WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

бый структурообразующий лейтмотив четырех книг ее мемуаров Несмотря на то, что в творчестве Поплавского почти нет обяза«Таков мой век». Вообще пример творческих судеб З. Шаховской и А. тельных в эмиграции «русских» тем, нет у него и тем однозначно Труайя — это пример максимальной адаптации, в некотором роде «французских». Русское и французское у Поплавского иногда совермимикрии, пример удачного, успешного перехода в чужую культуру шенно неразличимо, переплетено и образует единую реальность. Не со своим, однако, русским багажом. случайно своим современникам Поплавский виделся поэтом богемИным, совершенно противоположным образом вошла Франция в ным — не русским и не французским, но «русско-монпарнасским» жизнетворчество тех, кто был несколько старше: Р. Гуль, Н. Берберова, (В. Варшавский). На первый взгляд, и подлинная Россия, и подлинная И. Одоевцева, В. Андреев, В. Варшавский. Их связь с Россией (и в Франция действительно оказались за пределами эмигрантской метасмысле языка, и в смысле общей культуры, и в смысле исторического физики поэта. И все-таки, если читать пристально, национальный сознания) была крепка, поскольку «за душой» каждого из них что-то русский компонент, реализуемый на разных уровнях смысла и струкбыло: участие в гражданской войне (Гуль и Андреев), в поэтическом туры, у Поплавского очень значителен, особенно в прозе, где, как пикипении пореволюционного Петрограда (Одоевцева и Берберова). сал Г. Адамович, все то, что было в его стихах, «сказано глубже и Франция вошла в их жизнь мощным пластом, и это благодарно отрази- тверже».

лось в их поздней автобиографической прозе, да и не только в ней. Они Кроме того, что «русская тема» постепенно усиливается от не были чужды французской жизни — ни культурной, ни социально- «Аполлона Безобразова» к «Домой с небес» чисто содержательно, бытовой. Однако в целом Франция при всей ее привлекательности ос- русский хребет имеет сама повествовательная структура Поплавского, тавалась для этих писателей страной пребывания, внешней по отноше- которая, несмотря на интернациональную интертекстуальность худонию к их внутреннему миру. Не случайно, хоть и по разным, конечно, жественного языка, несмотря на влияние сюрреалистов, отчетливо причинам, все они рано или поздно ее покинули. Сложные, подчас дра- воспроизводит интонации Гоголя, Достоевского, Розанова. Вообще, матичные, подчас весьма противоречивые взаимоотношения этих писа- пребывая во всех отношениях в точке критического бытия, Поплавтелей с французской культурой анализируются на примере мемуаров ский оказался невероятно современен не только для Франции 1920– И. Одоевцевой «На берегах Сены», трилогии Р. Гуля «Я унес Россию», 30-х годов, но прежде всего для русской культуры ХХ века — нащуавтобиографии Н. Берберовой «Курсив мой», повести В. Варшавского пал некую продуктивную форму говорения от имени мыслящего аут«Семь лет», повести В. Андреева «Дикое поле». сайдера, персонажа не столько «подпольного», сколько мистериальОсобое внимание уделяется в главе таким писателям, как В. На- ного. Поэтому язык Поплавского для русского читателя сближается в боков, Б. Поплавский, Г. Газданов — тем, кто не стал франкоязыч- первую очередь не с языком французского модернизма, а, например, ным, но и не был по отношению к французскому миру сторонним — парадоксальным, почти невероятным образом, — с языком А. Планаблюдателем. тонова или, хоть это и другая эпоха, но «механизмы культуры» в ней В сознании Поплавского этот мир явно был укоренен изначально: те же, с языком Вен. Ерофеева. Со всем своим французским культурв детстве он долго жил за границей, в совершенстве владел француз- ным арсеналом Поплавский «попал» в эпицентр одного из интересским языком. Сравнение Поплавского с Рембо стало общим местом в нейших явлений русской словесности ХХ столетия.

воспоминаниях и отзывах о нем. Не менее очевидно влияние на По- В сознании В. Набокова Франция, очевидно, тоже всегда присутплавского Ш. Бодлера, который тоже «сквозит» в его творчестве. Оп- ствовала. Читая Набокова (особенно русского), легко убеждаешься в ределенное место в эволюции Поплавского занимали французские том, что «французский» текст у него неразрывно связан с «российсюрреалисты. И все-таки, несмотря на полную, казалось бы, адаптив- ским». Юг Франции у писателя прочно закреплен, как ни странно, в ность к французской культуре, литературе и языку, несмотря на то, памяти о России — это как бы вариант русского юга, куда возили на что он «читал французов» (Н. Берберова), «был детищем Запада» лето отдыхать и купаться. Хотя во Франции писатель так и не остано19 вился надолго, в этой стране он бывал по-особому: на пляжах Биарри- турного параллелизма, прием культурной рифмовки, когда по принца в детстве; после расторжения помолвки со Светланой Зиверт в ка- ципу ассоциативного стяжения, ассоциативной аналогии «рифмуютчестве сезонного рабочего собирал виноград в Провансе; в 1937 году ся» явления и реалии, принадлежащие Космо-Психо-Логосу Востока французская Ривьера сделалась пристанищем для его семьи, наконец, и Запада, Франции и России.

в Париже обитала женщина, которую он любил. Все это как будто пе- Проживши большую часть жизни за рубежом, «сыновья» эмиграриферия личной географии Набокова, заметки на полях. И все же ции обостренно чувствовали степень и качество тех культурноименно с этих «полей» многое окажется востребовано в его творчест- языковых трансформаций, которые с ними происходили, а те из них, ве, начиная одинокими романтическими скитаниями Мартына Эдель- кто, пережив годы войны, остался на Западе, смогли по достоинству вейса и заканчивая образом Лолиты, наследницы французской девоч- оценить неожиданную «изнанку» собственной судьбы. С другой стоки Колетт с пляжа французской Ривьеры набоковского детства («Дру- роны, очень сильный, а главное, ранний заряд русских воспоминаний, гие берега»). При всем его англофильстве, Набоков воспринимает переживаний, впечатлений, российское воспитание и русскоАнглию, по крайней мере в своих текстах, как неожиданно чуждое эмигрантский круг общения сделали русский субстрат в творчестве пространство, в то время как Франция для него часто оказывается «сыновей» не только неистребимым, но чаще всего базовым, фундасинонимична дому. Взять хотя бы его последний «европейский» и ментальным основанием для всех позднейших напластований. Полупервый англоязычный роман «Подлинная жизнь Себастьяна Найта», ченное русское наследство они ценили и умели ценить, прекрасно где бывшее когда-то российское единство семьи распалось на два ва- сознавая, что оно составляет их главный капитал в Европе, их духоврианта — сын англичанки Себастьян Найт едет в Англию, а сын рус- ное своеобразие, их уникальность, их l’autre patrie, теперь уже, правда, ской остается с матерью в Париже. в ином, противоположном смысле.

По-видимому, Набоков мог бы «остановиться» во французской Четвертая глава «Литература как форма инобытия: В. Емельянов, культуре. Об этом свидетельствуют его многочисленные признания о Н. Берберова» посвящена проблемам, которые глубоко волновали моравенстве для него трех языков — русского, английского и француз- лодых пишущих эмигрантов: что значит — быть причастным литератуского. Однако обстоятельства сложились иначе — Набоков стал анг- ре, где находится водораздел между жизнью и литературным творчестлоязычным автором, в полной мере реализуя логику своего космопо- вом, в чем состоит истинный смысл писательской деятельности.

литического движения. «Другим отечеством» для него стала Америка, Генетически принадлежа традиции русского литературоцентризи себя он с удовольствием называл американским писателем. Но, как ма, многое унаследовав от русского символизма и акмеизма, вобрав в в творчестве и сознании других писателей его поколения, второе оте- себя атмосферу исканий и открытий европейской словесности 1910– чество, эта «любимая родина» в творчестве и сознании Набокова все 20-х годов, «сыновья» эмиграции придавали литературному творчестже не смогла отменить первой: «русский остаток, — как это называет ву значение совершенно особое — скорее онтологическое, нежели Н. Анастасьев, — неизменно сохраняется в его книгах». профессиональное. Для большинства из них литература стала не проИнтереснейшим примером освоения французского мира является фессией и даже не призванием, но местом самопознания и самораспроза Г. Газданова, писателя, сохранившего русский язык и верность крытия, способом превращения «неподлинного» (по терминологии К.

русской культуре, но в то же время многое в них привнесшего из Ясперса) бытия в «подлинное», а значит — наиболее адекватной форкультуры Запада и Востока, более же всего — из культуры Франции. мой личного участия в мире, наиболее адекватной формой создания и Присутствие западного (в основном французского) мира, отношение к пересоздания себя. Такое понимание литературы постулировали в нему в творчестве писателя претерпели большую эволюцию: от резко- своих статьях Г. Адамович, В. Вейдле, Н. Оцуп, Б. Поплавский, оно го противопоставления российского и европейского менталитетов, то- было близко «молодым» русским писателям разных взглядов, идейпосов и героев в ранних рассказах — к изображению универсального ных позиций, эстетических установок, профессионального уровня, сивненационального бытия, скрепленного общечеловеческими законами лы дарования. В данном случае тезис о нерасторжимом единстве для экзистенциального чувствования. Это понимание и, главное, адекват- младоэмигрантов этих двух субстанций — подлинной и литературной, ное художественное воплощение взаимопроницаемости и взаимопе- эмпирической и художественно преображенной, рассматривается на ретекаемости национальных и культурных миров стало своеобразным примере творчества двух совершенно разных авторов: В. Емельянова открытием Газданова. Одну из наиболее устойчивых стилевых зако- и Н. Берберовой. Предметом внимания стали повесть В. Емельянова номерностей газдановской прозы можно определить как прием куль- «Свидание Джима» и автобиография Н. Берберовой «Курсив мой» — 21 книги, задуманные и созданные не просто в качестве предмета сло- Босфоре» (Грани. 1959. №41), совершенно не состоялась. «Изъявивесного творчества, но и в качестве особой формы инобытия для их тельно и программно» (В. Варшавский) В. Емельянов мог сделать в создателей. литературе только одно — воссоздать себя, свой жизненный опыт, Повесть В.Н. Емельянова «Свидание Джима» (1938) рассматрива- свой духовный состав.

ется в контексте немногочисленных сведений о писателе, позволяю- Образ Н. Н. Берберовой — совсем иной. Ее литературное наследие щих, однако, уловить общие контуры его судьбы, направление его разнообразно и многочисленно, продолжительное и деятельное учатворческой инерции. Для понимания повести важно, что она была на- стие в литературной жизни эмиграции несомненно, стремление приписана в ситуации если не экстремальной, то весьма напряженной, в общиться к культуре европейской и американской налицо. Если у В.

годы безработицы («с 34 по 37 — безработица — невольный и невесе- Емельянова понимание того, что акции приватного человеческого лый отдых» (В. Емельянов)), и, по свидетельству О. Можайской, жены опыта в литературе бесспорно возрастают, проступало лишь косвенно писателя, Емельянов пожертвовал для ее создания многим, сконцен- и опосредованно, в зашифрованной, затранскрибированной форме, то трировав свое бытие в книге. в писательском сознании Берберовой всеобщее желание рассмотреть В результате В. Емельянов написал «очаровательную книгу» «под светом искусства» (В. Набоков) явления, лежащие вне сферы эс(В. Варшавский) — историю о вечной и верной любви, о любви воз- тетических переживаний, рано обрело конкретное наполнение в виде вышенной, идеальной, представления о которой из века рыцарства, из жанровых и стилевых дефиниций. Это прежде всего ее романывремен романтики и эпохи символизма пришли к автору почти нерас- биографии (о П. И. Чайковском, А. П. Бородине, А. Блоке, траченными. Повествователем здесь является сеттер Джим, который М. И. Закревской-Бенкендорф-Будберг), неуклонно совершенствуюна склоне дней, «когда все прошло», повествует о судьбе своего хо- щие технику «документального» письма. Вершиной творчества зяина, о его «необычном и печальном счастье» и о собственной «сча- Н. Берберовой, (как стилистически, так и концептуально), главной стливой звезде» — быть этого странного счастья соучастником и сви- книгой ее жизни стала книга «Курсив мой», реализовавшая, как и подетелем. На поверхности лежат рыцарская куртуазная образность, ро- весть В. Емельянова, автобиографический фонд писательницы.

мантический сюжет и стилистика, сентиментальное содержание. Ни- В отличие от В. Емельянова, Н. Берберова в своей книгечего актуального, ничего социально значимого, ничего модного. Од- автобиографии открыто говорит о себе, воплощая, с одной стороны, нако в случае В. Емельянова фактическая, историческая, этнографи- идею самопознания, а с другой — идею выстраивания собственного ческая точность преднамеренно и непреднамеренно уступает точности мифологического образа. Приняв в качестве рабочего определения другого порядка — психологической и эмоциональной. На самой глу- мифа определение, данное А. Ф. Лосевым («миф есть не субстанцибине, в подводном течении, в подтексте она прорывается сквозь все альное, но энергийное самоутверждение личности», «это лик личноструктурно-содержательные оболочки и заставляет читать произведе- сти»), мы попытались проанализировать те его грани, на которых нание как повесть об одиноком и несчастном человеке, чье одиночество стаивает сама Берберова (связь с современность, со своим веком; рази обреченность стремительно нарастают и чья душа судорожно ищет венчание стереотипа женственности, «буржуазных предрассудков» спасения. По сути своей книга Емельянова есть не что иное, как по- относительно женского счастья, норм женского поведения; почти иск опоры, опоры в самом буквальном, а с другой стороны, и в самом ницшеанское утверждение собственной силы — духовной и физичеглобальном экзистенциально-метафорическом смысле этого слова. ской; умение быть свободной, умение и способность меняться, быть Именно поэтому в ней чувствуется что-то невыразимое, что дальше, «рекой», а не «скалой»).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»