WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

эволюционирует с течением времени. Неоднократно Битов цитировал Во-первых, объединяющим элементом выступает образ главного гефразу из собственного рассказа «Автобус»: «Хорошо бы начать книгу, роя, специфически ограниченного пределами собственных мучительных которую можно писать всю жизнь». переживаний. Он может назваться Алешей Монаховым, Сергеем, АндреИзвестно, что роман А. Битова «Улетающий Монахов», отмеченный в ем Битовым или условным я – ни характер его, ни отношение к миру не 1992 г. государственной премией Российской Федерации, писался на про- меняются. Забегая вперед, отметим, что автор-герой на протяжении всего тяжении 30 лет, с каждой публикацией меняя не только название, но и со- битовского творчества по-своему статичен: он остается все тем же гиперстав, обрастая новыми главами, то же происходило и с «Пушкинским до- рефлексивным советским интеллигентом, который постоянно подвергает мом» (часть романа в 1976 г. была опубликована под заголовком «Моло- предопределенной его воспитанием нравственной оценке себя и окрудой Одоевцев, герой романа», часть в 1986 г. – «Статьи из романа»). По- жающих, поэтому и жанры выбираются такие, где содержится установка на искренность (лирико-психологическая повесть, дневник, записки).

Битов в своей полуавтобиографической прозе приводит такую реплику главного редактора, подписывающего в печать очередной битовский сборник: «Не знаю, в чем дело … у вас ведь ничего такого нет, чтобы нельзя было печатать… но каждое слово вызывает во мне протест» [Битов А. Г. Неизбежность ненаписанного. М., 1999. С. 500].

Битов А. Г. Собрание сочинений : в 3 т. Т. 1 / А. Г. Битов. – М. : Молодая гвардия, Л. Аннинский, М. Берг, А. Генис, Н. Иванова, И. Роднянская, Э.Чансес и др. 1991. – С. 6.

11 Во-вторых, все повести объединяет лейтмотив: автор-герой ищет Начиная с 1970-х годов, на несколько десятилетий жанр путешествия «подлинные существования». Он проверяет на подлинность различные становится А. Битова ведущим. Он помогает придать динамику и нациообразы современной жизни: городской, героический, инонациональный, нальный колорит повествованию, обусловливает внезапные отступления творческий. Через эти литературно интерпретированные варианты совре- от сюжетной линии, поскольку все главное по-прежнему происходит во менного бытия / быта проходит автопсихологический герой – мечтатель и внутреннем мире автопсихологического персонажа. Думается, что изнасозерцатель. чально выбор повести-путешествия был данью литературной модеВ-третьих, проблематика повестей сборника указывает на то, что опи- (жанр давал возможность документировать, а не придумывать, позволял санные А. Битовым ситуации внеисторичны и общечеловечны. Рисуя использовать несомненно выигрышный прием сравнения иной культуры Алешу (повесть «Сад»), Битов изображает мучительное чувство любви на с собственной), но Битов сумел модифицировать жанр, превратив свои фоне полнейшей безответственности главного героя. Описывая Сергея путешествия в философские романы-странствия (термин (повесть «Жизнь в ветреную погоду»), он размышляет о сути человече- И. Роднянской).

ских взаимоотношений, о природе вдохновения (некоторые западные В этом сборнике Битов словно бы заново проходит начальный отрезок критики увидели в этой повести отголоски философии дзен-буддизма10). писательского пути, руководствуясь принципом «от простого к сложноОбратившись к теме мотогонок, автор рассуждает о сути героизма, нахо- му», что пока соответствует естественной хронологии12. Здесь же уместно дит, что круг – мера всех вещей, чья идеальная форма помогает ему разо- будет привести авторскую метафору, выражающую концепцию его творбраться в смысле жизни. Иными словами, сборник пронизывает единое чества: дерево (в предыдущем сборнике это была книга без начала и конфилософское сознание. ца), обрастающее годовыми кольцами.

В-четвертых, А. Битов возводит принцип ассоциативности в жанрооб- В начале сборника «Семь путешествий» автор подчиняется формальразующий фактор, что помогает ему менять ракурсы повествования, за- ным требованиям жанра – психологически насыщенное действие с одним менять отточиями части текста, нарушать хронологию в тех жанрах, где главным героем и четко выверенным сюжетом (повести, написанные по это не принято делать, редактировать уже написанное и делать этот про- законам «молодежной прозы»: «Такое долгое детство», «Одна страна»).

цесс предметом изображения, превращать некоторые главы в коллаж из Жанр «Путешествия к другу детства» (1963–1965) рождается из синтечужих стихов и цитат. Указанный фактор влияет на модификацию жанров за двух других: путешествия и биографии. Здесь наблюдается нарушение внутри сборника и способствует рождению метажанра. хронологии, раздвоение главного героя (точнее, их оказывается два: негеВ-пятых, стремление писателя к дописыванию своих вроде бы завер- роический автор-повествователь и героичный вулканолог). Приемы ассошенных текстов также работает на создание метажанра сборника. Именно циативности и пародийности используются столь же эффективно, как и в поэтому три из четырех повестей «Образа жизни» впоследствии «прирос- следующей повести «Колесо (Записки новичка)» (1969–1970), в которой ли» продолжениями: рассказ «Дверь» превратился в повесть «Сад», затем Битов, пародируя газетные и литературные штампы, модифицирует жанр в роман «Роль» и, наконец, в роман-пунктир «Улетающий Монахов»; лирико-психологической повести, «скрещивая» ее с жанром репортажа.

«Жизнь в ветреную погоду» совместно с «Записками из-за угла» обрати- Документальное (рассказ о конкретном событии – мотогонках в Уфе) солась в дубль «Дачная местность»; путешествие «Уроки Армении» стало седствует с художественным, динамичное описание заездов сменяется альбомом «Выбор натуры» (выделенные обозначения жанров являются аналитическими рассуждениями об образе жизни современного человека, авторскими). а публицистическая восторженность одним из героев репортажа – филоВторой сборник «Семь путешествий» (1976) включает в себя произ- софскими размышлениями о смысле жизни.

ведения, которые создавались А. Битовым на протяжении 14 лет, повести Более традиционно выглядит на этом фоне повесть-путешествие расположены в соответствии с очередностью возникновения: первая да- «Уроки Армении» (1967–1969), которую автор использует в качестве тируется 1959–1961 годами, последняя – 1971–1973. В нем, как видно из противовеса следующей повести с говорящим названием «Азарт. Изнанка названия, собраны повести, объединенные одним сюжетом, который дал путешествия», где появляются аналитизм, свойственный эссе, смещенный имя жанру. хронотоп, зеркальность (Битов в образе автора-героя начинает сочинять рассказ и подменяет себя выдуманным персонажем). Усложненность Hagen S. The Stories of Andrei Bitov. P. 137. Цит. по: Чансес Э. Андрей Битов: Экология вдохновения / Э. Чансес. – СПб. : Академический проект, 2006. – С. 81; Чансес Э. «Жизнь в См.: Смуул Ю. «Ледовая книга», Конецкий В. «Соленый лед», Солоухин В. «Владиветреную погоду» А.Г. Битова: творческий процесс в жизни и в литературе / Э. Чансес // мирские проселки».

Русская литература ХХ века: Исследования американских ученых. – Вирджиния ; СПб. : В дальнейшем (1990-е и 2000-е гг.) А. Битов откажется от намеренных усложнений Петро-РИФ, 1993. формы и, упрощая не мысль, а ее выражение, впадет в «неслыханную простоту».

13 жанрового содержания повести-путешествия преобразует ее в философ- плениями, создается почва для «дописываний». То исчезающие, то появский роман-странствие. ляющиеся персонажи, иногда напрямую не связанные с действием, помоНа протяжении сборника «Семь путешествий» прослеживается нарас- гают выстроить гибкую жанровую форму, в которой содержатся отсылки к тание аналитизма. Беллетризованное повествование самых ранних повес- известным читателю произведениям и литературным типам.

тей-путешествий А. Битова сменяется попыткой синтеза аналитического Таким образом, можно уверенно заключить, что А. Битов подверг мои беллетристического начал, а затем переходит в полудокументальное дификациям жанр лирико-психологической повести и – «разлому» жанр повествование о грузинском путешествии «Выбор натуры». Мы опреде- романа, причем сделал последнее двумя способами, чему соответствуют ляем его жанр как этюд: поскольку первоначально сюда вошли рассказы- «Роль» (будущий «Улетающий Монахов») и «Молодой Одоевцев, герой зарисовки о стране и ее жителях, а в дальнейшем произведение увеличи- романа» (он же «Пушкинский дом»). Если для первого романа форма лось вдвое и получило метафорическое жанровое определение от самого пунктира была естественна, то второй был под эту форму замаскирован.

автора Грузинский альбом, будучи, по замыслу Битова, уже законченным Первый роман действительно писался поэтапно, с опорой на внутренне текстом. значимые события в жизни Алексея Монахова, повести, в него вошедшие, Таким образом, мы можем заключить, что произведения сборника бы- легко подпадают под понятие цикл. Второй роман сначала был написан ли объединены не только предполагаемы обозначением жанра (путешест- (точнее, он тоже подвергался до- и переписываниям), а потом уже, в кавие), но также ироничным характером главного героя, диалогическими честве эксперимента, был разъят на части для представления в советской отношениями между повестями (со- и противопоставлением) и теми тен- печати. В первом случае автор рассказывает историю по частям, последоденциями, которые стали очевидными: аналитизм, пародийность, синтез вательно обращаясь к самым значительным событиям из жизни совребеллетристики и эссеистики, прием ассоциации, автоинтертекстуальность менного героя. Во втором случае (в «Пушкинском доме») Битов расска(проявилась в наличии автоцитат). зывает историю все того же современного героя, но делает это изощренПоследний сборник «Дни человека» (1976) с особенной четкостью нее, показывая, что в общем-то описывает «несуществование» Одоевцева.

представляет две линии, по которым развивалась проза А. Битова. Первая Безусловно, выход «Пушкинского дома» был возможен только в виде представлена его повестями и романами, в данном случае романом- фрагментов, и сейчас возникает искушение сказать, что жестокая советпунктиром «Роль» и романным циклом «Молодой Одоевцев, герой рома- ская цензура вынудила автора стать конформистом и изрезать свой роман на». Вторая – произведениями, которые находятся на стыке беллетристи- на «проходные куски». Однако публикация предыдущего романаки и эссеистики, в данном случае это эссе «Птицы, или Новые сведения о пунктира в виде отдельных самостоятельных повестей и рано проявивчеловеке». шаяся манера редактировать свои рассказы, приписывать дубли к повесФорма эссе давала автору возможность избежать художественных ус- тям – все это говорит лишь о том, что автора могла устраивать фрагменловностей: главные и второстепенные персонажи, занимательный сюжет, тарность публикации, иными словами, форма романа-пунктира и романзавязка и развязка действия. Точнее, персонажи эти все равно были (ав- ного цикла (вариант: главы из романа) возникла в соответствии с внуттор-герой, орнитолог доктор Д., ворона Клара), равно как и завязка (по- ренними потребностями творчества, внешние обстоятельства оказались пытка завоевать доверие птицы), кульминация (апокалипсическое виде- не столь значимы.

ние), развязка (смерть вороны), эпилог (дзен-буддийские притчи). Но Стремясь показать неслучайность художественных экспериментов упомянутые структурные элементы беллетризованного эссе служили А. Битова, в заключение мы провели сопоставление трех романов соврелишь рамкой для главного – рассуждений и сократических диалогов ав- менников автора. Из сравнения романа Ю. В. Трифонова «Время и место» тора-героя со своим alter ego на тему экологии культуры. с «Пушкинским домом» А. Г. Битова видно, что тема рефлексирующего Жанр двух других произведений, вошедших в сборник «Дни человека», писателя была близка не одному Битову, а связанные с ней «пунктир– «Роль» и «Молодой Одоевцев, герой романа» – мы определяем вслед за ность» и эффект зеркальной отраженности (когда писатель пишет о том, автором как роман-цикл, роман-пунктир, статьи / главы из романа. что ему не пишется, и при этом сам же является героем романа и, следоУказанные жанровые определения продиктованы манерой подачи мате- вательно, alter ego настоящего автора) опробовался также не им одним.

риала. Текстовые обрывы, которыми полон роман про молодого Одоевцева, Сопоставление романа-музея «Пушкинский дом» с романомедва ли не многозначительнее слов. На формальном уровне они служат об- фантасмагорией «Ожог» указывает на сходное с битовским стремление к разованию романа-пунктира. Авторская ирония, органично сочетающаяся сложной субъектной организации. В романе В. П. Аксенова главный гес рефлексией, помогает избежать всякой однозначности при оценивании рой подвергается даже не раздвоению – он оказывается един в шести лигероев. Романная форма разрушается внутренне: обманываются читатель- цах. Повествователю в «Ожоге» так же свойственны самоирония и отские ожидания, поскольку автор усложняет текст многочисленными отсту- крытый протест против подцензурной жизни, как и Битову.

15 Роман В. С. Маканина «Андеграунд, или Герой нашего времени» вы- (сначала идущая от персонажей, а потом ставшая приметой самих текбивается из сопоставительного ряда в основном за счет хронологической стов), сочетание аналитики и лиризма.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»