WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Леона от рождения до отрочества, убедительно подчеркивая, что пере- Ведущей в плане нравственного развития личности ребенка житое в детстве формирует характер человека. На фоне в целом идил- становится тема физического и духовного сиротства. Потерю родителического детства Леона выделяются два события – смерть матери и лей тяжело переживает Фернандо (драма «Испанцы»), не знают матепробуждение чувственности, ранних эротических переживаний. Пер- ринской ласки Измаил («Измаил-бей») и Саша Арбенин («Я хочу расвое событие приводит Леона к преждевременному духовному разви- сказать вам...»), а также главные герои поэм «Кавказский пленник» и тию, второе – является одной из закономерных ступеней взросления «Мцыри». В лирических произведениях Лермонтов показывает, как героя, его прощания с детством. доверчивость ребенка к жизни начинает исчезать при столкновении с Если Карамзин впервые в русской прозе изобразил формиро- жестокостью взрослых. Тема узнавания ребенком мира людей, которые вание характера ребенка, то Лермонтову принадлежит лирическое от- «отравили ребяческие дни», наиболее ярко представлена в стихотворекрытие темы детства. При этом наблюдается особое, специфически нии «Он был рожден для счастья, для надежд…». Лермонтов раскрылермонтовское решение этой темы: ребенок у Лермонтова – всегда ра- вает изменения в юной душе, столкнувшейся с жизненными сложноно повзрослевший, маленький «старик без седин». Чертами ранней стями. Внешне это проявляется в ее преждевременном увядании, «ставзрослости отмечены герои практически всех произведений Лермонто- рении». В этом отношении стихотворение «Он был рожден для счава (герои драм, повестей, романов). Однако образ ребенка и проблема стья, для надежд...» демонстрирует одно из ранних воплощений лерего раннего взросления наиболее четко прослеживается преимущест- монтовской темы «старика без седин»: юные герои поэта часто отмевенно на материале лирики. При этом анализ лирических текстов до- чены «лишними морщинами», «бледным челом» или «бледными щеполняется наиболее яркими примерами из драматических и прозаиче- ками». В плане внутреннего состояния данный процесс характеризуетских произведений художника («Корсар», «Измаил-Бей», «Боярин Ор- ся появлением чувства озлобленности, стремлением к замкнутости и ша», «Сашка», «Мцыри», «Сказка для детей», «Menschen und Leidenschaften», «Странный человек», «Я хочу рассказать вам…», «Герой Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений: В 4 т. Т. I: Стихотворения 1828-1841.

нашего времени»). С учетом имеющих место в языке Лермонтова смы- М., 1975. С. 329. Далее ссылки на это издание с указанием в тексте соответствующих тома и страницы. Курсив в цитатах наш. – Т. Л.

13 отгороженности от внешнего мира. Произошедшие с героем внешние и дений с фольклорным или историческим сюжетом: замысел поэмы внутренние изменения описаны в стихотворении «Песня» («Светлый «Мстислав Черный», стихотворения «Баллада» («В избушке позднею призрак дней минувших…»): «Щеки бледностью, хоть молод, / Уж по- порою…»), «Казачья колыбельная песня».

крылись; / В сердце ненависть и холод / Водворились!» (I, 151). Черты Особой теплотой и одновременно болью проникнуты у Лерранней старости проступают в характеристиках героев прозаических монтова произведения, связанные с именем отца. Эти чувства выражетекстов (драмы «Menschen und Leidenschaften», «Странный человек», ны в стихотворениях «Прекрасны вы, поля земли родной…», «Ужасная поэмы «Измаил-Бей», «Сашка», «Сказка для детей»). В творчестве судьба отца и сына…», «Я видел тень блаженства; но вполне…» (заЛермонтова затронут и такой критический период социализации ре- ключительная строфа), «Пусть я кого-нибудь люблю…» (зачеркнутая в бенка, как его ранняя развращенность (стихотворения «Покаяние», автографе третья строфа) и «Эпитафия» («Прости! увидимся ль мы «Склонись ко мне, красавец молодой!», поэмы «Преступник», «Саш- снова»). Однако если в лирике наблюдается теплое и сочувственное ка»). отношение к отцу, то в драмах его образ наделен уже более негативной В зрелый период творчества наблюдается эволюция отноше- семантикой – отец и сын не имеют близкой духовной связи, они протиния автора к теме детства – в произведениях появляется ярко выражен- востоят друг другу, и отец выступает грозным судьей и даже «убийный мотив заступничества за ребенка (стихотворения «Молитва» («Я, цей» своего ребенка. Так, в пьесах «Menschen und Leidenschaften» и Матерь Божия, ныне с молитвою…»), «Казачья колыбельная песня», «Странный человек» отцы (Николай Михайлович Волин и Павел Гри«Ребенка милого рожденье…», «Ребенку»). Лермонтовым разрабаты- горьевич Арбенин) проклинают своих сыновей, тем самым во многом вается лирическая ситуация моления о ближних, при которой молит- подталкивая их к самоубийству. Нечто подобное наблюдается в поэме венное слово наделяется охранной функцией. Таким образом, в позд- «Мцыри», где концепт «отцовство» возводится к архетипу сурового них стихотворениях поэта поднимается вопрос о необходимости наи- Бога Отца.

более гармоничного проживания детства каждым человеком, утвер- Этот аспект «отцовской» концептосферы получит у Лермонтождается определенная нравственно-психологическая максима: мир ва онтологический статус. По наблюдению С. В. Савинкова6, исходной детства ничем не должен быть омрачен до срока. конфигурацией лермонтовского сюжета является противопоставление В разделе 2.3 выявляется такая важная составляющая феноме- матери и отца; в «центре» находится лирический герой, который разна детства, как отцовско-материнский комплекс, исследуются концеп- рывается между тягой к женскому и мужскому полюсам, так и не наты «отцовство» и «материнство» в произведениях Лермонтова. ходя места рядом с ними (стихотворение «Листок», поэма «Мцыри»).

Отмечается, что понятие феномена шире понятия «концепт» – Таким образом, не обретая значимой для любого человека свяв художественных текстах «послойная» структура феномена может зи с материнским и отцовским началами, лирическое Я ощущает себя включать в себя и концепты, и архетипические образования. Под тер- онтологически одиноким. Большинство лермонтовских героев – герои мином «концепт» понимается некий интенциональный объект, или бесприютные и бездомные не только в физическом плане (бездомны ментальная категория, связанная с сознанием художника, его личным, Мцыри, Демон, Печорин, не имеет семьи Максим Максимыч), но и в индивидуальным опытом. духовном. Вынесенные из детства душевный надлом, боль сиротства Концепт «материнство» у Лермонтова связан с двумя дороги- заставляют героев Лермонтова воспринимать мир враждебно. Они не ми для него женщинами – матерью, Марией Михайловной Лермонто- только не имеют своего дома и семьи, но бездомье является внутренвой, и Варварой Александровной Лопухиной, самой глубокой сердеч- ним состоянием их души. Если в образе Мцыри и Максима Максимыча ной привязанностью поэта. Единственным сильным воспоминанием о запечатлена тоска по родной семье, то противоположный психологичематери осталось у Лермонтова испытанное им во младенчестве впечат- ский комплекс наиболее ярко представлен в образах Демона и Печориление от ее песни. Это воспоминание будет появляться в стихотворе- на: они разрушают домашний уклад жизни других героев, внося в их ниях («Кавказ», «Булевар»), поэмах («Последний сын вольности», судьбы свои бесприютность, бездомье и скитальчество.

«Измаил-Бей»), в драме «Странный человек». Кроме стихотворений, связанных с памятью о матери и с именем В. А. Лопухиной, концепт «материнство» в творчестве Лермонтова раскрывается в ряде произве- См.: Савинков С. В. Творческая логика Лермонтова. Воронеж, 2004.

15 В разделе 2.4 выявляются архетипические основы идеализи- Особое отношение к детству демонстрируют те произведения рованного женского образа у Лермонтова, восходящие к образу Бого- поэта, в которых он с особым чувством отзывается о детях. Исчерпыматери. вающих портретов детей у Лермонтова нет, но одним из самых психоОтмечается, что выходом из лермонтовского сюжета противо- логически проникновенных из них является образ слепого мальчика в поставления мужского и женского начал становится обращение лири- «Тамани». Ребенок показан во всем многообразии проявления и его ческого героя к той женщине, которая могла бы заменить ему любовь детской непосредственности (любопытство, подвижность, эмоциоматери и отца. В этой связи концепт «материнство» получает свое но- нальность, обидчивость), и некоей порочности, обусловленной ранним вое воплощение в художественном сознании Лермонтова. Об этом соприкосновением с прагматичным миром взрослых (участие в консвидетельствует поэтический цикл, посвященный В. А. Лопухиной, в трабандных перевозках). Поначалу в тексте «Тамани» Лермонтов оккотором женский образ, идеализируемый поэтом, осмысляется в тра- ружает образ слепого мальчика отрицательными коннотациями, вызыдиции общеромантического уподобления Богоматери. Различают исто- вая у Печорина и читателей романа негативное отношение к слепому.

рически сложившиеся каноны восприятия личности Богоматери: в за- Однако в конце такое восприятие «снимается»: Печорин испытывает падноевропейской литературе – католическая Мадонна, воплощение чувство грусти от того, что невольно причинил боль ребенку, заставил внешнего очарования и телесной красоты; в русской литературе – Бо- его плакать, нарушил привычное течение жизни «честных контрабангородица, символизирующая в православном сознании жертвенность и дистов», лишил мальчика родственных связей с сестрой.

бескорыстие. В произведениях, обращенных к Лопухиной и относя- В качестве экстраполяции категории детскости на смежные с щихся к раннему периоду творчества, образ главной героини наделен детством сферы выступают сравнения явлений действительности с красотой не только внешней (что позволяет поэту называть ее «своей детской чистотой и непорочностью. Подобные сравнения прослеживаМадоной»), но и внутренней. Именно эта духовно-нравственная при- ются в произведениях Лермонтова при описании явлений природы:

рода женского образа отличает цикл, посвященный Лопухиной, от дру- звезд («Небо и звезды»), кавказского воздуха («Синие горы Кавказа, гих циклов любовной лирики Лермонтова («сушковского» и «иванов- приветствую вас!», повесть «Княжна Мери»), ручья («Мцыри»). Точно ского»). В связи с общим характером эволюции зрелого творчества так же при описании женской красоты: стихотворения «Булевар», «Она Лермонтова также изменяется содержательная наполненность образа была прекрасна, как мечта…», «Девятый час; уж темно; близ застаглавной героини цикла – этот образ лишается чисто «ангельских» черт вы…»; поэмы «Последний сын вольности» (сравнение красоты Леды с и обретает признаки уже не только «любви небесной», но и полно- «вспоминанием детей»), «Измаил-бей» (сравнение женского пения со кровно-реалистичного идеала женщины-матери. В стихотворениях «сновидениями детских дней»).

позднего периода образ главной героини в онтологическом плане бли- В разделе 3.2 рассматривается «детскость» как ценностнозок уже не Мадонне, а Богородице. антропологическая категория, разводятся понятия «детскость» и «инТретья глава «Категория “детство” в художественной ак- фантильность». Под детскостью понимаются свойственные психологии сиологии Лермонтова» посвящена исследованию ценностных пара- ребенка тип мышления и эмоциональные состояния: непосредственметров рассматриваемого феномена, и в первую очередь – категории ность, душевная чистота, светлое, открытое восприятие мира, полная детскости. доверчивость, искренность. В романтической эстетике сохранение во В разделе 3.1 акцентируется внимание Лермонтова к истории взрослом человеке детскости, целостности психики и чистоты воспридетства своих героев, показывается, что детство всегда осмысляется ятия мира соответствует представлениям о положительно-идеальной автором как прекрасная пора человеческой жизни. Большое значение личности. Таким положительным ореолом детскости наделены у родля Лермонтова имеет также память о детстве – он широко использу- мантиков женские образы и образы гениев, художников.

ет художественный прием воспоминания героев о детстве и родной се- Аксиологическая категория детскости начинает осмысляться мье. Ценность этих воспоминаний выявляется в тех случаях, когда ге- уже в литературе раннего романтизма. У Вакенродера ею наделен Рарой находится в ситуации «порогового состояния» (стихотворения фаэль, у Л. Тика – начинающий живописец Франц и другие художники «Умирающий гладиатор», «Как часто, пестрою толпою окружен…»). (Альбрехт Дюрер, Лука Лейденский, отшельник Ансельм). Детские 17 черты проступают в главной героине романа Ф. Шлегеля «Люцинда». В стихотворении «Поэт» («Отделкой золотой блистает мой Проявляется она и во многих лермонтовских героях. кинжал…») лирический автор занимает отстраненную, оценивающую Исследователи творчества Лермонтова (В. А. Архипов, А. М. позицию по отношению и к поэту, и к толпе. Обращаясь к поэту, он Гуревич, А. Л. Рубанович) рассматривали различные грани представ- сознательно выдерживает идеологическую дистанцию: «Но скучен нам лений поэта о совершенной личности: интеллект, воля, жизненная ак- простой и гордый твой язык, / Нас тешат блески и обманы; / Как ветхая тивность, стремление к действию и т. п. В концепцию идеальной лич- краса, наш ветхий мир привык / Морщины прятать под румяны…» (I, ности у Лермонтова органично включается антропологическая катего- 49). Но при этом сам свет (толпа) описывается как «изнеженный», рия детскости, которая является важнейшей чертой его героев. Руссои- «ветхий» мир, который тешится «блестками и обманами», как общестстским образам романтической литературы близки следующие герои во инфантильное и бездушное. В стихотворениях «Журналист, Читалермонтовских произведений: адресат стихотворения «<М. А. Щерба- тель и Писатель» и «Пророк» за поэтом сохраняется все та же пророчетовой>» («На светские цепи…»), Мцыри (одноименная поэма), Тамара ская функция, но толпа (читательская аудитория) теперь оправдывает(«Демон»). Однако в поздний период творчества обнаруживается рас- ся – Лермонтов наделяет ее признаками не инфантильности, а ценнохождение Лермонтова с философией руссоизма: художник показывает, стной категорией «детскость». Писатель обосновывает свое поэтичечто не только «естественный», но и «цивилизованный» человек может ское молчание тем, что понимает состав своей читательской аудитосохранять в себе детскость. Именно поэтому высшим идеалом для рии, в которой может находиться и ребенок: «Чтоб тайный яд страниЛермонтова становится «соединение детской непосредственности цы знойной / Смутил ребенка сон покойный / И сердце слабое увлек / В чувств и зрелой глубины ума»7. Такими героями у Лермонтова высту- свой необузданный поток» (I, 80). С другой стороны, образ толпы пают А. И. Одоевский («Памяти А. И.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»