WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

- Построить рабочую теоретическую модель визионерства как особой психофизической способности человека и, в то же время, обосновать недостаточность «психофизического» его объяснения, необходимость культурологического подхода;

– Разработать основные параметры культурологического анализа исторических типов визионерства, что включает в себя: источники и характер образной предметности; функции; способы вызова, трансляции и обучения визионерским практикам; формы существования визионерства в культуре;

– Исследовать визионерство в контексте религиозно-мифологических систем: в первобытной культуре, античной культуре, в культурах ареала распространения мировых религий (буддийской, иудейской, христианской, исламской);

– Исследовать визионерство в культуре Возрождения и Нового Времени;

– Исследовать визионерство в модернизме и современной культуре;

– На основе сопоставления особенностей визионерства в различных культурных эпохах определить основные культурно-исторические модификации визионерства;

– Выявить культурно-историческую динамику визионерства на фоне общих закономерностей развития культуры;

Теоретические и методологические основания исследования.

Во-первых, использован междисциплинарный подход: для анализа феномена визионерства применялись положения, разработанные как в естественных, так и в гуманитарных науках.

Во-вторых, для выявления визионерской предметности применен феноменологический подход;

В-третьих, для установления детерминационных связей между визионерством и типом культуры используется структурно-функциональный подход;

В-четвертых, в основу анализа визионерства как феномена культуры положен культурно-типологический подход и принцип историзма, позволяющие точно определить модификации, типологические особенности визионерства в историческом типе культуры;

В-пятых, применяется как синхронический подход (использование универсальной модели для идентификации визионерства в историческом типе культуры), так и диахронический, учитывающий культурно-историческую динамику визионерства;

В-шестых, при выявлении закономерностей исторической эволюции визионерства использован компаративистский метод;

В-седьмых, системный подход к визионерству дает возможность максимально объективного взгляда на его природу, позволяет выявить основные культурноисторические модификации визионерства и, тем самым, избежать односторонней трактовки визионерства как психофизического явления, либо его простого сведения к специфическим религиозным или художественным феноменам;

Содержательно логика и структура диссертационной работы строится следующим образом: на основе анализа концепций визионерства и его феноменологических описаний осуществляется построение рабочей теоретической модели визионерства (как психофизической способности) для идентификации визионерства в истории культуры. Назначение модели – отграничить визионерство от других феноменов культуры. На основе привлечения обширной источниковедческой базы модель ориентируется в сторону поиска связей между визионерством и историческим типом культуры, в результате определяются типологические особенности визионерства. Обнаруженные типологические особенности позволяют выявить основные модификации визионерства в их исторической динамике, а также определить тенденции их изменения от архаики до современности.

Научная новизна работы.

- Новой является, прежде всего, сама тема диссертационного исследования.

Феномен визионерства впервые стал предметом культурно-исторического и системного анализа;

- Подробно проанализирована мало исследованная область творчества О. Хаксли – его философские эссе; систематизированы и интерпретированы его взгляды на визионерство; уточнен перевод основных терминов;

- Систематизированы письменные источники и артефакты, свидетельствующие о визионерском опыте в истории мировой культуры;

- Построена теоретическая (феноменологическая) модель визионерства, которая может быть применена для идентификации и анализа визионерства любых культурных спецификаций;

- Описаны основные культурно-исторические модификации визионерства (медиумическая, художественная);

- Определены особенности, специфическая предметность, источники и функции визионерства в исторических типах культуры;

- Визионерство определено в качестве культурной способности синестетического восприятия сверхчувственной предметности;

- Выявлены закономерности и тенденции культурно-исторической эволюции визионерства;

- Новым является анализ искусства с точки зрения обнаружения в нем визионерского эффекта и интерпретация под этим углом зрения художественных артефактов;

Апробация работы.

Основные результаты и положения работы прошли апробацию на научнопрактической конференции «Наука об искусстве: XXI век» (Екатеринбург, 2004), на восьмом конкурсе научных работ студентов высших учебных заведений (Екатеринбург, 2004), Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы культурологии» (Екатеринбург, 2004), на четвертом Российском философском конгрессе (Москва, 2005), 9-й ежегодной научнопрактической конференции Гуманитарного университета «Власть и властные отношения в современном мире» (Екатеринбург, 2006). На философском факультете Уральского государственного университета им. А. М. Горького несколько лет читался авторский спецкурс «Визионерство как феномен культуры» для студентов очного и заочного отделения.

Научно-практическая значимость исследования.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в курсах «Теория и история культуры», «Религиоведение», «Искусствоведение», а также составить основу специализированного курса, посвященного визионерству. Данная работа может представлять интерес для исследований культурологов, философов, религиоведов, искусствоведов, а также для преподавателей вузов, студентов, учителей гуманитарных гимназий, работников культурной сферы.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографического списка (260 источников). Общий объем работы – 185 с.

Основное содержание работы

.

Во Введении обосновывается актуальность исследования, оценивается степень разработанности проблемы, определяются цели и задачи работы, ее теоретическое и практическое значение.

Первая глава «Концепции визионерства. Теоретическая модель визионерства» посвящена построению теоретической модели визионерства на основе анализа концепций исследователей, которые ставят задачу отграничить его от других феноменов, дают представление о наборе его феноменальных признаков и образной предметности.

В первом параграфе первой главы «Феномен визионерства в философских эссе Олдоса Хаксли» исследуются эссе Хаксли «Двери восприятия» и «Рай и ад», в которых визионерство впервые представлено как предмет философской рефлексии. В результате сравнения собственных переводов и существующих на русском языке выявлено семантическое содержание термина «визионерство» в работах Хаксли. На основе анализа трактовки визионерства и систематизации его признаков, указанных Хаксли, разработано определение визионерства как психофизической способности переживать трансцендентное на уровне чувственной имманентности. Его эссе дают указание на основную функцию визионерства (освобождение от самости и рутины повседневности) и средства вызова визионерства (медикаментозные и немедикаментозные). Выбор идей Хаксли в качестве отправной точки исследования и опоры для создания теоретической модели неслучаен, т. к. именно он обнаружил сходство характерных признаков различных по своему происхождению состояний. Он сопоставляет измененное приемом мескалина восприятие мира, впечатление от произведений искусства разных направлений (Вермеер, Блейк, Ван Гог и др.), описание видений средневековых мистиков. Благодаря его трактовке визионерство обретает черты некоего универсального феномена с устойчивыми характеристиками. В результате на этой основе в диссертации создано системное феноменологическое описание визионерства как процесса восприятия и специфической реальности (образной предметности). В классической философии и культуре европейской традиции сложилось фундаментальное представление о трансцендентальном субъекте, который познает истину, опираясь на процедуры разума; процедуры чисто интеллектуального (в философии) или духовного (в мировых религиях) свойства. В этой традиции признано и доказано, что информация, добываемая органами чувств, по крайней мере, недостоверна и является лишь подготовительной стадией, поставляющей материал для работы разума, интеллекта, духа. Концепция Хаксли показывает, что выход в трансцендентное возможен за счет других процедур. На наш взгляд, ценность его работ состоит также в том, что он отмечает связь психофизических и культурных аспектов в трактовке способностей человека. В то же время, наш анализ выявил отсутствие у Хаксли развернутых выводов по поводу характера предметности визионерства, отсутствие объяснительных схем относительно связей визионерского опыта с культурой. Противоречивость его концепции объясняется нами модернистской ориентацией его взглядов.

Второй параграф первой главы «Визионерство как предмет естественных наук» посвящен родоначальнику естественнонаучного направления анализа визионерства – С. Грофу и его последователям. Необходимость обратиться к этому направлению в рамках культурологического исследования далеко не очевидна. Но именно знакомство с работами Хаксли побудило обратить внимание на психофизическую базу различного рода и происхождения видений. С. Гроф предложил и практически опробовал методы работы с подобными состояниями сознания, и, главное, изменил отношение к визионерству как «аномалии». В рамках современного парадигмального сдвига в сторону «сужения разрыва между наукой и мистицизмом» Гроф и дает естественнонаучное обоснование визионерства как особой человеческой способности, специфицирует источник визионерства в особых психофизических состояниях человека - «холотропном состоянии» и «трансперсональном опыте».

Феноменологическое описание визионерства Грофа, в целом, соответствует описаниям Хаксли. И хотя это, на первый взгляд, можно объяснить тем, что Гроф в значительной степени является его последователем, гораздо важнее то обстоятельство, что оба, пользуясь совершенно разными методами, пришли к сходным результатам. В работах Грофа появляется ряд новых положений о предметности визионерства, которые он подтверждает своими клиническими экспериментами (переживание смерти и возрождения, общение с мифологическими существами, переживания вне контакта с объектом, сохраняющие оптическое восприятие). К модели, созданной на основе идей Хаксли, концепция Грофа добавляет: 1) отграничение визионерства от бредовых состояний; 2) выделение терапевтической функции. Однако, как и Хаксли, Гроф усматривает источник визионерства не в культуре, а в психофизике человека:

визионерство предстает у него в качестве особой психофизической способности человека к расширению восприятия, связанной с усиленным режимом работы органов чувств. В своих работах он отмечает влияние визионерства на культуру (в частности, на развитие религий), но не рассматривает проблему социокультурной обусловленности и культурно-исторической динамики визионерства.

Далее в работе исследуются труды современных западных ученых Дж. Д.

Льюис-Уильямса, Т. Доусона, Р. К. Сигеля, М. Е. Джарвика, Д. Дронфилда и Г.

Клювера, чьи взгляды можно условно назвать «неопозитивистскими». Феномен визионерства эти исследователи обосновывают через особенности человеческой физиологии, нервной системы, которая генерирует определенные «энтоптические» (Льюис-Уильямс) феномены, одним из которых и является визионерство. Для нашей работы эти концепции полезны тем, что они подробно исследуют предметность визионерства (определение основных геометрических «констант» визионерского переживания) и процессуальные характеристики (усиление синестезии). Однако, более сложные образы (узнаваемые архитектурные сооружения или мифологические образы) эти исследователи рассматривают лишь как производные, вариации и комбинации энтоптических констант, редуцируют визионерство к физиологии.

В третьем параграфе первой главы «Теоретическая модель визионерства» на основе анализа представленных концепций разработано подробное феноменологическое описание визионерства, систематизирован набор его признаков: 1) многократное усиление чувственного восприятия, в первую очередь визуального; синестезия; 2) совмещение инфернальных и блаженных состояний; 3) нарушение каузальных связей, спонтанное изменение образов и ощущений без видимых логических причин; 4) восприятие потока удивительной новой информации как «откровения»; 5) восприятие динамично изменяющихся характерных визуальных образов: от простых геометрических фигур, ярких и запутанных узоров, самоцветов - до более сложных фигур; 6) ощущение сверхъестественной значимости, несомненной бытийной достоверности; 7) трансформация линейности времени и пространства, уменьшение их значения; 8) деперсонализация, вплоть до отсутствия эго, чувство единства с другими людьми, природой, Вселенной и Богом; 9) потеря воли к действию, доминанта созерцательности; 10) повышенная притягательность визионерского переживания.

Во время предварительной работы с историческими источниками данная феноменологическая систематизация выявила свою недостаточность, так как при наложении этой схемы на конкретно-исторический тип визионерства ряд характеристик выпадает. Это не означает, что схема ошибочна, аналогичные проблемы возникают, например, при использовании развернутой схемы функций сказочного повествования, разработанной В. Проппом. Он специально оговаривает, что в конкретных сказках многие функции и персонажи могут не присутствовать, но специфика сказочного повествования, тем не менее, сохраняется. Поэтому возникла задача, во-первых, сократить количество признаков до необходимых и достаточных, во-вторых, отделить сущностные характеристики от феноменальных.

В результате разработана теоретическая модель визионерства, включающая в себя следующее: а) тотальность: отсутствие дистанции между визионером и созерцаемым объектом; б) целостность (холотропность) визионерской реальности, обеспеченная чувственной синестезией; в) парадоксальность сочетания постижимости и таинственности, знакомого и абсолютно нового; г) повышенная достоверность визионерских образов по контрасту с повседневным восприятием;

д) сверхзначимость, притягательность, властность визионерской реальности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»