WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во второй главе «Философия слова в концепции русских мыслителей первой половины XX века» ставится вопрос о причинах возникновения философии слова у русских мыслителей указанного периода, рассматривается проблема влияния византийской традиции на ее формирование.

В первом параграфе «Постановка проблемы философии слова и споры вокруг имяславия» говорится о том, что русские философы пытались обосновать идеи имяславия, обращаясь к византийскому опыту, видя исток этой проблемы в догматических спорах: каппадокийцев с Евномием об имени Божием (IV в.), о почитании икон (VIII в.) и спор о Фаворском Свете (XIV в.).

Поводом к возникновению имяславия послужила вышедшая в 1907 г.

книга схимонаха Илариона «На горах Кавказа». Особое внимание читателей книги привлекло утверждение о том, что «Имя Божие есть Сам Бог», вокруг которого впоследствии разгорелся спор. Сторонники данного утверждения стали именовать себя «имяславцами», а своих противников – «имяборцами».

Противоборствующие стороны обращаются к авторитету Священного Писания и текстов византийских авторов (Афанасия Великого, Василия Великого, Григория Нисского, Иоанна Златоуста, Григория Паламы), обильно черпая в них обоснование своих позиций. В сущности, проблема имени Божьего сводится к скрупулезному знанию христианской традиции, текстов византийских авторов, правильному их прочтению.

Многие философы, деятели культуры высказываются по вопросам имяславского учения и пытаются осмыслить его, дать ему философское обоснование. Имяславие воспринимается как возрождение восточнохристианской традиции, а сами философы, приверженцы имяславия (П.А.

Флоренский, С.Н. Булгаков, А.Ф. Лосев), считают себя последователями византийских мыслителей. Имяславие они определяют не только как религиозное или философское учение, но как целостное мировоззрение.

Дискуссии вокруг проблем имяславия всколыхнули целый пласт многовековых философских вопросов, таких как, например, спор об универсалиях между реалистами и номиналистами, проблема сущности и явления.

Обоснование для идей имяславия русские мыслители находят в византийской философско-богословской традиции (у каппадокийцев, Иоанна Златоуста, Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, Григория Паламы), в результате чего в рамках русской философии выстраивается оригинальное учение о слове.

Во втором параграфе «П.А. Флоренский: “оправдание” слова» доказывается, что концепция мыслителя основана на византийской традиции.

В философии слова П.А. Флоренского выделены онтологический, антропологический, гносеологический и ономатологический аспекты.

Вслед за византийскими авторами П.А. Флоренский признает, что словом творится и сохраняется все сущее; мир сотворенный есть символ мира нетварного, божественного; строение слова подобно устроению человека;

образ Божий в человеке заключен в его словесной природе; настоящее состояние всего существующего – поврежденное вследствие грехопадения;

в слове происходит встреча энергий двух миров: познающего и познаваемого; познание есть наименование; имя Бога важно в качестве обращения к Нему в молитве; в молитве, как синергийном акте богопознания, происходит встреча Бога и человека.

В рамках философии слова П.А. Флоренский выстраивает науку об именах (ономатологию).

П.А. Флоренский рассуждает о слове через призму учения об антиномии и рассматривает три важных антиномии слова: магическоемистическое, индивидуальное-общественное, внутреннее-внешнее. Слово для мыслителя есть сама реальность, тогда как для византийских мыслителей – только знак реальности. Человеческое слово наделено всеми свойствами божественного: это слово творческое, «слово-повеление», обладающее силой, действенностью и властью, – в этом состоит смысл «оправдания» слова.

В третьем параграфе «С.Н. Булгаков: софиология слова» доказывается, что С.Н. Булгаков, испытывая глубокое влияние византийской традиции, все же идет по грани богословия и философии, из чего складывается своеобразие его философской системы. С.Н. Булгаков берет за основу богословские темы и повторяет многие формулы византийских мыслителей, но вместе с тем вносит в них элементы учения о всеединстве (испытывая влияние Вл. Соловьева и П.А. Флоренского), софиологические воззрения, идеи имяславия. С.Н. Булгаков считал, что философия слова должна стать новым дыханием философской мысли, именно в этом русле должна была развиваться русская философия.

Следуя византийской традиции, С.Н. Булгаков говорит о том, что мир сотворен словом. Причем это слово существовало до сотворения мира и человека: оно проникает в первоначальную неопределенность, неразделенность, хаос, тьму, внося в них свет осмысленности, оформляет «первоматерию», приводит все к бытию. Но если для византийских мыслителей слово, которым творится мир тождественно Слову Воплотившемуся, то в философии С.Н. Булгакова слово, которое было «в начале» есть «космический логос», отождествляемый им с Софией.

С.Н. Булгаков развивает византийскую концепцию «символического реализма», соединяя ее с учением о Софии. София выступает посредником между Богом и человеком; она есть отражение Логоса в мире, а сотворенный мир, в свою очередь, есть отражение мира космического (софийного).

Именно в софиологическом моменте учения С.Н. Булгакова наблюдается отход от византийской традиции. Философ утверждает, что софиология – это античное учение, воспринятое русской мыслью через византийскую. Но анализ текстов византийских авторов дает нам основание утверждать, что между Богом и человеком нет посредников (в лице Софии), соединение с Богом происходит на только уровне энергий.

Взаимоотношения мирового (космического) слова и слова человека зависимы от разных состояний человеческого естества. С.Н. Булгаков, основываясь на византийском учении о трех состояниях всего человечества, говорит о трех видах слова. Первый вид – это слово идеальное, космическое. Второй – слово человека, возникшее в результате грехопадения. Третий вид слова, возникающий в результате соединения первых двух, – символ.

Мир полон слов, которые неслышимо звучат в космическом пространстве. Но только через человека, через его голосовые органы слова становятся полноценными словами. По этой причине С.Н. Булгаков называет человека космическим существом, а слово – «антропокосмичным». Слово антропологично, а человек словесен: человек мыслит словами, говорит словами, является образом Слова. Божественный Логос пронизывает всё мироздание, но именно в человеке, как образе и подобии Божием, Он имеет сосредоточие, и этим объясняется центральное положение человека в мире.

На гносеологические построения С.Н. Булгаков также накладывает византийское учение о трех состояниях человеческого естества. До грехопадения процесс познания носил объективный характер: не только космос говорил через человека, но и вещи говорили о себе посредством человека. Субъектом и объектом познания выступал мир, который познавал себя в человеке. Тем не менее, С.Н. Булгаков утверждает, что в процесс познания человек совершает творческий акт.

В четвертом параграфе «А.Ф. Лосев: философия имени» отмечается, что творение осуществляется словом. Причем это есть акт номинации, т.е. сотворение сущего одновременно и именование его, а значит, имена от начала принадлежат вещам, и творец имен – Бог, а не человек.

Проблема сохранения сотворенного мироздания привлекала пристальное внимание А.Ф. Лосева, как и византийских авторов (Афанасия Великого, Василия Великого, Иоанна Златоуста), вслед за которыми философ повторяет: Бог именем творит мир и держит всё мироздание.

Философ утверждает, что слово (имя) является сущностью всего:

каждая вещь имеет словесное основание, поскольку всё вызвано к существованию именем. А.Ф. Лосев указывает на непосредственную связь имени с реальностью. Имя непрерывно создает, формирует действительность, что не дает миру разрушиться. Но А.Ф. Лосев высказывает также и следующее утверждение: не только реальность есть слово, но и слово есть некая реальность.

В онтологических воззрениях А.Ф. Лосева прослеживаются линии учений Дионисия Ареопагита и Григория Паламы. Обращаясь к проблеме символа, которая связана учением о сущности и явлении, А.Ф. Лосев испытывает влияние концепции «символического реализма», а также учения об Откровении Божием.

Рассуждая в духе византийской философской традиции, А.Ф. Лосев признает трагичное существование современного человек, но признает и возможность преодоления этого «падшего» состояния через обожение, соединение с Богом в Его имени (в молитве).

Связь с византийской традицией усматривается и еще в одном моменте лосевской системы – в проблеме конструирования реальности человеческим словом. Причем под реальностью понимается как социальная реальность, так и реальность собственного тела, которое также создается словом. Такая сила слова делает возможным для А.Ф. Лосева уподобление человека Творцу в акте творения.

А.Ф. Лосев высказывает типичную идею византийской философии о том, что устроение человека обусловлено словом. Слово связывает тело и душу человека. Строение слова А.Ф. Лосев уподобляет строению человека.

Имя – обязательный атрибут мышления и его наивысшее проявление.

Только в имени происходит разумная «встреча» с бытием. Мыслитель следует византийской традиции, для которой характерно особое отношение к разуму и слову. Слово есть высшее выявление сущности, поэтому А.Ф. Лосев отождествляет слово (имя) с вещью. Встреча с бытием происходит не на уровне чувств, ощущений, эмоций, а на уровне разума (слова).

Рассуждая о познании Бога, А.Ф. Лосев убежден, что единственным путем к богопознанию является молитва. Мыслитель рассуждает как последователь византийской традиции исихазма. Учение о молитве основано на учении о божественной сущности и божественных энергиях, величайшей из которых является имя Божие.

А.Ф. Лосев отождествляет познание с именованием. Понять вещь – значит дать ей имя. Процесс именования – это вызов к общению, к диалогу: именуя вещь, человек ожидает, что она «откликнется» на свое имя. Осмысленно общаться с бытием можно только тогда, когда есть нечто общее, тождественное с ним, – имя (в богообщении – это имя Божие). Важным этапом в познании является самопознание. Познать себя – значит утвердить свою реальность в бытии, что достижимо только в акте именования.

Таким образом, А.Ф. Лосев, развивая византийскую философию слова, вносит элементы оригинального в построение собственной системы, например, софиологический момент, диалектическую методологию и имяславскую установку.

В рамках второй главы были выявлены особенности влияния византийской традиции на формирование философии слова русских мыслителей первой половины в. Проведены важные параллели между двумя философскими традициями: русской и византийской, отмечены специфические черты развития философии слова в русской мысли рассматриваемого периода через призму византийского влияния.

В Заключении подведены итоги, сформулированы основные результаты диссертационной работы, что отражено в положениях, выносимых на защиту, сформулированных ранее в качестве гипотез, доказанных в ходе диссертационного исследования и представляющих научную новизну:

1. Выстроена целостная концепция философии слова в византийской мысли путем выделения в ней онтологического, антропологического, гносеологического и ономатологического аспектов.

Раскрыты основные положения онтологического аспекта философии слова через анализ текстов византийских авторов (Афанасия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского, Василия Великого, Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, Григория Паламы). Слово ставится византийскими мыслителями в основу всего мироздания; указывается на словесный корень бытия (пронизаность мира «словами-логосами»); слову приписываются функции творения, сохранения, оформления бытия и придания ему смысла. Философия слова обосновывается через христианское учение о божественном Откровении и концепцию «символического реализма». Рассмотрено три основных способа Откровения: «логосы» бытия, Воплощение Бога-Слова и слово Божие (Священное Писание).

Выявлен антропологический аспект философии слова через основные положения учения византийских мыслителей о человеке: признание словесной природы человека (рассмотрены словесная основа устроения человека: элементы души и тела, предназначенные на службу слову;

выявлено, что преимущественное положение и роль человека в мироздании заключается в обладании даром слова, а также в его божественном происхождении (как образе Божьем)). Доказано, что слово в византийской философии понимается как нравственный критерий действий человека.

Обоснован гносеологический аспект философии слова через анализ проблемы богопознания и самопознания. Выделены два способа богопознания (апофатический и катафатический); показано, что суть обоих заключается в особенностях словоупотребления («отрицание» и «утверждение»). Доказано, что богопознание достигается человеком в молитвенном молчании («безмолвии») и раскрыт смысл исихастского учения через анализ основной схемы аскетики (трех этапов восхождения человеческой души по пути богопознания).

Раскрыт ономатологический аспект слова через выделение проблемы имени в рамках византийской философии слова. В результате анализа текстов византийских авторов доказано, что имена, не являясь принадлежностью сущности вещей, являются человеческими изобретениями, знаками реальности; имена служат человеку в качестве инструмента познания и богопознания. Показано, что в рамках византийской философии слова был поставлен и решался вопрос об имени Бога и были выработаны существенные положения по этому вопросу:

имена Божии не есть Откровение Бога, Бог именуется человеком по Его действиям в отношении мира и человека; имена Бога не тождественны ни Его сущности, ни Его энергиям, но имена приложимы к энергиям; вместе с тем имена Божии священны, обладают силой, поскольку соприкасают человека с Богом.

2. Проведен анализ философии слова П.А. Флоренского через призму выявления в ней византийской философской компоненты. В результате чего обнаружено, что П.А. Флоренский активно использует византийскую философско-богословскую терминологию, ссылается на византийских авторов (каппадокийцев, Афанасия Великого, Дионисия Ареопагита, Григория Паламу). П.А. Флоренский признает телесность слова, византийское учение о том, что в словесности человека проявлен образ Божий, а также учении о богопознании.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»