WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Специфичным для романтизма является то, что в отличие от ориентированности Ренессанса на визуальные виды искусства, функции создания эстетической иллюзии визионерского видения берут на себя литература и музыка, бесконечность Духовного в интерпретации романтиков более адекватно схватывается не в наглядных образах живописи, а во временных видах искусства.

В диссертации подробно рассмотрены художественные приемы романтизма, создающие визионерский эффект.

Актуализация психофизической стимуляции в позднем романтизме (Де Квинси) свидетельствует о том, что романтического воображения, гениальной богоподобности художника уже оказывается недостаточно. Это связано с кризисом художественной репрезентации визионерства, который начинается в позднем романтизме и активно развивается уже в эпоху модернизма.

Четвертая глава «Визионерство в модернизме и современной культуре» посвящена исследованию культурно-исторических оснований, типологических особенностей и тенденций эволюции визионерства в модернизме и современной культуре.

В первом параграфе четвертой главы «Визионерство в культуре модернизма» рассматриваются параметры нового цикла эволюции визионерства, связанные с окончанием классической эпохи и становлением неклассической, или современной, культуры. Существующая с эпохи Ренессанса художественная модификация визионерства претерпевает значительные трансформации. Основная проблема связана с кризисом художественной репрезентации в эпоху модернизма, который разоблачает ее как ложную. Это стимулирует возврат к традиции techne к свойственной доренессансному визионерству психофизической стимуляции (Ван Гог, Арто, Хаксли) и на новом витке к античной роли художника. Историческая динамика визионерства в этот период разнонаправлена. Амбиции художника как визионера возрастают, поэтому можно говорить о дальнейшем развитии художественного визионерства. Наряду с этим, усиливаются практики медиумического визионерства; продолжается синтез художественной и религиозной модификаций визионерства. Визионерство посредством искусства реализует модернистское устремление к моделированию реальности.

В течениях модернизма фиксируются различные модификации визионерства:

постимпрессионизм актуализирует «очищенное» визионерское изображение «истинной природы вещей»; в символизме происходит синтез религиозного и художественного визионерства, обращение к опыту средневекового мистического визионерства; абстракционизм и экспрессионизм возрождают архаическую предметность визионерства, для которой характерны неантропоморфные и нефигуративные образы. Общей тенденцией модернистского визионерства является культивирование в предметности незнакомого, новых «ирреальных горизонтов», поиск первичных сущностей, акцентирование преимущественно визуальной стороны визионерского переживания, что связано с отказом от логоцентризма предшествующих эпох.

Во втором параграфе четвертой главы «Визионерство в современной культуре» анализируется современное состояние проблемы визионерства. Между миром и человеком возникает видеосфера – сфера информации, в которой знания о событиях транслируются в максимально деперсонализированном, квазиобъективном виде. Информация предполагает глобальное зрение визионера, но упакованное в формы безличности, в которых исчезает сама фигура визионерствующего гения. При этом форма производства этих глобальных информационных фикций оказывается сугубо технологической, т. е., по существу, ремесленной. Важнейшей особенностью современного визионерства становится переход от созерцания к активному конструированию визионерского мира. В компьютерной виртуальной реальности визионерский мир не просто репрезентируется (в виде статичного изображения, как в визионерской живописи), но и интерактивно взаимодействует с адресатом, его органами чувств, полностью имитирует медиумическое визионерство, что влечет подмену видения (которое дается как некая «объективная» тотальная целостность) видимостью («кажимость», отделенная от «сущности»).

Возможность субъективного, произвольного конструирования визионерской предметности, легкость и доступность достижения визионерского эффекта, возможность его многократного повторения (телевидение, компьютеры) цитатный характер снижает интенцию визионерства к проникновению в Иное, происходит обесценивание основных характеристик визионерства. В итоге констатируется наличие предела развития визионерства, по крайней мере, проблематичности его дальнейшего развития. В то же время, в современной культуре вновь актуализируется медиумическая модификация визионерства (постмодернистское переосмысление рационализма способствует актуализации восточного мистицизма и оккультизма, архаики, эзотерики как в сфере познания, так и в сфере практики), развиваются новые формы художественной репрезентации визионерства (психоделическая музыка).

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируется ряд выводов концептуального характера, содержащих элементы новизны и выносимых на защиту, а также направления дальнейших исследований.

Основные результаты исследования, определяющие его научную новизну и выносимые на защиту:

1. Выявлена парадоксальная природа визионерства и разработаны критерии идентификации этого феномена в истории культуры. Осуществлен поиск, отбор и интерпретация источников, которые ставят проблему визионерства в центр своего внимания в форме религиозной, эстетической, философской и научной рефлексии. Проведен поиск и анализ таких явлений культуры, которые в каждом историческом типе квалифицируются как визионерские, либо близкие к нему, либо имитирующие его.

2. Подробно проанализирована мало исследованная область творчества О. Хаксли (философские эссе). Впервые в отечественной культурологии систематизированы его взгляды на визионерство, доказана их модернистская ориентированность. Осуществлен адекватный перевод ключевых определений и терминов в эссе Хаксли. Выявлено, что работы Хаксли впервые открывают универсальное понимание феномена визионерства, в котором оно предстает в виде обнаруживаемой в природе человеческого сознания и шире – психофизической организации – способности органов чувств осуществлять выход в трансцендентное.

3. На основе анализа философских идей О. Хаксли и естественнонаучных концепций (трансперсональная психология С. Грофа, современные неопозитивистские исследования), разработано подробное феноменологическое описание визионерства, систематизирован набор признаков. На этой основе создана теоретическую модель, с помощью которой визионерство было отграничено от различных патологических состояний, эстетической иллюзии и художественного воображения. а) тотальность: отсутствие дистанции между визионером и созерцаемым объектом; б) целостность (холотропность) визионерской реальности, обеспеченная чувственной синестезией; в) парадоксальность сочетания постижимости и таинственности, знакомого и абсолютно нового; г) повышенная достоверность визионерских образов по контрасту с повседневным восприятием; д) сверхзначимость, притягательность, властность визионерской реальности.

4. Определены особенности существования визионерства в качестве психической способности: повышенный режим работы всех органов чувств, проявляющийся в синестезии; расширение границ восприятия. Исходя из анализа современных исследований нервной системы человека и исторического материала, доказано, что визионерская способность приобретается в результате целенаправленных действий, поддается процедурам обучения и закрепления в культурных практиках. В результате делается вывод о культурной природе визионерства и необходимости его интерпретации в качестве культурной способности.

5. Разработана структура историко-культурологического анализа, включающая следующие параметры: 1) отношение к визионерству, место в историческом типе культуры, актуализация интереса к нему в духовном и практическом планах, степень культурной рефлексии по поводу него; 2) источники визионерской образности, определяющие его предметно-смысловое содержание (мифология, религия, искусство; устные предания, письменные тексты, визуальные образы); 3) функции визионерства в историческом типе культуры;

4) формы существования в культуре (ритуал, художественный процесс, психологические практики, произведения искусства). Разработаны принципы структуры классификации визионерства: хронологический (от первобытности до современности) и историко-типологический принцип (архаический, античный, буддийский, иудейский, западно-христианский, восточнохристианский, исламский); Определены типологические особенности визионерства, соответствующие каждому историческому типу культуры.

6. Выявлена особенности и объяснена культурная обусловленность первой исторической модификация визионерства – медиумической, характерной для религиозно-мифологических систем. В этой модификации визионерство предстает культурной практикой ритуального типа, отвечающей за непосредственную связь мира живых и загробного мира, человека и божественного мира,. В религиозно-мифологических системах трансцендентное обладает онтологическим статусом, контакт с ним обеспечивается такой важнейшей характеристикой визионерства как тотальность. Визионер становится медиумом, посредником, между мирами.

7. Выявлены особенности и объяснена культурная обусловленность второй культурно-историческая модификации визионерства – художественной, возникающей в эпоху Ренессанса и просуществовавшей до конца Нового времени. Происходит смещение акцента с чистой умозрительности на чувственное созерцание идеи. Искусство становится ведущим способом репрезентации сакрально-трансцендентных смыслов. Художник становится визионером, а визионер – художником, гениальность художника начинает уподобляться пророческому дару иметь видения. Визионер Ренессанса и Нового Времени - художник нового типа, ориентированный на мимесис «призраков» души, видений, образов воображения, которые возникают по логике самозарождения. Художественное визионерство субъективно, репрезентативно и основывается на эффекте эстетической иллюзии, который никогда не бывает тотальным. Предметность нового визионерства становится все более секуляризированной. Выявлены и систематизированы художественные приемы создания эстетической иллюзии визионерского видения. Дана характеристика основным историческим типам визионерства, развивавшимся в рамках его художественной модификации в Новое время: барокко, романтизму.

8. Охарактеризованы трансформации визионерства в модернизме. В связи с кризисом художественной репрезентации в модернизме происходит возврат к традиции techne и свойственной доренессансному визионерству психофизической стимуляции визионерства. Происходит активизиция, обновление и расширение практик медиумического типа, синтез художественной и религиозной модификаций визионерства. Многообразие форм визионерства нашло свое отображение в художественных течениях, реализующих модернистское устремление к моделированию реальности. Общей тенденцией модернистского визионерства является культ новой, незнакомой предметности первичных сущностей, акцентирование визуальной стороны визионерского переживания, телесных аспектов трансцендирования.

9. Доказана обусловленность современного состояния визионерства существованием видеосферы, средств массовой информации, влиянием технологий на все культурные процессы. Информация оперирует глобальным зрением визионера, упакованным в формы безличности, в которых исчезает сама фигура визионерствующего гения. Форма производства этих глобальных информационных фикций оказывается сугубо технологической. Технология играет принципиальную роль в превращении внутреннего видения в нейтральную и безличную видимость.

10. Определены тенденции исторической динамики визионерства в контексте основных закономерностей развития культуры. Смена медиумической модификации визионерства художественной соотносится с закономерным процессом вытеснения материальных, телесных, ремесленных аспектов культуры идеальностью образов. На место онтологической природы визионерства в религиозно-мифологических системах приходит субъективированный контакт с самозарождающимися образами. Важнейшей особенностью модернистского и современного визионерства становится переход от созерцания к активному конструированию визионерского мира.

Визионерство в форме компьютерной виртуальной реальности становится пределом своего развития, так как в этой форме происходит обесценивание всех его характеристик, имитация медиумической модификации, подмена видения видимостью.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Статья, опубликованная в ведущем рецензируемом научном журнале, определенном ВАК:

1. Сухов, А.А. Феномен визионерства в творчестве Олдоса Хаксли / А.А. Сухов // Известия Уральского государственного университета. Серия 2. Гуманитарные науки. - Вып. 13. № 49. - Екатеринбург: Изд-во Уральского гос. университета, 2007. - С. 278-288. (0,5 п. л.) Научные статьи в сборниках и периодических изданиях, тезисы докладов и выступлений:

2. Сухов, А.А. Опыт визионерского переживания в религии и искусстве: точка зрения Олдоса Хаксли / А.А. Сухов // Актуальные проблемы развития гуманитарных наук. Восьмой конкурс научных работ студентов высших учебных заведений Свердловской области. Сборник тезисов работ – призеров. – Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. педагогического университета, 2004. - С. 46 – 49. (0, 2 п.л.) 3. Сухов, А.А. Единство мировоззренческих оснований и системы ценностей античной культуры / А.А. Сухов // Проблемы философии культуры – Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. университета, 2004. - С. 2 – 5. (0,2 п. л.) 4. Сухов, А.А. Опыт визионерского переживания в религии и искусстве / А.А.

Сухов // Сумма философии: сб. науч. тр. - Вып. 1. - Екатеринбург: Изд-во Урал.

гос. университета, 2004. - С. 62 – 68. (0, 2 п. л.) 5. Сухов, А.А. Проблема сэмплирования в современной музыке / А.А. Сухов // Наука об искусстве: XXI век: Материалы науч.-практ. конф., Екатеринбург (2223 марта 2004 г.) – Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. консерватории им. М. П.

Мусоргского, 2004. - С. 214 – 216. (0, 2 п. л.) 6. Сухов, А.А. Феномен визионерского переживания в философских эссе Олдоса Хаксли / А.А. Сухов // Сумма философии: сб. науч. тр. - Вып. 2. - Екатеринбург:

Изд-во Урал. гос. университета, 2005. - С. 53 – 63. (0, 5 п. л.) 7. Сухов, А.А. Визионерство как феномен культуры / А.А. Сухов // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24-28 мая 2005 г.): В 5 т. Т. 4. – М.:

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»