WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Научная новизна исследования. Диссертационное исследование посвящено недостаточно разработанной в историко-философской науке теме. Научная новизна заключается в том, что:

1) выстроена целостная концепция слова в византийской философской мысли и дана оценка онтологическому, антропологическому, гносеологическому и ономатологическому аспектам философии слова в Византии;

2) рассмотрено развитие философии слова в концепции имяславия, концепциях П.А. Флоренского, С.Н. Булгакова, А.Ф. Лосева;

3) исследован характер влияния византийской мысли на русскую философию слова в России первой половины XX в.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что полученные в ходе работы выводы предоставляют обширное поле для дальнейших научных исследований византийской философской мысли, по истории русской философии. Материалы диссертационного исследования позволяют продолжить дальнейшие теоретические историко-философские исследования в области взаимовлияния философских культур, в том числе византийской на русскую.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что оно может быть использовано в качестве материала для подготовки учебных курсов по истории средневековой философии, истории русской философии, теории и истории культуры, курсов, посвященных философии языка.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были отражены в публикациях и выступлениях на научных конференциях: Международная научная конференция «Дни науки философского факультета – 2008» (Киев, 2008); XV Международная научная конференция студентов, аспирантов, молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2008); Вторые российско-украинские философские чтения молодых ученых (Москва, 2008); Международная научная конференция, посвященная памяти проф. В.Д. Жукоцкого «Воля к диалогу: проблемы современного гуманизма» (Нижневартовск, 2007).

Результаты исследований освещены в восьми публикациях, в том числе в статье «Человек в философско-богословской концепции Максима Исповедника», опубликованной в издании – Вестник Оренбургского государственного университета – включенном в рекомендательный список ВАК РФ.

Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите на кафедре истории философии философского факультета ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемой литературы.

Общий объем работы 162 страницы, список используемой литературы содержит 232 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования;

освещается степень разработанности проблемы; определяются объект и предмет работы; ставятся цель и задачи, определившие общую направленность исследования; раскрываются методологические основания диссертационного исследования; высказываются гипотезы исследования;

определяется научная новизна исследования; отмечается научнопрактическая значимость работы.

В первой главе «Философия слова в византийской мысли» выстраивается концепция философии слова в Византии путем выделения онтологического, антропологического, гносеологического и ономатологического аспектов, указываются особенности византийской философии.

Принятие христианства в Византии в качестве официальной религии приводит византийских мыслителей к стремлению объяснить мир с христианских позиций, выстроить целостное мировоззрение. Обоснование богословских проблем происходит через философские категории, в том числе через категорию «слово».

В первом параграфе «Онтологический аспект» рассматривается философия слова через онтологические воззрения византийских мыслителей.

Византийские мыслители выстраивают целостную картину мира, опираясь на библейское положение о том, что началом мироздания, источником всего существующего является Слово. Через Слово все получает свое бытие. Творение мира есть творение из небытия, из «ничего», инструментом в процессе творения выступает Слово Божие (Афанасий Великий, Василий Великий).

Процесс творения носит диалоговый характер: в ответ на божественное Слово-повеление быть («да будет!») все вещи отвечали своим согласием-возникновением (Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Нисский).

Слово, Которым Бог творит мир, есть одновременно и действие. Как любое действие человека является исполнением слова, так действие божественное тождественно Слову Бога (Василий Великий, Григорий Нисский, Григорий Палама).

В основе онтологических воззрений византийских авторов лежит идея Откровения, через анализ которой также раскрывается концепция слова.

Выделено три способа Откровения: сотворенный мир, пронизанный логосами; Слово Воплощенное, Иисус Христос; слово Божие (Священное Писание).

Первый способ Откровения раскрывается через утверждение: мир есть слово. Мир имеет словесную (логосную) природу. Бог Словом дает бытие всему сотворенному, при этом наделяя каждое творение логосом. В рамках учения об Откровении формулируется концепция «символического реализма», согласно которой каждое существо, наделенное логосом, является отражением божественного Логоса, т.е. мир воспринимался византийскими мыслителями как «зеркало» (символ) божественной реальности (Максим Исповедник, Григорий Палама).

Вторым способом Откровения Слова является Боговоплощение. Слово Воплотившееся, пришедшее спасти мир и человека, есть то же самое Слово, вызвавшее мир к бытию, т.е. творение и спасение происходит одним и тем же Словом (Афанасий Великий). Это важный аспект византийской христологии и сотериологии, оказавший влияние на философию слова.

Третий способ Откровения – слово Божие (Священное Писание), которое было основой философско-богословских построений византийских авторов. В рамках византийской мысли формируется несколько методов толкования Священного Писания (аллегорическое, буквальное, типологическое), которые по своей сути являются различными способами отношения к слову (Афанасий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Дионисий Ареопагит, Максим Исповедник).

Исходя из представления о словесной основе всего сущего через анализ текстов византийских авторов (Василия Великого, Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, Григория Паламы) рассматривается учение о логосах, выделяются их основные функции. Во-первых, логосы – это замыслы, прообразы всего существующего; планы, по которым творится всё в мире. Во-вторых, логосы необходимы для сохранения, укрепления и животворения всего сотворенного. В-третьих, логосы определяют устроение мира, придают всему мирозданию порядок и соразмерность, гармонию и структурированность (иерархию). Вчетвертых, благодаря логосам вещи получают свое устроение, законченность и оформленность. В-пятых, логосы есть то, что движет каждым существом, влечет и приводит к цели существования – к соединению с Богом (к обожению). В-шестых, логос есть закон, предписание, по которому существует мир. Таким образом, византийские мыслители признают большое значение логосов для существования мира, его устроения и назначения.

Во втором параграфе «Антропологический аспект» утверждается, что в византийской философской мысли формируется антропологическое учение, в основе которого лежит особое понимание слова.

Византийские мыслители (Григорий Нисский, Максим Исповедник, Григорий Палама) признают преимущественное положение человека в мироздании. Определяющими критериями, по которым авторы патристики выделяют человека из всего сущего являются: 1) человек есть образ Божий (образ Слова); 2) человек имеет особое устроение (души и тела); 3) человек имеет особое предназначение.

Образ Божий является онтологической характеристикой человека, он дается человеку с момента сотворения и пребывает в человеке неотъемлемо, всегда и неизменно. Прежде всего, образ Божий заключен в разумности (словесности) человека, а также в свободе.

В обладании даром слова выражено совершенство человека, – эту мысль особо подчеркивали Иоанн Златоуст и Григорий Палама. Благодаря словесному дару человек обладает подлинным бытием, превосходством над другими существами.

Преимущественное положение человека в мире обусловлено и его устроением. Состав души и тела определен словесной природой человека.

Человек, по Максиму Исповеднику, представляет собой гармоничное сочетание чувственного мира (тело) и мысленного мира (душа). Душа состоит из ума, слова (разума) и духа. В подобном устройстве души Григорий Палама усматривает идею троичности, т.е. человеческая душа создана по образу Святой Троицы. Рассуждая о иерархичном устройстве мироздания, византийские мыслители признают максимальную приближенность человеческой души к Богу. Телесное устроение человека также предназначено для слова.

Византийские авторы (Василий Великий, Максим Исповедник, Григорий Палама) подчеркивают, что душа и тела соединены духом, а средоточием душевных и телесных сил человека служит сердце, которое является источником всех мыслей человека.

Исходя из словесной природы человека, византийские мыслители делают заключение о его великом предназначении. Бытие всего существующего неразрывно связано с бытием человека. Во-первых, благодаря человеку мир получает осмысленность и законченность – в результате того, что человек дает имена всему существующему. Вовторых, путь всех сотворенных вещей к своим логосам, соединение мира с конечной целью существования – Богом, осуществляется через человека, его обожение.

Поскольку человек – существо разумное, свободное выбирать между добром и злом, то его деятельность может быть рассмотрена в том числе и с точки зрения нравственности. Слово является нравственным критерием поступков человека. Само человеческое слово можно приравнять к действию, поэтому человек несет ответственность за свои слова.

В третьем параграфе «Гносеологический аспект» анализируется философия слова через призму учения византийских мыслителей о познании и богопознании.

Византийские мыслители (Василий Великий, Григорий Богослов, Дионисий Ареопагит, Григорий Палама) стояли перед проблемой:

говорить или молчать о Боге. Говорить можно двумя способами: либо утверждениями, либо отрицаниями (катафатический и апофатический пути богопознания). Метод утверждения – это приписывание Богу свойств чувственного мира. Метод отрицания заключается в особом словоупотреблении: если и говорить о Боге, то лучше говорить, чем Бог не является, либо использовать превосходную степень выражения («»).

Но для византийских мыслителей оба способа богопознания являются несовершенными, поскольку по своей сути остаются только разговором, но не «созерцанием» Бога.

Молчать также можно двояким образом – утверждают византийские авторы: нужно либо признать абсолютную невыразимость Бога в человеческих словах и, воздерживаясь от любых слов о Нем, замолчать;

либо признав ограниченность слова, признать и то, что слово может привести человека к Богу: во-первых, через изучение слов Священного Писания и проповеднического слова; во-вторых, через слова молитвы.

Византийские мыслители разрабатывают подробное учение о молитве.

Так, Дионисий Ареопагит создает учение о трех этапах восхождения души к Богу путем молитвы (так называемая «основная схема аскетики», впоследствии разрабатываемая Максимом Исповедником). По мере восхождения человеческой души к Богу от одного этапа к другому меняется и характер человеческого слова. На первой ступени происходит очищение человеческой души от страстей, освобождение от пленения мыслями и обретение бессловесности. В результате чего человеку открывается истинный смысл Священного Писания. Вторая ступень – созерцание – это искание божественных логосов в бытии и постижение сущности всего существующего. Человек первоначально стремится созерцать Бога-Слово в творениях. Постепенно совершенствуясь, он приходит к созерцанию духовных сущностей, а после чего – уже к «богомыслию». Мысли окончательно умолкают, молитва обретает бессловный характер. И, наконец, ум приходит в состояние безмолвия, совершенно отрешаясь от всего тленного, встречается с Богом.

Процесс богопознания имеет диалоговый характер. Человеческий ум выступает в качестве вопрошающего. А Бог являет Себя человеку разными способами Откровения, настолько, насколько человек в данный момент способен воспринять божественное Слово.

Важным этапом богопознания является самопознание. Бог обретается человеком внутри собственного сердца. В христианской аскетике учение о самопознании выражено формулой «Внемли себе» (Втор. 15, 9). Очистив свое сердце от страстей, внимая ему, человек «обретает» Бога.

Четвертый параграф «Ономатологический аспект» посвящен рассмотрению проблемы имени в рамках философии слова.

Византийские авторы утверждают, что имя – это тоже слово, но имена неравнозначны словам, поскольку имеют разный ценностный смысл. Из утверждения «Слово есть Бог» византийские мыслители признают значимость человеческого слова. Имя же, хотя по сути и является словом, а акт номинации (именования) – даже указанием на образ Божий в человеке (т.е. именуя вещи, выступая «творцом» имен, человек уподобляется Творцу), но само по себе оно есть только знак предмета, и является человеческим изобретением: не Бог открывает человеку имена вещей, также как не Он являет ему Свои имена, но человек сам «измышляет» их.

Вопрос об имени решался через важную философскую проблему соотношения сущности и энергий. При этом человек властен именовать только энергии, сущность недоступна для познания и именования (Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Палама).

Таким образом, византийские философы не придают имени какоголибо мистического смысла, хотя это не означает отрицания значимости имен, поскольку имена Божии священны, обладают силой, соприкасают человека с Богом.

Ономатологический аспект философии слова важен для византийских мыслителей, потому что затрагивает проблему имени Божия. На основании Священного Писания и применения двух способов богопознания (апофатического и катафатического) они создают классификацию божественных имен.

Таким образом, в рамках византийской философской мысли выстраивалась целостная концепция слова, имеющая онтологические, антропологические, гносеологические и ономатологические основания.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»