WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

сумели адаптироваться к советской реальности: литературная и научная Ленинградские писатели хорошо усвоили уроки «людей двадцатых деятельность одних (Н. Я. Берковский, В. А. Каверин, М. Л. Слонимский, годов». Под словами Битова о том, что его всегда «интересовал исключиК. А. Федин) была одобрена властными органами, другие получили право тельно текст», чье создание он «никогда не связывал с внешними услона официальное признание и публикацию не сразу (А. А. Ахматова, виями существования»5, могли бы подписаться многие «питерцы». СпоЛ. Я. Гинзбург, Д. Я. Дар), но в конце 1950-х – начале 1960-х годов табель койный, выверенный нон-конформизм, в котором не было активного буно рангах была забыта. К этим писателям приходили не за протекцией, а за тарства, достался ленинградской интеллигенции от поколения 1920-х гоинтеллектуальным общением и опытом духовной свободы. дов. Представители «ленинградской школы» (А. Кушнер; В. Голявкин, Позже поколение 1960-х, с благодарностью вспоминая «своих стари- Р. Грачев, В. Попов и др.) пренебрегли яркой фабулой «книги воспитаков»4, стало воспринимать себя как продолжателей традиций, оборвав- ния» в пользу неспешной повествовательности, сосредоточились на тоншихся с приходом в литературу социалистического реализма. ком психологизме, острых переживаниях своими героями повседневных Тогда же, в 1960-е годы, обозначилось негласно существовавшее раз- жизненных ситуаций.

деление на «московскую» и «ленинградскую школу», точнее, оно стало В отличие от «москвичей», «ленинградцы» заинтересовались миром литературно значимым. Московские писатели и поэты считались более не просто «маленького человека», а принципиального «негероя». Их перангажированными государством, в то время как ленинградцы противо- сонажи – ничем не примечательные люди из толпы, заурядно проживаюпоставляли себя «официозу», утверждая собственную независимость от щие тихую жизнь, – почти всегда оказывались проигравшими и потому заказов «из центра». не могли порадовать массового читателя. Если в пределах двух столиц Московские художники слова, вне сомнения, имели больше шансов на признание представителям «ленинградской школы» было обеспечено, то публикацию, а значит, на признание, хотя бы за счет очевидной близости в масштабах СССР их успех был менее значителен.

к редакциям «толстых» журналов. Их (В. Аксенова, А. Гладилина, Вскоре «оттепель» сменилась «застоем» и «проскочившие» в Союз А. Кузнецова и др.) проза придерживалась соцреалистического сюжета, писателей СССР молодые прозаики оказались перед выбором: слепо слегде героями были строители прекрасного социалистического будущего с довать литературному канону «производственного романа» / «романа обретаемой в рамках сюжета верой в рационализм, в необходимость по- воспитания», то есть описывать преображение человека под воздействием корять стихии, нацеленностью на всеобщее благо. Главные персонажи самоотверженного труда в далекой экспедиции / на северных стройках, «московских» повестей были активными бунтарями и удачливыми нис- или творить собственную литературу, или, наконец, уйти в духовное провергателями устаревшей морали предшествующей эпохи. «подполье».

На примере лирико-психологических повестей известных прозаиков А. Битов в указанные десятилетия (конец 1950-х – 1970-е гг.) делает то «московской школы» (А. Кузнецов «Продолжение легенды», Г. Владимов же, что и все: в период обучения в Горном институте посещает литератур«Большая руда», В. Аксенов «Звездный билет») мы показали конструк- ное объединение (руководитель Г. Семенов), занимается самообразованитивно-содержательные особенности «молодежной прозы» 1960-х годов. ем; оказываясь в Забайкалье или Средней Азии на практике, получает возможность «позаимствовать» у жизни множество сюжетов, пригодных для литературного мейнстрима; после вступления в Союз писателей увлекается См.: Иванов Б. Эволюция литературных движений в пятидесятые – восьмидесятые гокомандировками по СССР, время от времени публикуя лирические повесды / Б. Иванов // История ленинградской неподцензурной литературы: 1950–1980-е годы :

ти-путешествия и отправляя «в стол» заведомо непроходные вещи.

сб. ст. – СПб. : Деан, 2000. – С. 17–29; Кумпан Е. «Наши старики» / Е. Кумпан // Там же. – С. 29–39; Трифонов Г. Д. Я. Дар и Валерий Холоденко / Г. Трифонов // Там же. С. 73–79;

Лосев Л. Собранное: Стихи. Проза / Л. Лосев. – Екатеринбург : У-Фактория, 2000. – С. 598;

Битов А. Г. Пятое измерение: На границе времени и пространства / А. Г. Битов. – М. : Неза- висимая газета, 2002. Климова М. Парижские встречи / М. Климова. – СПб. : Ретро, 2004. – С. 228.

7 Итак, в первой главе нашего исследования, нам было важно показать страх, робость, недоверие, любовь, влюбленность, приязнь. Изображение органичность творчества А. Битова эпохе. Воспитанник ленинградской процесса переживания выполнило сюжетообразующую функцию.

литературной школы, он мог выбирать между карьерой советского писа- Фигура главного героя породила особый конфликт, который возник из теля, писателя-диссидента или же совместить в себе черты и того и дру- разлада между сознанием этого героя и обстоятельствами его жизни. Расгого. Эпоха склоняла к первому, литературное окружение диктовало вто- сказы Битова событийно бедны, поскольку посвящены описанию пережирое, творческая индивидуальность настраивала на третьем. ваний «негероичных» героев, но автор тем не менее считает крайне важВо второй главе «Жанровый поиск в прозе А. Г. Битова 1960-х го- ным сделать их «ничтожные» волнения объектом своей и читательской дов» показан процесс освоения молодым писателем традиционных для рефлексии, подчеркивая тем самым универсальность испытываемых ими «молодежной прозы» жанров лирико-психологического рассказа и повес- чувств. Своим бездельникам и мечтателям писатель давал право пережити. Мы проанализировали ранние рассказы А. Битова, опубликованные в вать, быть искренними и достойными сочувствия.

альманахе «Молодой Ленинград» (1960), сборниках «Большой шар» Дальнейшая эволюция избранного Битовым персонажа прослеживает(1963) и «Аптекарский остров» (1968), а также те рассказы, которые были ся нами на материале произведений, опубликованных в 1961–1965 гг., конаписаны и подготовлены для публикации, но в последний момент оказа- гда вышли повести «Одна страна. Путешествие Бориса Мурашова», «Тались исключены из сборников. кое долгое детство»; рассказы «Далеко от дома», «На практике», «ПенеВыполняя социальный заказ эпохи, писатель во главу угла поставил лопа», «Юбилей»; сценарий «Нарисуем – будем жить». Характерно, что искренность. Он приступил к художественным опытам, начав с того, что почти все они описывают вроде бы типичную для прозы 1960-х ситуалучше всего знал: с психологии познающего мир человека. Жанровым цию: молодой человек набирается жизненного опыта вдали от дома. Для воплощением искренности стали лирико-психологические рассказы («Ба- своего взрослеющего бездельника Битов использует жанровые формы, бушкина пиала», «Фиг», «Большой шар», «Аптекарский остров») с ге- предполагающие большую масштабность: повесть и киносценарий. Смероями детьми. на ракурсов, специфические лаконичность и динамизм некоторых описаСебя и своего современника писатель решил исследовать с «нежного» ний говорят о логичных для начинающего писателя заимствованиях из возраста, успешно запечатлевая его / себя на всех этапах становления кинематографа.

личности: детство – отрочество – юность. На этом пути Битова ждала ху- Герои Битова лишены несгибаемости и уверенности в собственной дожественная удача – изображение внутреннего мира ребенка. Проник- правоте, в отличие от персонажей из произведений А. Кузнецова, новение вглубь характера оказалось настолько успешным, что и в даль- Г. Владимова, В. Аксенова. Герой «Продолжения легенды» с радостью нейшем герои получались подлинно автопсихологичными, то есть соци- утверждается в мысли, что быть чернорабочим на строительстве Иркутально и духовно близкими автору, но не тождественными ему. ской ГЭС очень почетно. Шофер Пронякин из повести «Большая руда», Своеобразие писателя и, одновременно, его принадлежность к ленин- хотя и замеченный автором в своекорыстии, все же обладает твердостью градской школе проявились в выборе нарочито слабого и безвольного ге- и цельностью характера, которые отвечают читательским ожиданиям.

роя, который, конечно, был в русской литературе XIX и начала XX веков, Димка из «Звездного билета», пережив тягостные сомнения, утверждаетно в советской литературе находился под негласным запретом. Благодаря ся в необходимости так называемых вечных ценностей: любимой професА. Битову, спустя почти 40 лет, он снова удостоился внимания к себе. сии, искренней любви, активной деятельности.

Внутренний мир такого персонажа оказывается многогранен и ведет пи- Характеры персонажей Битова, напротив, размыты и неопределенны.

сателя все дальше в его жанровых поисках. Мир не вызывает у них испуга и неприязни, но и ничего прекрасного и В противовес увлеченному производственными успехами герою соц- несомненного в нем они не находят. Самобичевание и самолюбование, реализма (да и персонажам «молодежной прозы») А. Битов описал принци- рефлексия по, казалось бы, пустяковым поводам, постоянная переоценка пиально иной социально-психологический тип – бездельника, который ценностей, или, как было написано в газете «Известия», «чрезмерная явился в образе обычного молодого человека (рассказы «Бездельник», приниженность и растерянность изображаемых героев»6 вызвали недо«Солнце», «Пятница, вечер», «Иностранный язык», «Жены нет дома», «Ав- умение у редакторов и критиков.

тобус» – автор их датирует 1958–1961 гг.). Ему свойственна то мечтатель- Тогда, в начале шестидесятых, на фоне уверенных и решительных ность, то суетливость, он склонен к рефлексии и наблюдению за собствен- строителей будущего выбор именно таких характеров явился ответом Биным внутренним миром. Благодаря, в свою очередь, пристальному внима- това на позволение говорить о «своем». Битов признается в том, как нию к такому «самокопателю» молодой прозаик художественно задоку- трудно ему удавалось добиться разрешения напечатать очередную поментировал малейшие оттенки переживаний главного персонажа: стыд, Цит. по: Битов А. Г. Собрание сочинений. В 3 тт. М., 1991. Т. 1. С. 567.

9 весть или рассказ. Однако достаточно благожелательные вступительные этому можно усомниться в искренности битовских ламентаций по поводу статьи, которыми снабжены его сборники, годы изданий и переизданий того, что «ни разу не увидел почти ни одну из своих 33 книжечек отдельего работ говорят об обратном. Его герои вызывали недоверие7, но каза- ной и свободной, а лишь в гробах сборников»9. Очевидно, состав битовлись неопасными и безобидными. ских сборников не произволен, поэтому не только в текстах следует исК середине 1960-х годов А. Битов выработал приемы напряженного кать выражение авторской концепции, но и в самом порядке их располопсихологического повествования. Его герой, alter ego автора, оказался жения, в трансформациях, которым подвергаются выбранные им жанры способен проникать в собственную душу и придирчиво спрашивать с се- (лирическая повесть, эссе, роман).

бя за мельчайшее злоумышление. В молодом интеллектуале поражал да- К началу 1970-х годов комбинирование текстов становится любимым же не ум, а особая эмоциональная сверхчуткость, выделявшая произведе- приемом писателя. На первый взгляд даже может показаться, что А. Битов ния Битова из прозы других ленинградцев. Сосредоточенность рефлекси- не столько пишет, сколько перекомпоновывает давно созданные произверующего персонажа на себе самом стала решающим фактором сюжето- и дения. Один за другим появляются его сборники: «Образ жизни» (1972), жанростроения. Текст, по сути, замкнулся на нем одном. Выработавшиеся «Семь путешествий»(1976), «Дни человека» (1976). Большинство повестей принципы жанрообразования: циклизованность, ассоциативность, сквоз- и романов, в них вошедшие, были написаны в 1960-е годы, но в сочетании ные мотивы, автоинтертекстуальность, дописывание – были порождены с новыми произведениями прежние приобретали иное звучание.

характером главного героя. По нашему мнению, в основу формирования битовского сборника / Специфические содержательные элементы битовской прозы: глубин- книги был положен принцип циклизации – жанровое воплощение постуные психологические разыскания, небогатая событиями фабула, наме- лируемого самим автором стремления к написанию книги, которую можчающаяся «раздвоенность» художественного сознания, когда в повести но продолжать в течение всей своей жизни с прерванного места. Нередко, одновременно действуют гиперрефлексивный главный герой и иронич- используя автоцитаты или меняя местами главы / заметки в повести / линый автор – постепенно расшатывали освоенные писателем жанровые рическом дневнике, Битов придает завершенность фрагментам текста, деформы и готовили их переход в новое качество лает их самодостаточными как в пределах отдельной повести, так и в В третьей главе «Рождение метажанра и новых жанровых форм в контексте собственного творчества. Благодаря принципам циклизации, книгах А. Г. Битова 1970-х годов» мы проанализировали произведения до- и переписыванию прежних произведений происходит конструироваА. Битова, вышедшие в составе его сборников в 1970-е годы, с точки зре- ние метажанра.

ния проявившихся в них жанровых новаций. По нашему мнению, непо- Повести, вошедшие в сборник «Образ жизни» (1972), («Сад», «Жизнь средственно в указанное десятилетие вполне оформилась особая битов- в ветреную погоду», «Колесо», «Уроки Армении») писались в течение деская манера компоновки, дописывания и переформирования прежних сяти «оттепельных» лет, под воздействием социального «наказа» молотекстов в составе новых книг. дому прозаику: писать искренне, писать о том, что знает лучше всего – о Как уже не раз было отмечено исследователями8, характерной приме- себе, быть оптимистичным и остроумным. Кажется, что разножанровые той творчества Андрея Битова является принципиальная незавершенность произведения собраны автором воедино механически, но есть элементы, его книг. Он постоянно что-то дописывает, как будто созданный им текст которые указывают на интегративные процессы внутри сборника.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»