оказывается специфическим инженерным способом использования материалов и энергий природы; 5) целенаправленное повышение эффективности техники связано с понятием технологии.

Выявление главной функции техники в культуре позволит избежать простого суммирования её онтологических характеристик. Техника жизненно необходима для человечества как универсальное средство удовлетворения любых потребностей. Если окружающую человека среду редуцировать к технической реальности, то будущее как таковое становится объектом технического конструирования. Однако следующий шаг – создание проекта счастливого общества – утопичен, ибо как стихийное, так и планомерное сбалансированное развитие подсистем современной техносферы нереализуемо. Далее в тексте диссертации приводится обоснование этого тезиса.

В обоих упомянутых случаях утрачиваются мировоззренческие ориентиры в среднесрочной перспективе, что может привести человечество к гибели. Иллюзия всемогущества техники лежит в основе технооптимизма и технопессимизма. Далее в тексте диссертации эти концепции анализируются.

Попытку преодолеть их крайности предпринял М. Хайдеггер. Он видел подлинную угрозу существованию человечества не в техногенных катастрофах самих по себе, а в господстве массового машинного производства, преодолеть которое можно только при помощи иной по своим ценностным ориентациям стратегии технологического развития.

Функциональная специфика современных технологий сильно изменилась: от описания и синтеза технологических операций (технология в узком смысле) произошел переход к метатехнологии, т.е. комбинированию видов исследовательской, инженерной и проектной деятельности. Более того, вместо исправления негативных последствий техники исследователи пытаются выработать метатехнологию по их предотвращению. Однако искусственно созданные условия могут выявить неприемлемое влияние техники на общество лишь в частном случае.

Для человечества в целом исчерпывающий перечень всех технических рисков задать чрезвычайно сложно, следовательно, установку на неконтролируемый бесконечный научно-технический прогресс (НТП) следует принципиально скорректировать. Для достижения этой цели прежде всего нужно переориентировать общественное сознание на совершенно новое представление о НТП. Вместе с тем до сих пор отсутствует исчерпывающий ответ на вопрос о сущности НТР. На наш взгляд, в этом контексте представляется эвристичной позиция И. А. Негодаева, согласно которой сейчас происходит переход к новой естественно-научной картине мира и коренное изменение места и роли человека в производственном процессе.

Данный тезис проиллюстрирован диссертантом на примере трансформации предметной области информатики. Далее в тексте параграфа кратко фиксируется специфика этапов её развития. Проведенный анализ показывает, что в течение 50 лет в этой дисциплине стихийно складывалась тенденция к технизации любых информационных потоков. Сейчас мы наблюдаем коренное изменение этого тренда: эволюция программных и аппаратных средств теперь играет второстепенную роль. Человеческая компонента человеко-машинных систем приобретает решающий характер, поэтому на первый план выходят социальная коммуникация и организация человеческой деятельности.

Стремительное развитие информационных технологий в последней трети ХХ века сейчас воспринимается как нечто закономерное. Они носят семиотический характер. При этом их технические признаки, а именно инструментальность и искусственность, часто отходят на второй план.

Информационные технологии способны одинаково продуктивно передавать пользователю результаты различных видов деятельности. Качественная специфика этого типа технологий скорее всего связана с созданием и переработкой прогностического знания о границах изменчивости ближайшего будущего. На этой основе возникают идеи новых технологий, предписывающие варианты трансформации производства, управления и коммуникации.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»