WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Верхотурова Ксения Сергеевна ОГОНЬ В ЗЕРКАЛЕ РУССКОГО ЯЗЫКА Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Екатеринбург 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка и общего языкознания ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Рут Мария Эдуардовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Дмитриева Лидия Михайловна кандидат филологических наук, доцент Леонтьева Татьяна Валерьевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет»

Защита состоится «» _2009 г. в _час. на заседании диссертационного совета Д 212. 286.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в Уральском государственном университете им. А.М. Горького (620083, г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина, 51, комн. 248).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского государственного университета им. А.М. Горького.

Автореферат разослан “_” 200 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор филологических наук, профессор М.А. Литовская 3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Предлагаемое диссертационное исследование сфокусировано на изучении лексики, семантически либо генетически связанной с идеей горения. Актуальность работы видится в ее включенности в контекст когнитивно ориентированных лингвистических исследований.

Человек, столкнувшись лицом к лицу с природой, вынужден либо подчиняться ей, либо находить пути ее освоения. Приручение огня, открытие способов его добывания для человечества стало настоящей революцией. При этом огонь – как и любая стихия – не может быть до конца подчинен человеку, он всегда заключает в себе потенциальную опасность. Закономерно, что огонь является очень притягательным объектом для культурного и языкового осмысления. Сам характер реалии обусловливает неоднозначность ее восприятия: с одной стороны, без использования огня жизнь человека не возможна, именно с огнем ассоциируются тепло, свет, приготовление пищи, подсечноогневое земледелие, огромное количество ремесел и т. д. С другой стороны, человек не должен забывать о стихийной природе огня, о том, что огонь в любой момент может выйти из-под контроля и обернуться катастрофой. С третьей стороны, огонь наделяется огромным количеством мифологических, сакральных смыслов, активно включается в обряды, используется в народной медицине. Безусловно, эти три ключевые «ипостаси» огня находят свое отражение в языковом образе, обладающим колоссальными ресурсами для экспликации этнолингвистической информации. Обозначение их соотношения и прояснение логики языкового осмысления каждой из них мы видим одной из задач данной работы.

Объектом исследования стали, во-первых, общенародные и диалектные лексические единицы русского языка, номинирующие ситуацию горения, ее стадии и компоненты, во-вторых, дериваты корней с исходным значением ‘огонь’, ‘гореть’, ‘жечь’, ‘тлеть’, находящиеся на первой ступени производности.

Выбор объекта обусловлен несколькими факторами. Во-первых, образ огня как первоэлемента, освоение которого стало для человечества важнейшей вехой в развитии, является одним из базовых компонентов национальной картины мира. Во-вторых, привлечение в качестве материала исследования лексико-семантической группы обеспечивает некую целостность, непрерывность реконструируемого фрагмента языковой картины мира, позволяет обозначить логику языкового осмысления ситуации горения, выделить наиболее значимые ее компоненты. В-третьих, изучение левой и правой мотиваций дает возможность проследить логику семантической эволюции изучаемого понятия.

Предметом анализа стали особенности семантической организации и основные векторы семантической эволюции лексики горения как своего рода транслятор этнолингвистической информации.

Научная новизна исследования определяется комплексным подходом к изучению языковых фактов, связанных с идеей горения, который позволяет реконструировать фрагмент русской народной языковой картины мира. В научный оборот вводится новый лексический материал, в том числе собранный в полевых условиях.

Целью настоящей работы воссоздание портрета огня средствами русского языка.

В соответствии с поставленной целью формируются задачи работы:

• выявить корпус лексики с семантикой горения;

• проанализировать структуру лексико-семантического поля, установление его границ и связей с другими полями;

• разработать классификацию номинативных моделей, лежащих в основе лексем, формирующих ядро изучаемого поля;

• определить круг донорских сфер;

• обозначить реципиентные денотативные сфер, в которые заимствуется лексика горения;

• прояснить мотивационные возможности лексики горения.

Материал для исследования извлечен из различных лексикографических источников: диалектных словарей (Словарь русских народных говоров, Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля, Архангельский областной словарь, Новгородский областной словарь, Словарь русских говоров Среднего Урала (и дополнения), Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей, Словарь вологодских говоров, Опыт областного великорусского словаря, изданный Вторым отделением Императорской академии наук, Словарь пермских говоров, Псковский областной словарь с историческими данными и др.), словарей общенародной лексики, полевые материалы картотеки Словаря говоров Русского Севера. В ходе работы также привлекались этнографические справочники и словари.

Для анализа материала используются следующие методы: полевый анализ семантики, метод семантической реконструкции, ономасиологического и этимологического анализа.

Теоретической базой стали труды российских и зарубежных лингвистов, работающих в рамках системной семантики (Ю. Д. Апресяна, Н. Д. Арутюновой, В. Г. Гака, Е. С. Кубряковой, В. Лайнза и др.), когнитивной лингвистики (Дж. Лакоффа, Р. Лангакра, Ч. Филлмора, У. Чейфа, Э. Рош, Ю. Д. Апресяна, Н. Д. Арутюновой, Е. С. Кубряковой, Е. В. Рахилиной и др.), этнолингвистики (Т. А. Агапкиной, Е. Бартминского, Е. Л. Березович, О. В. Беловой, А. Ф. Журавлева, С. Е Никитиной, М. Э. Рут, С. М. Толстой, Н. И. Толстого, Е. И. Якушкина и др.). Если учесть принятое в современной отечественной науке разграничение широкой и узкой этнолингвистики, то предлагаемое исследование может быть вписано в контекст последней, которая сосредоточивает свое внимание на собственно языковых фактах и видит своей задачей реконструкцию этнокультурного знания, верифицируемого в языке. Основными источниками этнокультурной информации при таком подходе становятся внутренняя форма слова, его мотивационные связи (как правые, так и левые), типовые синтагматические «сцепки», парадигматические отношения, коннотация и пр.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней разработана методика комплексного анализа лексико-семантической группы в синхронном и диахронном аспектах.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования полученных результатов в учебной практике при подготовке курсов по этнолингвистике, этимологии, ономасиологии, при лексикографическом описании русской диалектной лексики.

Положения, выносимые на защиту 1. Комплексный анализ группы лексики, объединенной общностью семантики и/или генетической связью, является перспективным видом исследования, поскольку позволяет реконструировать фрагмент языковой картины мира в ее синхронической и диахронической сложности.

2. Семантическое поле горения представляет собой четко очерченное поле с очень разработанным ядром и достаточно разработанной периферией, причем связи между секторами периферии ощутимо слабее, нежели связи между каждым периферийным сектором и ядром, что позволяет охарактеризовать данное поле как центростремительное, имеющее радиальную структуру.

3. Лексика, номинирующая огонь, пламя, с точки зрения происхождения делится на 2 группы: это дериваты корней с исходным значением ‘гореть’ и лексика, этимологически не связанная с указанными корнями, принадлежащая иным кодам. Огонь оказывается тем объектом, при освоении которого язык обращается по большей части к сопряженным с ним мифологическим мотивам.

4. При номинации определенных стадий горения или процесса горения в целом языковое сознание обращается ко всем перцептивно воспринимаемым симптомам горения, а также к рациональному знанию человека о явлении.

Концептообразующие смыслы эксплицируются номинациями, основанными на идее интенсивности и корреляции горения и жизненного цикла.

5. Лексика, генетически связанная с идеей горения, заимствуется в реципиентных сфер: онтология, цветообозначения, метеорология, животные, растения, почва и водоемы, анатомические характеристики человека, физиологические характеристики, перцепция, межличностное взаимодействие, характер и поведение, чувства и эмоции, элементарные действия человека, движение и перемещение, общая оценка, быт, труд, обстоятельства жизни, культура.

6. Наиболее активно лексика горения заимствуется в антропологические сферы. Среди них особенно выделяется физиологическая сфера, включающая в себя огромное количество наименований болезней, воспалительных процессов, и эмоциональная сфера, в своей структуре повторяющая структуру ядра семантического поля горение.

7. Практически все дериваты лексики горения проникнуты идеей интенсивности (если действие, то интенсивное, если цвет, то яркий и т. д.).

Апробация. Отдельные положения диссертационного исследования были представлены в докладах и сообщениях на научно-практических конференциях: на международной конференции «Язык. Система. Личность», г. Екатеринбург, 2006; на всероссийских конференциях «Язык, литература и культура в региональном пространстве», Барнаул, 2007; «Рябининские чтения 2007: V научная конференция по изучению народной культуры Русского Севера», Петрозаводск, 2007.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, 4 глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, ее научная новизна, определяются цель работы, задачи и методы исследования, кратко характеризуются состояние разработки вопроса, материал и структура работы.

В первой главе «Полевый анализ как метод исследования лексикосемантической группы: к обоснованию методики» рассматриваются теоретические аспекты исследования, определяются ключевые термины. Конструирование поля начинается с построения понятийного поля, на которое проецируется лексический пласт, образующий семантическое поле, определенным образом отражающее и интерпретирующее тот или иной фрагмент действительности. Главная особенность полевой структуры – наличие ядра и периферии. На уровне понятийного поля связи ядра с тем или иным сектором периферии выделяются на логическом основании. Таким образом конструируется объективная матрица исследуемого феномена, определяется необходимый и достаточный набор элементов, описывающих ситуацию. Иначе говоря, очерчивается круг идеограмм, релевантных для конкретного семантического поля. На этом этапе исследования важно понять, во-первых, принципы выделения секторов и включения каждого конкретного языкового факта в тот или иной сектор, во-вторых, обосновать степень абстракции, необходимой для выделения сектора поля. Иначе говоря, важно определить, какие из идеограмм могут быть объединены в один сектор так, чтобы за частными случаями не потерялась общая логика номинативного освоения понятия. Решение этих проблем стоит искать в компонентном анализе семантики слов, формирующих ЛСГ, обозначающей ключевой феномен.

В терминах семантики в ядре поля находится лексика, в семантической структуре которой сема, соотносимая с исследуемым понятием, является категориальной, для лексики, формирующей сектора периферии – дифференциальной. Статус семы и является основанием для дистрибуции лексики относительно секторов понятийного поля. Например, в семантической структуре лексем с значениями ‘готовить пищу на огне’, ‘прижигать огнем’, ‘дезинфицировать огнем’, ‘выжигать’ и подобных сема «огонь» имеет инструментальное значение. Это позволяет объединить перечисленные идеограммы в один сектор поля.

Открытым остается вопрос о включении в состав поля той части лексики, в семантической структуре которой интересующая нас сема является коннотативной. В. Г. Гак включает такую лексику в дальнюю периферию (см.

Гак, 1998, 662–669). Соответственно возникает ставший почти вечным для лингвистов вопрос, можно ли считать мотивировочный признак, зафиксированный во внутренней форме слова, коннотативной (либо иной) семой. Если согласиться с теми учеными, которые придерживаются точки зрения о том, что мотивировочный признак должен быть включен в семантическую структуру слова, мы окажемся перед необходимостью объединения и синхронизации семантического поля в узком смысле термина и этимологосемантического поля. Безусловным достоинством такого подхода является полнота изучения феномена.

Принципы выделения секторов поля могут быть также прояснены и в терминах семантического синтаксиса. С этой точки зрения ядром поля являются элементы, образующие предикат ситуации, а сектора выделяются по тому же принципу, что и актанты. Таким образом, в один сектор поля попадает лексика, объединенная семантической ролью при синтаксическом членении ситуации. Возвращаясь к вопросу о критериях выбора понятия, способного стать ядром семантического поля, отметим, что наименее уязвимым в качестве ядерного элемента представляется предикативный центр определенной ситуации.

При таком подходе возможно обосновать и обеспечить единые основания построения понятийного поля и однопорядковый характер связи между его секторами.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»