WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав и заключения. Объем исследования составляет 220 страниц. Список источников состоит из 216 цитированных текстов. Список литературы включает в себя 257 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, формулируются цели и задачи работы, объект и предмет изучения, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, дается описание материала и методов исследования, используемых в данной работе.

Глава I. «Интервью как жанр журналистского дискурса». В первом параграфе «Функциональный стиль, дискурс и жанр» показано, как издавна сложившееся в разных национальных традициях различение бытовой речи и литературно обработанного языка с его богатым набором жанровых форм (античные риторики, К. И. Голыгина, Е. Г. Ковалевская, А. Б. Ковельман, Д. С. Лихачев, М. В. Ломоносов) в XX в. привело к созданию функциональной стилистики, рассматривающей литературный язык как систему функциональных стилей, концентрирующих в себе языковые средства, которые позволяют оформлять жанровые формы, обслуживающие разные сферы общения (А. Н. Васильева, В. В. Виноградов, А. Едличка, М. Н. Кожина, Ю. С. Степанов, Тезисы ПЛК, Д. Н. Шмелев и др.).

Внимание функциональной стилистики к психологическим и социальным аспектам текстотворчества в различных областях общения привело русистику к естественному принятию и дальнейшей разработке идей дискурсологии (Т. А. ван Дейк, П. Серио, М. Фуко). Для реферируемой работы важна идея деятельностного характера дискурса, который рассматривается комплексно – как сама деятельность, как ее субъекты и как условия ее осуществления. Как продукт этой речевой деятельности в концепцию дискурса вводится текст, а следовательно, и жанр (Н. Д. Арутюнова, В. В. Богданов, А. Г. Гурочкина, В. И. Карасик, М. Л. Макаров, М. Ю. Олешков, Е. И. Шейгал и др.). Дискурсивный подход к жанру выдвигает на первый план практики содержательной организации и оформления текста (В. И. Карасик, Э. В. Чепкина).

Во втором параграфе «Жанр, адресованность и интертекстуальность» показано, как представлена в русистике концепция первичных и вторичных речевых жанров. Подробно рассматривается разработка этой концепции в трудах М. М. Бахтина, который видит жанры в разновидностях высказываний, то есть единиц общения, сохраняющих целостность за счет тождества субъекта говорения. Это и дает автору возможность называть жанром и отдельную реплику диалога, и пространный роман. Различия между первичными и вторичными речевыми жанрами возникают в результате их разной связи с непосредственным диалогическим общением, прямой в первом случае и опосредованной во втором. В параграфе рассмотрены различные классификации речевых жанров в современной лингвистике (Н. Д. Арутюнова, А. Г. Баранов, А. Вежбицка, Ст. Гайда, К. Ф. Седов, М. Ю. Федосюк, Т. В. Шмелева и др.).

Исходя из концепции жанров М. М. Бахтина, можно заключить, что любое высказывание оказывается включенным в диалог, простирающийся в прошлое и в будущее, поскольку оно является ответом на предшествующее высказывание и вызывает высказывание ответное. Так в работах М. М. Бахтина возникает идея диалогичности любой речи, которая адресована тому, кто ответит, и которая, включая в себя элементы предшествующих текстов, откликается на уже сказанное. Таким образом, складывается проблематика адресованности и интертекстуальности, связанная с вопросом об авторе и адресате текстов в разных сферах общения.

В третьем параграфе «Автор и адресат. Категория диалогичности» показано, как разрабатывалась в лингвистике проблема автора и адресата текстов разной функциональной принадлежности. От концепции образа автора и образа оратора (М. М. Бахтин, М. П. Брандес, Н. С. Валгина, В. В. Виноградов, М. Я. Дымарский, А. Ф. Папина, В. И. Тюпа, В. Шмид и др.) лингвистическая наука приходит к изучению категории автора в научном и публицистическом текстах (Н. А. Баженова, Л. М. Майданова и др.).

Точно так же, отталкиваясь от художественного текста, разрабатывается в филологии категория адресата (Н. Д. Арутюнова, Н. А. Баженова, Б. О. Корман, В. Шмид и др.). С развитием различных концепций автора и адресата связано обращение филологии к проблеме адресованности и интертекстуальности. Идея диалогичности любой речи просматривается уже в характеристике того явления, которое было названо сказом (В. В. Виноградов, Б. М. Эйхенбаум), а позднее на материале не только художественных, но и публицистических текстов получило обозначение «интимизация изложения» (Ю. А. Бельчиков, С. П. Денисова). Обе концепции характеризуют такое построение монолога, при котором создается иллюзия устного высказывания, непосредственно обращенного к здесь и сейчас присутствующему адресату. Так письменный монологический текст превращается в диалог с читателем. Диалогизация монолога рассматривается и на материале других стилей (Л. Р. Дускаева, М. Н. Кожина, Л. В. Славгородская). Уделяется внимание и тому, что автор обращает свой текст не только к адресату, но и к предшествующим текстам, по отношению к которым сам выступает как адресат. Таким образом, адресованность и интертекстуальность как два вида реализации диалогичности речи получили описание на материале текстов разной функциональной принадлежности, хотя и без привязки явлений к определенному жанру.

В параграфе четвертом «Журналистский дискурс» рассмотрены особенности текстов СМИ, обусловленные спецификой данной сферы общения. Всеми признаваемый принцип организации языка текстов СМИ, заключающийся в сочетании стандарта и экспрессии (на наличие стандарта указал Г. О. Винокур, подробно проанализировал сочетание стандарта и экспрессии В. Г. Костомаров), связывается с двумя основными функциями текстов СМИ – информирования и воздействия (А. И. Горшков, О. А. Крылова, И. П. Лысакова, Н. Н. Романова, Г. Я. Солганик, А. В. Филиппов и др.). В реферируемой работе данная сфера общения рассматривается в дискурсивном аспекте, что позволяет говорить о большем числе явлений, чем это допускается функциональной стилистикой. В частности, речь идет о текстах подготовительного этапа работы журналиста – результатах опросов, читательских письмах, первичных интервью, а также о некоторых жанрах, безусловно принадлежащих этому дискурсу, но не поддающихся анализу в рамках функциональной стилистики (например, по-особому включаемые в сетку вещания афоризмы).

Коммуниканты дискурса характеризуются массовостью, причем это касается не только адресата, но и автора, обращающегося к массам не от себя лично, а от лица социальной группы (М. Н. Кожина). Ориентация на массового адресата во многом определяет специфику оформления текстов СМИ, демонстрирующих стремление авторов говорить на языке аудитории, удовлетворять ее информационные потребности. Природа журналистского дискурса проявляется и в особенностях жанра, которому посвящена реферируемая работа.

В пятом параграфе «Жанр интервью» дается характеристика этого вида текстов. Интервью существует как первичный текст, являющийся результатом сбора материала журналистом, и как текст вторичный, обработанный журналистом для представления аудитории в исходной диалогической форме (А. П. Горбунов, Г. В. Кузнецов, С. Муратов, Т. И. Попова, Б. Уолтерс, М. И. Шостак и др.). В рамках нашей темы важно особо отметить, что для интервью характерна ведущая в плане развертывания текста роль журналиста: он является инициатором диалога, он определяет ход разговора и завершение общения. Кроме того, именно журналист обозначает границы текста, общается с собеседником, аудиторией. Журналист и его собеседник ведут разговор в интересах широкой аудитории. Таким образом, речь говорящих характеризуется двойной адресованностью – друг другу и массовому (второму) адресату.

Помимо того что интервью поставляют аудитории информацию о событиях и явлениях, они в рамках дискурса выполняют еще одну функцию – вводят в информационное пространство ряд «персонажей», поскольку интервьюируемые разными средствами характеризуются и индивидуализируются. Можно считать, что интервьюирование является одной из практик конструирования персонажей дискурса.

В работе уделено внимание способам взаимодействия журналиста и его собеседника. Как правило, между ними складываются сотруднические отношения, у них нет нужды вступать в спор и открытую конфронтацию. Они кооперируются, чтобы в интересах «второго» адресата – читателя полнее и доступнее осветить обсуждаемую проблему. Журналист адресует своему собеседнику реплики, носящие «запрашивающий» характер. Поскольку интервьюируемый знает об основной интенции инициатора разговора (получить информацию), он «выдает» эту информация в ответ на реплику журналиста. Такое поведение «второго» говорящего целиком определяется дискурсом. Кроме того, инициирующие реплики журналиста в устной беседе нацелены не только на запрос информации, но и на установление с собеседником таких отношений, которые содействовали бы его активному сотрудничеству с ведущим. Отсюда важность средств адресованности, которые использует журналист. Информация обрабатывается и компонуется для широкого адресата, с которым также нужно установить контакт, и для этого тоже привлекаются различные средства адресованности.

И журналист, и его собеседник – это профессионалы в своих областях, владеющие определенной суммой знаний. Они обязательно будут вовлекать в диалог фрагменты содержания текстов, функционирующих в этих областях, а также текстов, составляющих общекультурное наследие. Поэтому в разговоре непременно появляются интертекстуальные включения, вписывающие текущий диалог в сумму знаний, функционирующих сегодня в социуме.

В настоящей работе газетное интервью рассматривается с точки зрения того, как в этом жанре оформляется обращенность текста к непосредственному собеседнику журналиста и к широкой аудитории (адресованность) и как это диалогическое произведение взаимодействует с широким контекстом, т. е. включается в тот глобальный диалог, о котором говорил М. М. Бахтин.

Глава 2. «Адресованность газетного интервью». В первом параграфе «Диалог, диалогичность и адресованность» показано, что обращенность речи к адресату осознавалась филологией очень давно (ср.: Аристотель), но только В. Гумбольдт связал такую структуру общения с самой сутью языка, развивающегося лишь в процессе функционирования. В XX веке начала активно развиваться теория диалога (Л. П. Якубинский), а в работах М. М. Бахтина говорится уже о диалогичности любой речи. Современная русистика исследует диалоги и монологи разных сфер общения, а также диалогичность монологической речи (С. Г. Агапова, И. Н. Борисова, Т. Г. Винокур, Л. Р. Дускаева, М. Н. Кожина, Т. Н. Колокольцева, Г. В. Колшанский, А. К. Михальская, А. Стельмашук, Е. Н. Ширяев и др.).

Диалогичность любой речи усматривается прежде всего в обращенности ее к адресату, т. е. в адресованности (анализируя социальную ценность диалога, философия называет его встречей «я» и «другого» – П. С. Гуревич, образованием «мы» из двух «я» – О. Розеншток-Хюсси). В реферируемой работе рассматривается диалогичность текста, который и в первичном, и во вторичном своем варианте является диалогическим. Как уже говорилось, в основе газетного, т. е. письменного текста интервью лежит устный диалог, и оба варианта подчиняются закономерностям функционирования текстов в сфере СМИ, в частности прагматике журналистского дискурса (Е. И. Голанова, А. А. Тертычный, В. Б. Хлопотов). Журналист должен получить от собеседника интересную для широкой аудитории информацию. Поскольку текст сохраняет свою первичную диалогическую форму, читателю в значительной степени будет открыта «кухня» общения журналиста с собеседником, и это обстоятельство также должно быть использовано в целях того, чтобы аудитория приняла информацию, сообщаемую автором письменного текста и его собеседником в устном разговоре. Таким образом, газетное интервью включает в себя средства адресованности речи двух участников беседы друг другу, а также средства адресованности речи обоих широкой аудитории. Исследовательские разделы второй главы посвящены характеристике этих средств.

Второй параграф «Адресованность речи журналиста собеседнику».

Средства адресованности рассмотрены в параграфе с учетом дискурсивных практик. Во-первых, журналист обязан, в соответствии с жанром, обеспечить деловое и вежливое общение. Во-вторых, хотя и в глазах аудитории, и в глазах собеседника журналист облечен правом на инициирование и ведение разговора своим статусом, для воздействия на аудиторию он все-таки должен в разговоре определенным образом обосновать свою позицию, а по отношению к собеседнику он должен оправдать свое положение ведущего.

Поэтому интервьюер подает интервьюируемому определенные сигналы, свидетельствующие о компетентности его, интервьюера, в обсуждаемой проблеме и подтверждающие его право на вопрос. Косвенным образом информацию о компетентности ведущего получает и читатель. В-третьих, от журналиста к собеседнику поступают сигналы теперь уже о компетентности этого собеседника. Журналист как бы оправдывает свой выбор источника информации, в известной мере создает его образ, который входит в ряд других образов «героев», формируемых дискурсом. В-четвертых, обосновав свою позицию в глазах собеседника, журналист обращает к нему свои требования – различные способы активизации его речи. В соответствии со сказанным второй параграф делится на четыре раздела.

2.2.1. В разделе рассмотрены средства обозначения собеседника: имя, местоименное обозначение, название статуса. Например:

«Валерий Иванович, насколько остро стоит сегодня проблема сердечнососудистых заболеваний в нашей стране» [Валентина Оберемко. В. Шумаков. «Пересадить мозг возможно, но…» (директор НИИ трансплантологии Валерий Шумаков)];

«Леша, вы бы хотели, чтобы ваши трое детей смотрели какое кино» [Светлана Полякова. Инвестиции в любовь (актер Алексей Серебряков)];

«Г-н посол, всего месяц, как вы приступили к работе, но вы уже успели поучаствовать во встрече на высшем уровне. Какое впечатление она на вас произвела» [Андрей Лебедев. Посол США в России Уильям Джозеф Бернс: «Я буду стараться больше слушать»].

Характер рассмотренных интервью, ориентированных на вежливое, доброжелательное и вместе с тем деловое общение, обеспечивающее большой объем интересной информации, обусловливает обращение чаще всего по имени и отчеству, на «вы», с обозначением статуса. Реже в нашем материале встречаются обращения – уменьшительные имена и местоимение «ты», это, однако, не снижает степени информативности разговора.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»