WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Тернера, Дж. Перриера, Д. Бергера, Дж. Вайшейпла, прот. В.В. Зеньковского, А.Н. Уильямс, Э. Рицци, У. Уоллеса, Дж. Эррея и др.

Научная новизна диссертации обусловлена предметом и целью исследования. Впервые в отечественной литературе сделана попытка комплексного исследования метафизических работ философов-томистов и их полемики по ключевым вопросам метафизики в контексте диалога с философской и научной мыслью современности. На русском языке не существует специального труда, посвященного систематическому исследованию томистской метафизики XIX-XX вв. Впервые в отечественной литературе сделана попытка анализа диалога представителей томизма конца XX - начала XXI века с современной наукой. Впервые предпринята попытка оценки основных философских позиций неотомизма с точки зрения дихотомии Восток-Запад.

Положения, выносимые на защиту:

1. Подход к схоластической философии как единому феномену с акцентом на том, что Фома Аквинский представляет собой вершину и синтез патристической и схоластической мысли является аисторичным. Философские исследования томистов показали возможность формирования различных подходов к интерпретации метафизики Фомы Аквинского.

2. Онтологическая проблематика рассматривалась томистами в контексте диалога и критического отношения к посткартезианской философской мысли. Выводы о характере и исходных пунктах метафизики Фомы различались в зависимости от акцента на тех проблемах, которые рассматривали в своих работах представители различных направлений томистской мысли. Для томистов начала возрождения схоластики бытие является тождественным понятию сущность, в то время как доминиканский томизм и экзистенциальные томисты акцентируют внимание на рассмотрении бытия как акта существования (actus essendi).

3. В томистской мысли проявилось различие в понимании видения самого характера метафизики Фомой Аквинским. Так представители аристотелевского томизма под влиянием посткартезианской мысли стремились сохранить представление о метафизике Фомы Аквинского как совершенно независимой от содержания христианской веры, в то время как Э.Жильсон акцентирует внимание на том, что порядок построения метафизики Ф. Аквинским и цель метафизического дискурса является теологической. Различия в подходах к исследованию метафизики Фомы Аквинского томистов привели, в конечном итоге, к критическому переосмыслению роли томистской метафизики в целом в рамках католической философии и богословия, что привело к развитию концепции доктринального плюрализма.

4. Диалог с посткартезианской философской мыслью оказался наиболее плодотворным в рамках трансцендентального томизма, стремившегося включить в понимание метафизических проблем динамизм и историчность.

5. В комплексе философских наук томистская онтология была тесно связана с гносеологией, антропологией, психологией и логикой, что давало возможность построить вокруг метафизики бытия целостную иерархию знания, включающую в себя как структурные уровни богословское, философско-метафизическое и научное знание.

6. Критический реализм Ж. Маритена стал основой для продуктивного диалога томистской метафизики с современным научным знанием. Метафизическое рассмотрение реальности и научное познание мироздания могут рассматриваться как два дополнительных подхода к пониманию мироздания, различные по своим методам, целям и задачам, но одинаково значимые и не устраняющие необходимости обоих подходов. Интеграции знания, предложенная Ж.Маритеном и творчески развитая в работах последующих томистов, позволила сформировать целостное понимание реальности с опорой на классические понятия аристотеле-томистской метафизики.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что в нем впервые в отечественной литературе представлен всесторонний анализ томистской метафизики бытия и познания. Представленная работа позволяет прояснить ключевые моменты в истории европейской религиозно-философской мысли XX века, касающиеся попыток построения целостного знания на основе религиозного мировоззрения, методов и подходов к разрешению вопросов соотношения религиозной и нерелигиозной философской мысли, научного и религиозного мировоззрений.

Результаты исследования могут быть использованы при чтении лекционных курсов по истории философии, религиозной философии, философии религии, онтологии и гносеологии, науки и религии, теологии и естественным наукам.

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования отражены в 10 публикациях, общим объемом 5,0 п.л., а также в докладах на конференциях «Диалог культур и цивилизаций» (г. Тобольск, ТГПИ, 2004) «Религия и мораль» (г. Тюмень, Тюменский университет экономики и права, 2004), секции «Христианство и наука» Международных образовательных Рождественских чтений (г. Москва, МГУ, 2007), «Космология, эсхатология, творение» (г. Москва, ББИ, 2006), «Научные и богословские эпистемологические парадигмы: историческая динамика и универсальные основания» (г. Москва, ББИ, 2007), секции «История философии» Ежегодной богословской конференции ПСТГУ (г. Москва, 2008), Международной конференции во Фрибурском университете «Zufallig geworden – nes a l’aventure – Darwin revisited» (Швейцария, 13-15 ноября 2008 г.).

Структура и объем исследования. Текст диссертационного исследования состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, содержащего 259 наименований. Работа изложена на 182 страницах компьютерной верстки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень ее теоретической разработанности, определяется методологическая основа исследования, ставятся цель и задачи диссертации, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются его основные положения, выносимые на защиту, указываются сведения об апробации результатов исследования.

Глава I «Томистская метафизика в конце XIX – начале XX века» посвящена рассмотрению историко-философской специфики возрождения томистской метафизики, а также анализу метафизики бытия и познания в аристотелевском томизме.

В первом параграфе «Возрождение томистской метафизики в XIX веке» автор рассматривает характер томистского возрождения XIX века. Философия Фомы Аквинского к середине XIX века оказалась практически в полном забвении. Католические мыслители XIX века находились в плену у нехристианских систем мысли. В этом интеллектуальном климате началось возрождение томистской метафизики Г. Сансеверино, Д. Сорди, Л. Тапарелли, Й. Клейтгеном и М. Либераторе. По мнению Й. Клейтгена философия средневековых мыслителей являлась более рациональной, чем философия нового времени, и в то же время находившейся в гармонии с верой. Для оживления философской мысли католичества необходимо было вернуться к «досовременной философии»3. Й. Клейтген отводит центральное место томистской эпистемологии, выделяя ключевые принципы знания томизма: «по Kleutgen J. Philosophie der Forzeit. – Innsbruck, 1878. – V.1. – P.4.

знание своим источником имеет факт, что образ познаваемого объекта продуцируется в познающем посредством соединения познаваемого объекта и познающего; познаваемый объект существует в познающем по образу познающего; познание становится более совершенным пропорционально тому, насколько познающий дистанцируется от материальных условий»4. При этом неосхоласты XIX века практически не обращали внимания на метафизику бытия Фомы Аквинского. Исследования Й. Клейтгена побудили Льва XIII к восстановлению роли томистской метафизики в католической мысли. Восстановление томистской метафизики как philosophia perennis предполагало преодоление недостатков посткартезианской философской мысли. При этом энциклика Aeterni Patris и работы томистов конца XIX вв. исходили из тезиса о концептуальном единстве схоластики и взгляда на метафизику Фомы Аквинского как вершину схоластического синтеза.

Во втором параграфе «Томисткая метафизика в рамках школьного католического образования: аристотелевский томизм» автор рассматривает метафизику бытия и познания представителей римского томизма, таких как С.Таламо, Х. Уррабуру, Т. Циглиары, Дж. Корнольди, а также эпистемологию представителей лувенской школы томизма – М де Вульфа и Д.

Мерсье. В рамках школьной философии томистская метафизика была представлена, главным образом, в аристотелианской апостериорной форме, причем первые томистские руководства следовали в своем изложении проблем метафизики не аутентичной мысли Фомы Аквинского, а философским построениям Х. Вольфа5. Развитие томистской метафизики представителями римского томизма, такими как Дж. Корнольди, не предполагало диалога с современной мыслью, которую они рассматривали просто как «патологию человеческого разума»6. Римские томисты рассматривали томизм как другое название для богословия Ф. Каэтана, Иоанна св. Фомы или схоластики Ф.

Суареса и Иоанна Дунса Скота. Неудивительно, что римский томизм вызывал отвращение у студентов7.

Совершенно иной характер томистское возрождение имело во вновь открытом Фрибурском университете и Институте высшей философии в Лувене, где такие мыслители как Э.Коммер положили начало серьезному текстуальному исследованию метафизики Фомы Аквинского. Э. Коммер ак Perrier J.L. The Revival of Scholastic Philosophy in the Nineteenth Century. – NY., 1909. – P. 197.

Zigliara F.T.M. Summa Philosophica in usum scholarum. – Paris, 1903. – V. 1. – P. 2.

Cornoldi J.M. The Physical System of St. Thomas. – London, 1893. – P. VIII.

Garrigou-Lagrange R. Reality – A Synthesis Of Thomistic Thought. – London, 1950. – P.

357.

центировал внимание на ключевых принципах томистской метафизики, которые были характерны для всего неотомистского движения в целом, таких как принцип аналогии сущего (analogia entis), который предполагает признание дуализма материи и формы, потенции и акта, сущности и существования8.

Более интенсивно томистская гносеология развивалась в рамках лувенской школы, где Д. Мерсье занимался эпистемологическими вопросами томизма и более тесного диалога с современной мыслью. По мнению Д.

Мерсье философия и наука не должны рассматриваться просто как вспомогательные по отношению к богословию, но быть вполне самостоятельными9. С одной стороны, Мерсье противостоял универсальному методологическому сомнению Декарта, а с другой, наивному реализму традиции, стремясь найти новый критерий истины для обоснования объективности и надежности познания, который был бы присущ внутренней активности интеллекта10. Мерсье проводит строгое разграничение области познания наук и метафизики: «Наука не дает человеку совершенное воспроизведение реальности. Отдельные науки требуют и дают возможность возникновению науки наук, общего синтеза, иными словами, метафизики»11. Тем не менее, среди представителей школ томизма конца XIX – начала XX века продолжало доминировать убеждение о концептуальном единстве схоластики, и лидеры неосхоластического возрождения стремились построить некий общесхоластический синтез, как то предполагала энциклика Aeterni Patris, совершенно не обращая внимания на существенные элементы метафизики бытия Фомы Аквинского.

В третьем параграфе «Томистская метафизика и вызов модернизма» рассматривается развитие томистской метафизики бытия и познания в контексте вызова модернизма, представителями которого были М. Блондель, Э. Ле Рой, Л. Лабертонье, Дж. Тиррель и др. Модернисты, такие как М.

Блондель ввели новое определение истины как соответствия жизни в противоположность томистскому определению истины как соответствия реальности12. Традиционная католическая теология как наука о Боге и Его отноше Berger D. Die „Grundfesten“ des Thomismus. Ein Beitrag zur Geschichte des Thomismus im Zeitraum der Neuscholastik// Informacin Filosfica. – 2002. – V. I. – № 1. – S. 13.

Macquarrie J. Twentieth-Century Religious Thought: the Frontier of Philosophy and Theology,1900-1960. – London, 1963. – P. 280.

Hill W. Transcendental Thomism// New Catholic Encyclopedia. NY., 2003. – V. 14. – P.

52.

Macquarrie J. Op cit. P. 280.

Blondel M. Le point de dpart de la recherche philosophique// Les Annals de Philosophie chrtienne. – 1906. – № 152. – June 15. – P. 235.

нии к миру находилась в серьезной зависимости от метафизики. В течение XIX века влияние эмпиризма, позитивизма и кантовского критицизма истощило основания метафизики, и хотя метафизика испытала возрождение в философии А.Бергсона, бергсонианский динамизм подрезал корни концептуального знания, на котором была основана теология аналогичного знания Бога в классической томистской форме. Вызов модернизма был настолько серьезным, что католическая церковь постаралась закрепить позиции томизма в образовании публикацией 24 тезисов томистской философии, касающихся ключевых проблем метафизики бытия и познания13. Характер 24 тезисов полностью соответствовал представлению о томистской философии как независимой от содержания христианского Откровения, что, по мнению таких томистов как Г.Мансер, позволяло ставить томистскую философию в один ряд с картезианской и кантианской мыслью14. Метафизика томистов первой половины XX века, таких как Г.Мансер, Й. Гредт, Р. ГарригуЛагранж, А. Гардейль соответствует восходящему порядку философии, а не нисходящему порядку богословия. Томисты Г.Мансер, М.Грабман, А.Фаргес ключевую роль отводили аристотеле-томистскому учению об акте и потенции, материи и форме. Тем не менее, в работах томистов начала XX в. важное место приобретает метафизика бытия: «Самый глубокий корень томистского синтеза – мысль о бытии. Понятие бытия является объединяющим элементов всех тезисов»15. А. Гардейль и Р. Гарригу-Лагранж рассматривали тезиса как основополагающие принципы, позволяющие достичь объективного познания реальности, принципы, на основании которых можно построить целостную интеграцию человеческого знания16. Кроме того, А. Гардель и Р.

Гарригу-Лагранж в своих работах акцентирую внимание на признании первых принципов познания, таких как принцип непротиворечия и закон достаточного основания, не как гносеологических аксиом, а как онтологических принципов, на основании которых только и возможно познание реальности.

В философии А.Гардейля и Р. Гарригу-Лагранжа были выражены ключевые принципы томистской метафизики – прямой реализм в эпистемологии, основанный на понятии бытия как непосредственной цели человеческого динамизма; философия познания, имеющая своим центром интеллектуальную ин Mattiussi G. Le XXIV Tesi della Filosophia di S. Tommaso D’Aquino appropriate dalla S.

Congregazione degli Studi. – Roma, 1947. – P. V.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»