WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В отличие от проанализированных ранее фрагментов, в этом диалоге не наблюдается изобилия различных РЖ. Данный диалог интересен тем, что, являясь ярко выраженным любовным РЖ с часто применяемой любовной лексикой, усиленной повторениями, в нем присутствует весьма ограниченный набор речевых жанров: РЖ вопрос-ответ. Вопросы и ответы хоть и краткие, но очень информативные. Бросается в глаза полное отсутствие описания внутреннего состояния персонажей; нет ни внутренней речи, ни аутодиалогов, ни как-либо окрашенной позиции автора, ни аллегорий, ни накала страстей. Присутствует РЖ описания, гармонично вписывающийся в общую картину умиротворенности и подчеркивающий чистую красоту взаимной любви матери и ребенка; и едва уловимый РЖ комплимента, звучащий трогательно и наивно из уст ребенка.

Вышеперечисленные жанры все-таки не несут такой функциональной нагрузки, как РЖ повествования, показывающий КАК ребенок произносит свои реплики, ЧТО в это время происходит: в кратких предложениях заложена гамма явных и скрытых чувств, здесь и желание казаться старше, и внутренняя борьба эмоций, порывов, смена настроений; здесь и постоянная потребность в физическом присутствии мамы.

В отображении внутреннего состояния ребенка основную роль играет его лексика.

Ребенок, который еще не знает элементарных вещей и понятий («What exactly is beauty), испытывает сильные эмоции. Он хочет во что бы то ни стало выразить их словами, поговорить «на равных» с любимой мамой, и для этого иногда применяет лексику взрослых образованных людей, очевидно для того, чтобы придать максимальную значимость своим словам: « I – I want to stay with you, be your lover, Mum», выраженным гиперболой, которая передает силу любви и привязанности ребенка к матери; «Did you rise from it every day, Mum» (очевидно, где - то слышал о «Венере, рожденной из пены», невольно отождествляя этот прекрасный образ с мамой), что передается аллюзией – сравнением матери с Венерой – ребенок выражает свое восхищение красотой матери, « Well, so do I; so it makes it even», выражаемые таким стилистическим приемом, как парентеза, что формирует разговорный стиль диалога. И говорит это «in a calculating manner»; « critically».

В данном диалоге отсутствуют сложные выразительные средства. Это объясняется тем, что диалог строится на бытовом уровне, доступном ребенку.

Преобладание метафор и эпитетов в репликах коротких предложений создает динамику повествования, делает язык более ярким и экспрессивным. Поэтому вполне можно сделать вывод, что обильное использование разнообразных РЖ не является гарантией полноценного воплощения темы любви в литературе; любовный РЖ сложен и многообразен в своем проявлении.

В РЖ «Объяснение в любви матери и ребенка» доминирует РЖ беседы в форме вопросов и ответов. Основная нагрузка здесь ложится на лексику, которая довольно часто повторяется. Так, глагол «love» повторяется 3 раза, причем указывается его степень «ever so» - 2 раза, глагол «like» - 2 раза, существительное «lover» - 1 раз. В диалоге много эллиптических предложений и предложений с параллельными конструкциями, что характерно для разговорно-бытового стиля, для выражения эмоций собеседников. Глубина чувств маленького Джона передается посредством такого стилистического приема, как антиэллипсис. Анафора передает стиль говорения маленького мальчика, который ни под каким предлогом не хочет расставаться с мамой. Hypophora показывает стремление матери объяснить ребенку отвлеченные понятия (что такое «красота») наиболее точно и доступно, а также демонстрирует рассудительность сына. Асиндетон реализует обширную изменяющуюся палитру эмоций Ирэн в разговоре с сыном, гамму ее лучших чувств и приятных воспоминаний.

Итак, результаты изучения «Объяснения в любви» как сложного речевого жанра показали, что Речевой жанр «Объяснение в любви» является сложным, комплексным, состоящим из определенного набора простых речевых жанров (РЖ описания, повествования, рассуждения, размышления, философского высказывания, повествования-афоризма, повествования-исповеди, комплимента, сомнения, признания, воспоминания, приказа, просьбы, совета-поучения, уловки, обмана, эмоционально-оценочного рефлексива, эмоционально-оценочного регулятива), границы которых часто бывают размыты. Чем сложнее межличностные взаимоотношения, чем выше образовательный и духовный уровень героев, тем ярче палитра речевых жанров, тем сложнее взаимодействие, взаимопроникновение и взаимодополнение жанров.

В третьей главе «Речевой поступок и речевой акт в структуре речевого жанра «Объяснение в любви» целью исследования явилось обнаружение различий в интерпретации дискурса, выявляющегося из сопоставления описательного потенциала речевого акта и речевого поступка. В первом параграфе данной главы мы проанализировали еще один диалог между Ирэн и ее маленьким сыном.

Коммуникативная ситуация имеет место в детской комнате между Ирэн и ее сыном Джоном: ночью ему приснился страшный сон, ребенок проснулся и закричал.

В свете теории речевых жанров в этом диалоге доминирует информативный жанр (к нему относятся 20 реплик), далее следует императивный жанр (9 реплик), этикетный (2 реплики) и оценочный (1 реплика). Диалог между Ирэн и ее сыном мы разделили на три логические части. Доминантой первой части выступает Ирэн, ее коммуникативная цель – успокоить испуганного сына. Во второй и третьей частях доминирующее положение в разговоре занимает сын, коммуникативная цель которого – перейти спать в мамину комнату (2 часть) и упросить маму быстрее прийти к нему (3 часть). Во всех трех случаях коммуникативная цель успешно достигается.

В первой части беседы речь матери построена на таких речевых жанрах, как призыв, утешение, разъяснение, уточнение и косвенный упрек. Это характеризует ее как рассудительную женщину, грамотно выстраивающую разговор с сыном от эмоциональных призывов успокоиться через разъяснение причин кошмарного сна доступными ребенку лаконичными фразами до легкого косвенного упрека в форме риторического вопроса – напоминания правил здорового питания. Все это логично дополняется ласковыми обращениями к сыну. В основе речи сына лежат речевые жанры жалобы, упрека, рассказа и разъяснения. Здесь проявляется его сущность маленького ребенка, напуганного кошмарным сном. Но тут же отражена его сообразительность и здравомыслие: он быстро успокаивается и переходит к анализу своих действий, повлекших плохой сон (в чем состоит заслуга его матери).

Во второй части в речи матери присутствуют речевые жанры отрицания, согласия и уточнения. Ирэн отвечает на вопросы и замечания сына; ее реплики так же лаконичны, однако в них присутствует логичная реакция на просьбы ребенка, каждое высказывание аргументировано внутренними соображениями и подкреплено ласковой номинацией сына. Все выше перечисленное характеризует Ирэн как хорошую опытную мать. Речь сына содержит такие речевые жанры, как вопрос, просьба, комплимент и согласие. Ребенок добивается поставленной коммуникативной цели вежливо, издалека, логично выстраивая свою речь, несмотря на пережитый стресс. Отсюда мы можем заключить, что Джон – воспитанный, скромный, вежливый и рассудительный ребенок.

В третьей части речь матери построена на речевых жанрах подтверждения, утешения, разъяснения и согласия. Ирэн доводит до логического конца свою цель успокоения сына. Однако она не излишне эмоциональна и не проявляет неуместную опеку о сыне, сразу откликнувшись на его просьбу прийти к нему. Как и прежде, мать грамотно аргументирует свои поступки и отказ подчиниться настояниям сына. С другой стороны, она не дает ему почувствовать себя покинутым, проявляя нежность к ребенку в ласковых словах. В речи сына мы встречаем следующие речевые жанры:

вопрос-уточнение, бравада и просьба (эмоциональная, аргументированная и косвенная). Здесь рассудительность Джона уступает место его детскому желанию видеть маму рядом с собой в ситуации тревоги. Несмотря на это, он также аргументирует свои просьбы оригинальными фразами, в чем проявляется его богатое воображение и выдержка.

В целом нам предстает картина идеальных взаимоотношений матери с сыном, построенных на четком аргументировании поступков и своевременном исполнении обещаний, в то же время нисколько не лишенных нежности и ласки.

Интересен тот факт, что каждая часть начинается и заканчивается репликами доминирующего лица. Кроме того, следует отметить, что в первой части, хотя доминантой является мать, ее реплики соотносятся с репликами сына как 6:(пополам); а в двух последующих частях, где доминирующее положение занимает сын, его реплики преобладают (соответственно 4:6 и 3:6). Таким образом, проявляется естественная разговорчивость маленького Джона, его потребность выражать свои мысли и эмоции вслух.

Далее мы рассмотрели более подробно этот же диалог с точки зрения речевого поступка и речевого акта. При анализе дискурса в теории речевых актов мы опирались на классификацию Дж. Серля [Сёрль Дж. Р., 1986]. А при интерпретации дискурса с точки зрения речевых поступков воспользовались типологией речевых поступков, предложенной И. Н.Борисовой [Борисова И. Н., 2000]. Проведенное исследование позволило заключить, что Ирэн очень любит своего маленького сына.

Почти все ее речевые поступки являются гармонизирующими, факультативно вынуждающими, экспрессивно маркированными. Выражение симпатии и ее любви имеет место в ситуации утешения сына, а также при непосредственном общении с ним, особенно в обращениях (Darling,darling; treasure; sweetheart; my ducky; my love).

Чувства матери передаются прямо, непосредственно, однословно – речевыми клише, но данные клише очень разнообразны. Любовь Ирэн к своему сыну безусловна: она любит его уже потому, что он – ее ребенок. Ирэн олицетворяет природу и безусловность в любви. Ирэн чуткая, любящая мать. Заметим, что чувства сына выражаются более полноценно, в логически построенной речевой ситуации (You look different, mum; ever so younger; I like it, I like you best of all like this), либо косвенно, в характеристике окружающей обстановки (It’s nice, isn’t it). Если внимательно посмотреть на коммуникатиные партии маленького Джона, можно заметить, что по нарастающей они становятся более гармонизирующими, факультативно вынуждающими, что свидельствует о глубоком доверии, привязанности к матери, желании быть рядом с нею, доставить ей удовольствие, восхититься ее красотой.

Говорящим не нужно много слов, чтобы понимать друг друга и испытывать удовольствие от общения. Все это подтверждает мысль о том, что Ирэн и ее маленький сын очень любят друг друга.

Проведенный нами анализ дискурса с точки зрения речевого поступка и речевого акта в структуре речевого жанра «Объяснение в любви», в данном случае «Объяснение в любви матери и ребенка», позволил сделать вывод о том, что иллокутивная сила речевого акта полностью совпадает с коммуникативным смыслом речевого поступка только в двух репликах, а в остальных высказываниях они различаются. Анализ показал, что речевой акт не дает представления о социальнокоммуникативном содержании конкретного речевого действия, о его направленности к адресату, о связи речевых действий в интеракции и более широком коммуникативном контексте. Интерпретация же речевых действий в терминах речевых поступков более конкретна, в ней абстрактный речевой акт приобретает ситуативно и контекстно обусловленный коммуникативный смысл, мотивированность и адресованность. Мы считаем, что именно поэтому описание дискурса как речевого поведения более точно отражает реалии непринужденного общения, чем описание дискурса в терминах теории речевых актов.

Второй параграф посвящен анализу речевого акта и речевого поступка в структуре речевого жанра «Неразделенная любовь мужчины к женщине». Мы проанализировали основную часть текстового фрагмента (часть № 2), где собственно и происходит диалог между Сомсом и Ирэн.

Анализ показал, что иллокутивная сила речевого акта не всегда совпадает с интерсубъектным коммуникативным смыслом речевого поступка в конкретной ситуации (в данном случае полностью совпадают иллокутивная сила речевого акта и коммуникативный смысл речевого поступка в 5-ти из 16-ти репликах).

За авторским описанием того, как Ирэн реагирует на реплики Сомса (he heard her whisper; a faint smile came on her lips; she echoed it – faintly, bitterly; he saw her shrug those white shoulders, heard her murmur) кроется ее неприязнь, антипатия к Сомсу, глубокое сожаление о том, что она когда-то была его женой.

Что касается реплик Сомса, то иллокутивная сила речевого акта и коммуникативный смысл речевого поступка полностью совпадают в 5-ти из 18-ти реплик. Стоит заметить, КАК Сомс произносит свои реплики и какие воспоминания вызывают у него слова Ирэн: «A thousand memories of her… stirred», «he said bitterly», «he uttered a little sad laugh», «Said Soames as bitterly», «Stung by that retort, Soames…».

Уязвленный репликами Ирэн, Сомс печально смеется, говорит горько, желчно, с обидой. Он так и не хочет, не может понять, почему Ирэн его никогда не любила.

С точки зрения коммуникативной координации речевого поведения участников диалога этот текстовой фрагмент можно отнести к полемичному типу. Приведенный пример не демонстрирует согласованность коммуникативных интенций, не отличается солидарностью модально-оценочных смыслов речевых поступков, унисонной тональностью общения (большое количество облигаторно вынуждающих речевых поступков: Ирэн- 7, Сомс - 14), наблюдается заинтересованность только одного из коммуникантов в продолжение контакта, следовательно, нет положительного гармоничного результата. Жанровая доминанта разговора – уговоры, но в целом интеракция характеризуется пониженной кооперативностью Ирэн:

наличие переспросов (No), присутствием возражений (I have none to give you that you don’t know of; I don’t suppose you will believe anything I say, but it’s truth), отрицательной оценкой своего жизненно важного поступка в жизни (It was a crime to marry you. I have paid for it), а иногда и просто нежеланием отвечать (a faint smile came on her lips; but she didn’t answer) или неспособностью произнести что-либо вслух, демонстрацией своих отрицательных эмоций через какое-либо физическое действие (…stood for a moment perfectly still looking at him. He could see her bosom heaving. Then she turned to the window and threw it open). Таким образом, данный диалог можно отнести к полемическому разговору с вторжением в личностную сферу одного из коммуникантов.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»