WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Концепт «Солнце», репрезентированный в текстах В. Цоя, имеет структуру, аналогичную структуре соответствующего концепта, объективированного в текстах К. Кинчева. В его структуре выделяются ядро (наглядночувственный образ), приядерная зона (зона когнитивных слоев), ближайшая периферия (интерпретационное поле), но отсутствует зона дальнейшей периферии. Кроме того, ряд признаков, формирующих содержание концепта «Солнце», репрезентированного в творчестве В. Цоя, отличается от признаков тождественного концепта, вербализованного в творчестве К. Кинчева.

Ядро концепта «Солнце», репрезентированного в текстах В. Цоя, отличается от ядра того же концепта, репрезентированного в текстах К. Кинчева, следующими признаками.

1. Выделяется характеристика формы данного небесного тела, которая не репрезентируется в текстах К. Кинчева.

2. Отсутствует характеристика интенсивности солнечного света, которая широко представлена в текстах К. Кинчева.

3. Цветовые характеристики солнца, а также освещенного им неба представлены беднее, чем в текстах К. Кинчева.

Здесь и далее в скобках указывается количество словоупотреблений.

4. Фиксируется способность солнца отражаться не только в жидкости, но и в стеклянных поверхностях.

5. Если в текстах К. Кинчева репрезентируется способность солнца перемещаться и по вертикальной оси «низ-верх», и по горизонтальной оси (без уточнения направления движения), то в текстах В. Цоя актуализируется только движение по вертикальной оси «низ-верх».

Приядерная зона (зона когнитивных слоев) концепта «Солнце», репрезентированного в текстах В. Цоя, включает меньше признаков, чем та же зона соответствующего концепта, объективированного в текстах К. Кинчева.

В частности, отсутствует признак, отражающий восприятие солнца как живого существа, а также признак, отражающий связь солнца с ветром.

Интерпретационное поле концепта «Солнце», репрезентированного в текстах В. Цоя, существенно отличается от интерпретационного поля данного концепта, вербализованного в текстах К. Кинчева. В этой зоне концепта «Солнце», объективированного в текстах В. Цоя, выделяется только два компонента: аксиологический и эмоциональный, в то время как интерпретационное поле одноименного концепта, репрезентированного в текстах К. Кинчева, включает, кроме указанных компонентов, еще 2 компонента:

этический и эстетический. Отметим, что смысловое наполнение совпадающих компонентов исследуемого концепта, представленного в творчестве этих авторов, принципиально не отличается (в целом совпадает).

Третий параграф «Особенности структуры и смысловой организации концепта «Луна»» посвящен описанию структуры и содержания данного концепта.

Структура концепта «Луна», который вербализован в текстах В. Цоя, тождественна структуре одноименного концепта, объективированного в текстах К. Кинчева. Однако данный концепт, репрезентированный в творчестве В. Цоя, включает значительно меньше признаков, чем тот же концепт, вербализованный в творчестве К. Кинчева. Это обусловлено тем, что концепт «Луна» не относится к ключевым единицам концептосферы «Небо», представленной в творчестве В. Цоя, и имеет небольшое количество репрезентаций.

Большинство эксплицированных в текстах В. Цоя признаков концепта «Луна» относятся к зоне ядра, формируют наглядно-чувственный образ соответствующего объекта и при этом совпадают с признаками концепта «Луна», объективированного в текстах К. Кинчева. К признакам, которые отличают зону ядра данного концепта, представленного в текстах В. Цоя, от той же зоны соответствующего концепта, репрезентированного в текстах К. Кинчева, относятся следующие характеристики луны.

1. Отсутствует указание на способность луны перемещаться, а также характеристика излучаемого (отражаемого) этим объектом света.

2. Фиксируется цветовая характеристика луны, хотя и не самая типичная для данного небесного тела (И сегодня луна каплей крови красна), а также способность этого объекта отражаться на поверхности воды.

3. Лирический субъект В. Цоя наблюдает луну не только ночью (что характерно для художественной картины мира К. Кинчева), но и вечером.

4. Если в поэтической картине мира К. Кинчева луна – это объект, способный менять свою форму, приобретать вид серпа, то в текстах В. Цоя это светило представлено как объект, имеющий круглую форму, форму диска.

Приядерная зона (зона когнитивных слоев) концепта «Луна», репрезентированного в текстах В. Цоя, содержит меньше признаков, чем та же зона соответствующего концепта, репрезентированного в текстах К. Кинчева. В частности, отсутствует признак, отражающий восприятие луны как живого существа, и признак, отражающий противопоставление луны солнцу. Но, в отличие от творчества К. Кинчева, в текстах В. Цоя эксплицируется признак, который формируется на основе противопоставления луны (как маркера небесного пространства) земле.

Зона ближайшей периферии (интерпретационного поля) концепта «Луна», репрезентированного в текстах В. Цоя, существенно отличается от соответствующей зоны данного концепта, вербализованного в текстах К. Кинчева. К этой зоне относится только один концептуальный смысл: луна ассоциативно связана с романтическими отношениями, с любовью между мужчиной и женщиной.

В целом зона интерпретационного поля концепта «Луна», репрезентированного в текстах В. Цоя, оказывается незаполненной, поскольку данное небесное светило в текстах не подвергается какому-нибудь оцениванию, не имеет аксиологической значимости, не связано ни с эстетическими, ни с эмоциональными переживаниями лирического субъекта. Очевидно, это обусловлено тем, что, как отмечалось выше, данный концепт не является ключевым для В. Цоя.

В четвертом параграфе «Особенности структуры и смысловой организации концепта «Звёзды»» рассматриваются структура этого концепта и признаки, формирующие его содержание.

Концепт «Звёзды», вербализованный в текстах В. Цоя, за исключением зоны дальнейшей периферии, которая отсутствует в его структуре, имеет строение, аналогичное строению соответствующего концепта, репрезентированного в текстах К. Кинчева.

Ядро (наглядно-чувственный образ) концепта «Звёзды», репрезентированного в текстах В. Цоя, содержит тот же набор признаков, что и ядро данного концепта, объективированного в текстах К. Кинчева, за исключением признаков, отражающих размер и форму звезд, а также их способность отражаться в воде или на влажных поверхностях. Есть также незначительные отличия, касающиеся содержательного наполнения данных признаков, представленных в текстах этих двух авторов. Например, лирическим субъектом В. Цоя звезды воспринимаются как небесные тела, которые видны, как правило, ночью, а в текстах К. Кинчева фиксируется также время их появления на небе – вечер и время их исчезновения – утро, рассвет.

В приядерной зоне концепта «Звёзды», репрезентированного в творчестве В. Цоя, по сравнению с приядерной зоной того же концепта, вербализованного в творчестве К. Кинчева, отсутствуют признаки, отражающие противопоставление звезд солнцу и связь звезд со смертью/с загробным миром. В то же время к этой зоне концепта «Звёзды», объективированного в текстах В. Цоя, относится не представленный в текстах К. Кинчева признак, который отражает противопоставление звезд земле.

Зона интерпретационного поля концепта «Звёзды», вербализованного в текстах В. Цоя, отличается от соответствующей зоны данного концепта, представленного в текстах К. Кинчева, отсутствием эмоционального компонента, а также содержанием аксиологического компонента. Если лирическим субъектом К. Кинчева звезды оцениваются неоднозначно (как знаки ночи – отрицательно, как то, что определяет судьбу лирического героя – положительно), то оценка лирическим субъектом В. Цоя данных светил является исключительно положительной. Звезды выступают как нечто ценное, идеал, то, к чему стремятся; принадлежат идеальному гармоничному миру; наделяются способностью влиять на судьбу человека; становятся символом активной, деятельной жизни.

В пятом параграфе «Особенности структуры и смысловой организации концепта «Небо»» исследуется структура данного концепта и описываются его признаки.

Структура концепта «Небо», репрезентированного в творчестве В. Цоя, тождественна структуре того же концепта, объективированного в творчестве К. Кинчева. Различия касаются прежде всего признаков, которые формируют содержания этих концептов.

В ядре концепта «Небо», вербализованного в текстах В. Цоя, отсутствует ряд признаков, которые формируют соответствующую зону концепта «Небо», объективированного в текстах К. Кинчева. В частности, не были выявлены признаки, отражающие восприятие неба:

– как ограниченного пространства;

– как источника звуков;

– как объекта, который способен отражаться в воде.

Кроме того, в художественной картине мира В. Цоя небо – это вертикально ориентированное пространство, в то время как в художественной картине мира К. Кинчева небо – это и вертикально, и горизонтально ориентированное пространство. Различия касаются и оптических явлений, наблюдаемых в пространстве неба, а также набора выделенных цветовых характеристик данного объекта. В текстах К. Кинчева данные характеристики репрезентированы более полно и подробно, чем в текстах В. Цоя.

Приядерная зона (зона когнитивных слоев) концепта «Небо», репрезентированного в текстах В. Цоя, полностью совпадает с приядерной зоной тождественного концепта, объективированного в текстах К. Кинчева.

Зона ближайшей периферии (интерпретационного поля) концепта «Небо», репрезентированного в текстах В. Цоя, значительно отличается от соответствующей зоны данного концепта, репрезентированного в текстах К. Кинчева. В этой зоне концепта «Небо», объективированного в текстах В. Цоя, выделяется только один компонент – аксиологический (небо лирическим субъектом В. Цоя оценивается положительно и воспринимается как нечто ценное), в то время как интерпретационное поле одноименного концепта, вербализованного в текстах К. Кинчева, включает, кроме аксиологического, еще 3 компонента: этический, эмоциональный и эстетический.

В Заключении проводится сопоставление концептосферы «Небо», репрезентированной в текстах К. Кинчева, и соответствующей концептосферы, представленной в текстах В. Цоя, и обобщаются основные результаты исследования.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных ВАК РФ:

1. Гуляева, Г. Е. Наглядно-чувственный образ концептов «Солнце», «Луна», «Звёзды» в творчестве К. Кинчева [Текст] / Г. Е. Гуляева // Известия Уральского государственного университета. Серия 2. Гуманитарные науки. – 2007. – № 49. – Выпуск 13. – С. 241–247. – 0,5 п. л.

2. Гуляева, Г. Е. Роль историко-культурного контекста в формировании концепта «Солнце» (на материале творчества К. Кинчева) [Текст] / Г. Е. Гуляева // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. «Лингвистика». – 2006. – № 6 (61). – Вып. 3. – С. 133–137. – 0,6 п. л.

Другие публикации:

3. Гуляева, Г. Е. Периферийные смыслы концепта «Солнце» (на материале текстов К. Кинчева) [Текст] / Г. Е. Гуляева // Новая Россия: новые явления в языке и науке о языке : материалы всероссийской научной конференции, 14–16 апр. 2005 г., Екатеринбург, Россия / под ред. Л. Г. Бабенко. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2005. – С. 426–431. – 0,5 п. л.

4. Гуляева, Г. Е. Этический компонент интерпретационного поля концепта «Солнце» (на материале текстов К. Кинчева) [Текст] / Г. Е. Гуляева // LINGUISTICA JUVENIS : сборник научных трудов молодых ученых. – Екатеринбург, 2005. – Выпуск 6. Язык в свете традиционных и новых научных парадигм. – С. 47–59. – 0,6 п. л.

5. Гуляева, Г. Е. Эмоциональный компонент интерпретационного поля концепта «Солнце» (на материале текстов К. Кинчева) [Текст] / Г. Е. Гуляева // VERBUM: язык, текст, словарь : сб. науч. тр. : посвящается юбилею Л. Г. Бабенко. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2006. – С. 390–400. – 0,5 п. л.

6. Гуляева, Г. Е. Базовый слой концепта «Солнце» (на материале текстов К. Кинчева) [Текст] / Г. Е. Гуляева // LINGUISTICA JUVENIS. Язык и культура : сборник научных трудов молодых ученых. – Екатеринбург, 2006. – Выпуск 7. – С. 56–62. – 0,3 п. л.

7. Гуляева, Г. Е. Антропоморфные репрезентации концепта «Солнце» в текстах К. Кинчева [Текст] / Г. Е. Гуляева // Образ человека и человеческий фактор в языке: словарь, грамматика, текст. XIV Кузнецовские чтения. Материалы расширенного заседания теоретического семинара «Русский глагол» 29 сентября – 1 октября 2004 г. Екатеринбург, Россия. – Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2004. – С. 97–101. – 0,2 п. л.

8. Гуляева, Г. Е. Концепт «Звёзды»: историко-культурный контекст (на материале текстов К. Кинчева) [Текст] / Г. Е. Гуляева // Теоретическая семантика и системная лексикография: эволюция интерпретаций на рубеже веков : тез. докл. и сообщ. всерос. науч. конф., посвящ. 80-летию Э. В. Кузнецовой, 8–9 нояб. 2007 г., Екатеринбург, Россия / под ред.

Л. Г. Бабенко. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2007. (XVI Кузнецовские чтения). – С. 65–68. – 0,2 п. л.

Подписано в печать 18.02.2009. Формат 60х84 1/16.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»