WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

В к. XIX – н. XX вв. проблемы социально-экономических прав выходят на первый план. В Западной Европе обозначается тенденция демократизации общественно-политических организаций и процессов. Выступления трудящихся, акции протеста все более приобретают социалистическую направленность, выдвигаются требования расширения социальных прав личности, что вынуждает правительства заняться социально-экономическим положением населения, разрабатывать социальноориентированные программы и вносить соответствующие изменения в законодательство. Идея достойного существования выливается в концепцию определенных насущных потребностей, удовлетворение которых государство обязано гарантировать каждому человеку в свете субъективно-публичных прав. Признание прав второго поколения происходило в острой борьбе, фактически речь шла о радикальном изменении концепции права. Особую роль в данной полемике сыграли мыслители, занимающиеся теорией социального государства (А. Менгер, Г. Еллинек и др.).

Выявлены четыре периода формирования идеи права на достойное человеческое существование:

I – зарождение и первые проявления идеи (со второй половины V в.

до н. э. – ХVII в.) преимущественно в текстах античных этиков, реже – юристов, затем – средневековых богословов;

II – формирование учения о правах человека (с Нового времени), латентно и частично учитывающего важность достойного человеческого существования;

III – юридическое закрепление прав человека (со втор. пол. ХVIII в.) в ряде государств, учитывающее некоторые аспекты достойного человеческого существования;

IV – активное обсуждение проблемы социально-экономических прав как непосредственного контекста идеи права на достойное человеческое существование (к. XIX – н. XX вв.), в котором она и была артикулирована, что обнаруживает не только влияние общественной практики на формирование и содержание идеи, но и её обратное влияние.

Второй параграф «Вклад русской философии в развитие идеи права на достойное человеческое существование» доказывает, что русские мыслители сыграли важную роль в развитии идеи права на достойное человеческое существование. Взаимодействие нравственных исканий отдельной личности и правовых потребностей общества были одной из важнейших тем политико-правовой доктрины многих русских мыслителей. Первым из русских правоведов термин «право на существование» употребил А.П. Куницын в работе «Право естественное» (1818–1820). Но особую роль в осмыслении естественно-правовых идей сыграло течение «социального» или «нового» либерализма в Росси к. XIX – н. XX вв. (В.С. Соловьёв, П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Б.А. Кистяковский, С.И. Гессен и др.). Квинтэссенцией теоретико-правой мысли был принцип «права каждой личности на достойное существование», сформулированный В.С. Соловьёвым в труде «Оправдание добра. Нравственная философия» (1897).

В.С. Соловьёв идею прав человека на достойное существование связывает с реальным осуществлением социальных реформ. В русле кантовской нравственной философии он утверждает, что человек не должен восприниматься только как орудие для достижения общего блага, но «как предмет общей деятельности», и «общество имеет обязанность признавать и обеспечивать право каждого на самостоятельное пользование – для себя и для своих – достойным человеческим существованием». Важным дополнением к обеспечению средствами к существованию является достаточный физический отдых и досуг для духовного совершенствования. По сути, нравственно-правовой порядок, предлагаемый русским мыслителем, совпадает с содержанием понятия правового государства, в котором права человека по отношению к государству рассматриваются определяющим и системообразующим фактором.

Право, являясь внешним регулятором человеческих отношений, применяется государством как для сдерживания безмерности человека, так и в качестве инструмента, позволяющего предоставить необходимую степень авто номной свободы личности для обретения подлинной свободы в воссоединении с абсолютным Добром, т.е. для осуществления нравственного личного подвига. Право – это принудительный минимум добра и своеобразная система координат, позволяющая человеку осознано нравственно распоряжаться своей свободой. Достойное существование – внешний минимум, необходимый для человеческого самосовершенствования.

Б.А. Кистяковский переосмыслил этот вопрос в юридической плоскости и дал развернутую характеристику права на достойное человеческое существование как основного признака подлинного правового государства будущего. Заслуга Б.А. Кистяковского заключается в определении места и функций права на достойное человеческое существование в системе субъективнопубличных прав. Значение права на достойное человеческое существование он связал с функцией притязания личности, что образует саму возможность полноценного её развития в государстве и достижения общего благосостояния через совокупность свободной творческой самореализации.

П.И. Новгородцев доказывал необходимость выхода понимания права за формально-юридические рамки. Право отдельного индивида рассматривается им как правопритязание на труд, на образование, на медицинское обслуживание, на обеспеченную старость и т.п., а поэтому у государства, наряду с «запретительными» и «охранительными» функциями, должны быть положительные (не благотворительные) обязанности по отношению к индивидам.

Право каждого на минимальное материальное благополучие имеет не нравственное только, но юридическое значение. П.И. Новгородцев призывал к введению понятия права на достойное человеческое существование в Декларацию прав человека и гражданина и к дальнейшей юридической разработке основных институтов этого понятия в рамках позитивного права.

С.И. Гессен связывает тему отсутствия и лишения достойного человеческого существования с правом. Право становится отправной точкой, фактором, определяющим дальнейший поиск состояния достоинства человека и гражданина. Акцент смещается с экономического неравенства и присвоения прибавочной стоимости к теме отстаивания закреплённой правом свободы, которая будет противостоять превращению человека в вещь. Государство обязано оказывать индивиду помощь в рамках обеспечения права на достойное человеческое существование, но на условиях активного использования индивидом свободы требовать от государства минимум образования, вспомоществования и т.п. С.И. Гессен наполняет понятие равенства значением «равенства исходных шансов». Он настаивает на обеспечении государством определенного оптимального уровня свободы и творчества гражданина.

Оптимальный уровень близок «минимуму», поскольку обеспечение минимума образования, заработка и обеспеченности со стороны государства должны возбудить частную инициативу и индивидуальные усилия в направлении достижения образования, заработка и обеспеченности. Это означает, что государство должно выступить гарантом от возможного вырождения.

Весь остальной прирост должен идти от каждого отдельного человека, институтов гражданского общества, только в этом случае личная свобода и ини циатива в улучшении качества жизни будет сбалансированно сопряжена с отрицательно-запретительными и положительно-побудительными корнями.

Б.А. Кистяковским и С.И. Гессеном была разработана теоретическая модель «правового социализма» как ступени развития правового государства.

В целом обновление либерализма российскими, как и западными мыслителями в указанный период происходило под влиянием социальных и даже социалистических ориентаций. Понятие равенства перед законом было дополнено равенством исходных шансов, активно предпринималась разработка диалектики взаимных прав и обязанностей человека и государства. Если старый, классический либерализм настаивал на невмешательстве государства в дела гражданского общества, то новый утверждал правопритязания каждого по отношению к государству и, соответственно, государства по отношению к своим гражданам. При этом в духе неокантианства новый либерализм сферу личных прав стремился интерпретировать как непроницаемую для другого лица, в том числе и для государства. В итоге сохраняется нерешенным противоречие индивидуализма и патернализма, ретроспективно проявляющееся ещё в эпоху формирования идеи права на достойное человеческое существование.

Вторая глава «ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРАКТИЧЕСКОЙ РЕАЛИЗАЦИИ ИДЕИ ПРАВА НА ДОСТОЙНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ». В первом её параграфе «Нормативное закрепление права на достойное человеческое существование в современном мире» рассматривается, как данное право было развернуто в обширный каталог социально-экономических и социально-культурных прав, провозглашенных, практически, во всех конституциях, принятых после Второй мировой войны.

Исторический опыт, в том числе полученный ещё по итогам Первой мировой войны, убеждал, что свобода, предоставленная каждому, не обеспечивала всеобщего благополучия. Право свободно мыслить оказывалось бесполезным для неграмотного человека, то же самое можно сказать и о других правах. В социалистических же странах вообще взял верх стереотип «кто голодает, нуждается в пище, а не в правах человека». Поиски баланса между гарантиями свободы личности, с одной стороны, и правом государства перераспределять те или иные жизненные блага, с другой, оказались весьма сложными.

Пионером в процессе конституционного закрепления социально-экономических прав оказалась далёкая от реального благополучия в этой сфере Мексика, чья Конституция была принята 31 января 1917 г. Следующими государствами, включившими в свои конституции широкий перечень не только личных и политических, но и социально-экономических прав были Германия (1919), Чехословацкая Республика (1920), Республика Польша (1921), Королевство сербов, хорватов и словенцев (1921), Румыния (в ред. 1923 г.), Испанская Республика (1931).

Это означало, что классический подход к правам человека, связанный с утверждением идеи свободной, автономной и сильной личности, претерпел существенные изменения: права человека расширили свое социальное пространство и заставили государство обратить внимание на социально слабые слои населения, одновременно укрепляя тем самым патерналистские позиции государства. На смену классической доктрине прав человека пришла неклассическая, в которой правами личности были названы наряду с гражданскими и политическими свободами социальные обязательства государства. Социальная политика в западных государствах была прервана экономическим кризисом тридцатых годов XX в. и развернувшейся вскоре Второй мировой войной.

Особую роль в правотворчестве этого периода сыграла Конституция СССР 1936 г., формально сохранившая ряд политических прав (свобода слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций), оговорившая возможность их использования «соответствием интересам трудящихся», тем самым, перечеркнувшая сам факт существования такого рода свобод.

Социально-экономические права в условиях ликвидации частной собственности оказались очень удобной идеологической ширмой, прикрывающей экономическую и политическую монополию государства на устройство жизни своих подданных, крайний патернализм.

В сер. XX в., после уроков Второй мировой войны, права человека получили мировое признание, расширив свой перечень, в котором нашло своё место и право на достойное человеческое существование. Первым международным документом, отразившим весь комплекс прав первого и второго поколения, была Всеобщая декларация прав человека (1948). Наряду с расширением спектра гражданских и политических прав (запрещение рабства, пыток, право на свободу передвижения, право на получение и распространение информации и т. п.), она провозглашала также, что «каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства».

Многие положения Всеобщей декларации прав человека были развиты и конкретизированы в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966) и других международных и национальных документах. Причём, если в конце XVIII в. все провозглашаемые и законодательно закрепляемые права, относящиеся к категории естественных и неотчуждаемых, концентрировались вокруг идеи свободы, признаваемой высшей ценностью, то в XX в. она была определённо дополнена идеей достойного существования. Права первого поколения юридически закрепили ценности либерального общества. Права второго поколения отразили ценности социально ориентированного государства, что было вызвано признанием элитами важности сохранения как международного, так и межклассового мира. Идейной основой основополагающего социального консенсуса и выступили права человека, причём, право на достойное человеческое существование оказалось важнейшим, интегрирующим их. Этому способствовали такие тенденции общественного развития ХХ в., как унификация и технологическое оформление методов борьбы за гражданские и иные права, общее повышение уровня жизни в значительной части планеты. Общепризнанная идея права на достойное человеческое существование выступила важным элементом языка общения между элитами разных культурных и политических регионов, элитами и большинством как основа, инструмент профилактики и устранения социальных потрясений, как код, ведущий к коммуникации, взаимопониманию, миру.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»