WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Советский карнавал нещадно уничтожал особенно в конце 1920-х – 1930-х годах сам мир, со всей отлаженной веками иерархией ценностей. Безликая толпа, одухотворённая идеей светлого будущего, с особым энтузиазмом боролась «с пережитками прошлого».

Реальность созидающего нового мира требовала и перерождение самого человека. В культурной парадигме Страны Советов образ «советского человека» был выпестован советской идеологией и, согласно сталинскому проекту, внедрен в массы. В процессе работы над образом «советского человека» сознательно использовались не только марксистские идеалы, но и эксплуатировались посоветски традиционные черты русского характера. Спецификой театральности советской культуры в данном случае является то, что сознательно насаждаемая и тиражируемая «сверху» маска «советского человека» внедрялась в массы на бессознательном уровне, то есть эксплуатировала коллективное бессознательное, обращаясь не к разуму, а к инстинктам, эмоциям и чувствам толпы. Созданная идеологией маска создавала у человека иллюзию выхода за пределы иерархических структур и свободы. Но она ещё больше закабаляла человека в системе, растворяя его в толпе, тем самым, уничтожая в нём индивидуальность. В советской культуре театральность как маркер культурной телесности проявляется в сознательном создании бесконечного числа масок, социальных ролей, унификации одежды советских граждан, подчеркивая тем самым идею единства и целостности культуры.

Одной из специфических черт театральности советской культуры как регулятора общественных отношений является коммунальность, которая проявляется в различных формах.

Как своеобразный социальный альянс, коммунальность явилась основой объединения огромного государства в счастливую «советскую семью», «союз».

Именно в форме семьи, с её внутренними законами, определяемыми властями, человек, слепо веря в светлое будущее, бессознательно вручал свою жизнь в руки государства, которое превращала его в «винтик» огромного механизма. Идея объединения всех в единое целое охватывала не только взрослое население через всевозможные комсомольские и партийные собрания, митинги, социалистические праздники, но и внедряла советскую идеологию и вводила в систему подрастающее поколение через октябрятские, пионерские, комсомольские организации.

Другой формой коммунальности как регулятора коллективного бытия, характерной только для советской реальности, являются очереди. В советской культуре очереди предстают во всём своём многообразии: от практических (в коммунальных квартирах, в магазинах) до сакральных (в мавзолей В. И. Ленина или во время демонстрации). Очередь была эффективным средством объединения людей в коллектив. В советской стране она приобрела всеохватный массовый характер.

Выполняя функцию прагматическую, естественную, обеспечивающую удовлетворение жизненно необходимых потребностей человека очередь, вместе с тем в реальной советской практике очередь в коммунальных квартирах (от уборки коридора до графика посещения санузла), в магазинах за дефицитным товаром нивелировала советского человека под стать идеологической доктрине. Очередь выступала в качестве своеобразного индикатора. В таких очередях человек, с одной стороны, идентифицировал себя на соответствие общности со всеми. С другой стороны, очередь становилась эффективным средством закабаления человека в системе, так как любая подобная очередь разыгрывалась по определенному «сценарию», причем ежедневно.

В советской системе рождается особый вид очереди, которая носит сакральный характер – очередь в Мавзолей В. И. Ленина. Театральность подобной очереди выступает как средство преодоления рутинного повседневного бытия, связанное с возможностью драматического переживания, которое проявляется в сопричастности каждого участника в отдельности и коллектива одновременно к единому священному действу. Сопереживание единой советской семьёй в данном случае порождало веру как в саму «святыню» – мощи Вождя пролетариата, – так и в правильность его деяний, соответственно, и деяний его последователей.

Особый характер театральности проявлялся в организации советских демонстраций. Праздничное шествие, собственно как и очереди, подчеркивало и сознательно усиливало идею движения всего общества к светлому будущему.

Идея движения, пути, отражённая в подобных формах, свидетельствовала о культурной деградации и регрессе общества.

Формы коммунальности, окрашенные нарочитой театральностью, иллюзией свободы и равенства, представляли собой жесткие каноны, неприятие которых незамедлительно каралось смертью или изгнанием.

Все виды очереди в советской культуре были сформированы в страшные для страны годы сталинских репрессий, являясь регулятором тотальной солидарности массы и власти. Адаптивная мораль, рождённая в недрах коммунальной повседневности, означала готовность не просто примириться с насилием, а заранее оправдать действия власти. В этом оправдании происходило притупление всей чувственной сферы, которое вело к «незамечанию» массовых арестов. А очереди позволяли наслаждаться проявлениями коллективной эйфории, растворяться в ней, утрачивая чувство автономности личности.

Таким образом, в конце 1920-х – 1930-х годов под воздействием культа личности И. В. Сталина вырабатывались основные формы и методы театральности советской культуры: проект создания советского человека, сценарии общественно-политических мероприятий, коммунальное бытие (семья, очередь, демонстрация), – которые явились способами манипуляции массовым сознанием.

В заключении подводятся основные итоги исследования и намечаются перспективы дальнейшего развития проблемы.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, определённых ВАК:

1. Лихонина, О. В. Образ Сталина и Воланда как театральная маска / О.

В. Лихонина // Проблемы истории, филологии, культуры. – Москва – Магнитогорск – Новосибирск. – Вып. XVI/2. – 2006. – С. 305-309. (0,4 п. л.) 2. Лихонина, О. В. «Мышеловка» как форма театральности в пространстве советской культуры конца 1920-х – 1930-х годов / О. В. Лихонина // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – Киров. – 2008.

– № 3 (2). – С.52-58. (0,4 п. л.) Другие публикации:

3. Лихонина, О. В. Театральность как явление советской культурной жизни 20-х – 30-х годов / О. В. Лихонина // Гуманитарные и социальные науки :

межвузовский сб. науч. тр. – Вып. 4. – Магнитогорск : МГТУ, 2005. – С. 226-230.

(0,3 п. л.) 4. Лихонина, О. В. Миф как составляющая «театра» И.В. Сталина :

конец 20-х – 30-е годы ХХ столетия / О. В. Лихонина // Феномен повседневности:

гуманитарные исследования. Философия. Культурология. История. Филология.

Искусствоведение : Материалы междунар. науч. конф. «Пушкинские чтения – 2005». Санкт-Петербург 6 – 7 июня 2005 / Ред. – сост. И. А. Манкевич. – СПб. :

Астерион, 2005. – С. 111-114. (0,2 п. л.) 5. Лихонина, О. В. Театральность как феномен культуры Страны Советов (20-е – 30-е годы ХХ века) / О. В. Лихонина // Наука – Вуз – Школа : сб. науч. тр. молодых исследователей / под ред. З. М. Уметбаева, А. М. Колобовой, Е. В. Гавриловой. – Магнитогорск :

МаГУ, 2006. – Вып. 11. – С. 253-258. (0,3 п. л.) 6. Лихонина, О. В. Антигуманистический пафос «сталинского театра» / О. В. Лихонина // Методологические проблемы исследования культурных феноменов : сб. науч. тр. – Курган : Изд-во Курганского ун-та, 2006. – С. 107-109.

(0,2 п. л.) 7. Лихонина, О. В. Жизнь как «воля к театру» (к вопросу о театральности в трудах Н. Н. Евреинова) / О. В. Лихонина // Альманах современной науки и образования. – Тамбов : «Грамота», 2007. – № 2: История, антропология, археология, этнография, краеведение, философия, теология, культурология, политология, юриспруденция и методика их преподавания. – С.

173-175. (0,2 п. л.) 8. Лихонина, О. В. Интерпретация религиозных культурных форм в «театре Сталина» в 20-е – 30-е годы ХХ столетия / О. В. Лихонина // Роль религии в становлении российской государственности : исторический опыт и современность. Сборник статей Международной научно-практической конференции (21 декабря 2007 год). – Магнитогорск – Челябинск: Отдел копировально-множительных работ Управления делами губернатора Челяб. обл, 2007. – С. 236-245. (0,5 п. л.)

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»