WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Поскольку процесс информатизации социальной сферы требует разработки методологии его социальной оценки (или оценки социальной эффективности), в этом качестве предлагаются трехэтапная экспертиза – внутридисциплинарная, методологическая и социокультуная (В.К. Бонько, С.П. Кулик, 1992) и оценка структуры процесса информатизации на основе ранжирования слагаемых – медиатизации, компьютеризации и интеллектуализации (И.В. Соколова, 2002).

Анализ предпосылок информатизации в социальной сфере российского общества показал, что они формируются ускоренно, однако крайне неравномерно, порождая условия для частичной либо полной изоляции отдельных социальных групп от процесса информатизации, а следовательно – создавая условия для негативных социальных последствий. Обосновано, что формирование предпосылок информатизации в социальной сфере должно рассматриваться как задача государственной политики. Проведен анализ наиболее важных в этом контексте официальных российских документов (проект «Концепции информатизации общества», указ Президента РФ «Об основах государственной политики в сфере информатизации», федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», ФЦП «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)»).

Вторая глава «Социальные основы процесса информатизации социальной сферы современного российского общества» посвящена исследованию проблем и перспектив развития рассматриваемого процесса.

В первом параграфе «Проблемы и перспективы информатизации структур государственного и муниципального управления социальной сферой» представлен анализ формирования и развития единого информационного пространства социальной сферы и совершенствования применяющихся автоматизированных информационных технологий.

На основе рассмотрения понятия единого информационного пространства диссертантом предлагается выделить основные элементы его структуры в социальной сфере: единое информационно-правовое, единое научнообразовательное, единое информационно-культурное пространство, национальная телемедицинская сеть и единое информационное пространство в области социального развития.

В результате анализа государственной политики России и Пермского края по формированию единого информационного пространства социальной сферы путем анализа официальных документов («Концепции формирования и развития единого информационного пространства России и соответствующих государственных информационных ресурсов», «Концепции политики формирования и развития единого информационного пространства Пермской области», «Концепции правовой информатизации России», программы формирования общероссийской сети публичных центров правовой информации, ФЦП «Развитие единой образовательной информационной среды», ФЦП «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)» и др.), делается вывод о его медленном и неравномерном (фрагментарном) формировании. В целом подчеркивается, что только в целостном, едином информационном пространстве все структуры общества становятся открытыми и доступными. В социальной сфере это означает равную доступность для населения определенных благ и услуг образования, медицины, культуры, социальной поддержки вне зависимости от места проживания, социального статуса и уровня доходов, что способствует преодолению регионального, имущественного и информационного неравенства.

Поскольку автоматизированные информационные технологии являются инструментом в управлении социальной сферой, проведено исследование функциональности применяющихся в социальной сфере России и Пермского края программных средств, а также анализ зарубежного опыта в этой области. На основе осуществленного анализа выделены необходимые направления и перспективы развития программных средств информатизации социальной сферы в нашей стране.

Проведен контент-анализ описаний и демоверсий автоматизированных информационных систем, предназначенных для социальной сферы России («Адресная социальная помощь», «Региональное социальное законодательство», «Прожиточный минимум», «Модельные методики автоматизированного учета доходов и уровня жизни населения», «Государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей») и Пермского края («Социальный регистр населения», «Дети улиц», «От пособия к зарплате», «Мониторинг критериев эффективности системы профилактики и сопровождения социального сиротства», «Комиссия по делам несовершеннолетних», «Мониторинг целевых программ»). Выявлено, что их основными функциями является ведение баз данных (нормативных актов, клиентов и т.п.), получение справочной информации (о льготах, компенсациях, субсидиях, специалистах ведомства, адресах и т.п.), комплексный анализ любых сведений из базы данных по заданным критериям и составление отчетов, автоматизированный расчет величины среднедушевого дохода, ведение учета (потраченных средств, предоставленных мер социальной поддержки и т.п.).

Подобная функциональность позволяет прогнозировать ресурсы в натуральном и денежном выражении для оказания социальной помощи, эффективно распределять ограниченные бюджетные средства, определять эффективность тех или иных мероприятий, анализировать социальнодемографическую и социально-экономическую ситуацию в районе и регионе и определять приоритеты в социальной политике.

В качестве перспективных средств автоматизации социальной сферы рассматривается интегрированная информационная система учета и предоставления льгот гражданам на основе электронных «социальных карт», использующаяся пока в отдельных регионах России (Москва, Санкт-Петербург, Самарская область и др.) и готовящаяся к внедрению на федеральном уровне.

Актуальность использования социальных карт заключается в возможности контроля наличия соответствующих прав у граждан при получении социальной услуги, учета объемов социальных услуг, оказанных гражданам, и последующего расчета расходов, возмещаемых государством организации, оказавшей эти услуги, либо компенсаций, возмещаемых государством гражданам. Причем сферы применения социальных карт постепенно расширяются:

они могут использоваться в здравоохранении в качестве полисов обязательного медицинского страхования или при льготном получении лекарств, в жилищно-коммунальной сфере при предоставлении субсидий на оплату жилищных и коммунальных услуг и т.д. Эксперименты в перечисленных областях уже проводятся.

Анализ зарубежной практики информатизации социальной сферы показал, что функционально подобные применяющимся сегодня в России автоматизированные системы используются в США еще с 1970 – 1980 гг. (системы поддержки принятия решений, управляющие информационные системы).

Затем были созданы и внедрены в практику информационные технологии, функционально ориентированные не на специалистов, а на клиентов социальной сферы. Такие технологии в нашей стране еще практически не используются. К ним относятся компьютеризованное интервью с клиентами, системы самопомощи на основе прямого взаимодействия клиента с компьютером, системы информационно-справочных услуг, автоматизированные системы информирования населения. Делается вывод о том, что применение этих и подобных информационных технологий резко повышает качество и оперативность информационного обслуживания населения по самым разнообразным направлениям повседневной жизни и деятельности, выступает инструментом активизации потенциала человека в решении собственных проблем, снижает нагрузку на органы и учреждения социальной сферы, способствует профилактике иждивенческих позиций в обществе и ориентации индивидов на самопомощь.

Во втором параграфе «Противоречия в обеспечении доступа населению к информационным ресурсам социальной сферы» обосновывается тезис о том, что в современных условиях информационные ресурсы государства или отдельного региона должны рассматриваться как стратегически важная социально-экономическая категория, сопоставимая по значимости с природными ресурсами. Социальные аспекты данной проблемы заключаются в создании в обществе таких условий, которые стимулировали бы носителей живых знаний к их отчуждению и фиксации в формализованном виде, пригодном для широкого социального использования (К.К.Колин, 2003).

Диссертантом проведен анализ гарантий доступа к государственным информационным ресурсам, содержащихся в официальных документах РФ:

Конституции, федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и защите информации», указе Президента «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию», «Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года», «Концепции управления государственными информационными ресурсами», федеральном законе «О системе государственной службы Российской Федерации». Делается вывод о том, что законодательство пока не дает возможности определить временные, территориальные и стоимостные характеристики доступа каждого к указанным информационным ресурсам.

Особое внимание уделено исследованию информационного обеспечения граждан органами государственной власти и местного самоуправления, а также общественными объединениями в современном российском обществе.

Установлено, что практика создания пунктов коллективного доступа в Интернет в рамках проекта «КиберПочт@» (более 13,5 тыс. по России) с одной стороны заслуживает поддержки, поскольку предусматривает помощь специалистов всем желающим вне зависимости от возраста и уровня знания компьютерных и Интернет-технологий вести поиск работы, получать дистанционное образование, заказывать товары в электронном магазине, завести собственный электронный адрес, распечатать электронные письма, газеты или нужный материал из сети Интернет. В то же время за рубежом пользование услугами подобных пунктов общественного доступа в Интернет, в отличие от России, абсолютно бесплатно (США, Великобритания и др.).

Данные мониторинга отношения общественности к ФЦП «Электронная Россия», проведенного ВЦИОМ, позволяют сделать вывод о потребности общества в совершенствовании государственных мер по информационному обеспечению граждан. Для населения приоритетны именно мероприятия социальной направленности, такие как телемедицина, дистанционное образование, массовое обучение компьютерной грамоте, создание возможностей для доступа к глобальной сети (например, бесплатных Интернет-пунктов) – то есть все то, чему пока в государственной политике уделяется минимальное внимание.

В целом доказано, что новые информационные технологии предоставляют совершенно новые возможности обеспечения доступности и открытости социальной информации для общества. Информатизация отраслей социальной сферы – образования, здравоохранения, культуры, социального развития – должна служить формированию «человеческого капитала», воспитанию социально активной и ответственной личности. Должен сокращаться разрыв в удовлетворении потребностей между социальными группами, что особенно актуально в условиях культурного и имущественного расслоения российского общества.

Поскольку сеть Интернет занимает все более важное место в информационной инфраструктуре и социальной стратификации нашего общества, в работе выявлены противоречия формирования информационных ресурсов социальной сферы в ее российском сегменте. Установлено, что представленные в удаленном доступе электронные ресурсы органов государственной власти и некоммерческого сектора довольно обширны, однако зачастую не содержат фактически полезных и важных для населения сведений. Доказывается, что это обусловлено недостаточным вниманием к изучению информационных потребностей граждан. Отсутствием интересных для населения Интернет-ресурсов обусловлены и низкие темпы роста числа пользователей Всемирной сетью в нашей стране (29% населения в возрасте 18 лет и старше по данным фонда «Общественное мнение»). По другим данным, до 88% россиян не только никогда не бывали во Всемирной паутине, но и не испытывают желания начать ею пользоваться. Сравнительный анализ распространения мобильных телефонов и компьютеров с Интернетом в России показал, что по количеству владельцев мобильных телефонов (58% россиян, москвичей – 70% по данным опроса центра Левады) мы вполне соответствуем западноевропейским нормам. Если у населения есть возможность массово пользоваться мобильной связью, компьютеры и Интернет россияне тоже смогли бы себе позволить. Не происходит этого, очевидно, потому, что нет такой потребности. Даже когда компьютеры есть (33% российских семей по данным ВЦИОМ), их возможности используются далеко не всеми. То есть нужна информация, для доступа к которой требовались бы компьютер и соединение с Интернетом. Этой информации все еще недостаточно. Кроме того, требуется обучение населения новым информационным технологиям, нужны программы, необходимо создание инструментов и потребности в их использовании (А. Гагин, 2006).

К сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время на уровне субъектов Российской Федерации, а тем более на муниципальном уровне требования законодательства к содержанию сайтов органов власти пока соблюдаются не в полном объеме. Отмечаются основные недостатки российских сайтов органов государственной власти: отсутствие либо неоперативность обратной связи; отсутствие интерактивных разделов, в рамках которых посетители могли бы общаться и решать текущие проблемы (гостевая книга, конференция, форум); несоответствие контента потребностям и интересам целевой аудитории пользователей и отсутствие оперативного администрирования. Соответственно, в качестве рекомендаций формулируются условия, при которых сетевые ресурсы государственных органов социальной сферы могут стать популярными. Во-первых, сайт должен презентабельно выглядеть. Во-вторых, ресурс должен оперативно обновляться. В-третьих, информация должна быть эксклюзивной и востребованной с точки зрения потребностей аудитории. И, в-четвертых, для привлечения пользователей необходима интерактивность (возможность напрямую задать вопрос представителям власти или просто поделиться мнением о предпринимаемых ими действиях и получить «онлайновый» ответ).

Отмечаются примеры первой появляющейся сегодня в России и Пермском крае рекламы web-ресурсов социальной сферы. Проводится их сравнение с зарубежными аналогами (Великобритания, Германия). Формулируются рекомендации по развитию информирования граждан о возможностях использования Интернет-технологий в повседневной жизни и пропаганды среди населения информационных ресурсов социальной сферы. Описан зарубежный опыт реализации Интернет-проектов в социальной сфере на примере «Виртуальной системы помощи педагогам и обучения» (Германия, Норвения, 2007), Интернет-порталов «электронного правительства» США, Канады, Великобритании и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»