WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Материал главы опирается на концепцию ваджраяны. Образ Будды рассматривается не только в качестве конкретного персонажа пантеона, но и в аспекте его различных эманаций как Абсолюта. Эманации являются источником многих иконографических истечений.

В начале главы дается анализ основных мифологических сюжетов, раскрывающих происхождение скульптурных и живописных изображений Будды. Выделяются ряд важных для исследования положений. Грубая косная материя скульптуры, как свидетельствуют мифы, открыта для одухотворения. Так, в мифе о скульптуре, совершившей «шаги» навстречу Будде, Татхагата силой духа преображает аморфный материал скульптуры, переструктурирует ее пластическую массу, тем самым реализуя потенциальную возможность произведения «быть со-размерным» ему. Будда наделяет статую сакральной функцией: "Следуй в Китай для того, чтобы освятить эту страну!" – т.е пребывай там подобно мне, освяти мной это пространство. В семантическом поле буддийского мира, статуя Будды словно ре-презентиует и со-крывает Его природу. Однако, она никогда не становится объектом идолопоклонства.

В главе подробно раскрывается плодотворность применения к анализу мира сакральной металлической пластики буддизма доктринального положения о Мире как о бесконечной цепи взаимосвязанных, взаимообусловленных тел, что позволяет представить скульптуру как особую систему Тел.

Антропоморфное Тело сакральной скульптуры может быть понято как своеобразный «перекресток», «замковый камень», «пространство встречи» множественности Тел: иконографического, описываемого как структура взаимоотражающихся знаков и символов; иконометрического, раскрывающегося через соотнесенность числа и меры; полого Тела и вложений, его составляющих; композиционно-пространственных решений объемно-пластического Тела и его особой ипостаси – Тела Света, сотканного свето- и цветопластикой. Все они рассматриваются на примерах металлической скульптуры северного буддизма. Подчеркиваются различия иконографии и иконографического Тела, иконометрии и иконометрического Тела, полости и полого Тела и т.д. Так, логика сопряжений меняющихся и устойчивых элементов иконографии: присутствие или отсутствие каких- либо атрибутов, их место в общей композиции скульптуры, пластическое натяжение позы и жеста и т.д., - формирует пространство иконографического Тела и создает особое поле иконографических смыслов.

Подобные сопряжения каждый раз придают иконографическому Телу качественно особую целостность. На примере анализа конкретных произведений металлической пластики в главе «разворачиваются» смысловые и образные значения прямого символа Великой Пустоты - ваджры и символа духовного раскрытия – лотоса.

В главе дается подробный анализ объемно-пластического Тела скульптуры и его роли в создании беспредельно-различных интонаций мира буддийских образов. Будучи своеобразной ипостасью объемно-пластического Тела буддийской золоченой скульптуры, Тело Света формируется сияющей поверхностью тел Божеств, световыми переливами гравированной поверхности их одежд и украшений и т.п. В доктринальном контексте Тело Света буддизма корреспондирует с безначальным светом Вайрочаны, олицетворяющим Шуньяту. Соприкасаясь с пространственной средой, тончайшим слоем пространства, обволакивающим скульптуру, поверхность словно «обретает [некую] осязательную способность», определенную Н.И.Поляковой как «микропространство». Перефразируя Д.С.Недовича, можно сделать вывод: через фактуру поверхности свет становится формой, а форма становится светом, проявляя качества и репрезентации, и великого сокрытия Света в Форме и наоборот. В гладкой, почти лишенной гравировки, Тело Света Будды проявляется через едва уловимые перепады моделировки объема; в украшенных формах божеств светозарность Образа обогащается ритмическим контрастом гладких поверхностей и гравированных фактур одежд, световыми и силуэтными акцентами украшений. Техника инкрустации скульптуры цветными драгоценными, полудрагоценными и поделочными камнями вносит в ее образ особую утонченную упорядоченность. Камни выполняют не только декоративноорнаментальную функцию, но и фиксируют в пространстве скульптурной поверхности некие цвето-свето-пластические узлы – пробивающийся «огненный» пульс Вселенной, «окаменевший Свет».

Материал главы показывает, что каждое из Тел скульптуры является и внешним, и внутренним; и ре-презентирующим, и со-крывающим; - в зависимости от отношений, в которых оно рассматривается. Так, вложениясвитки становятся своеобразным «внешним телом», со-крывающим в себе ритм, энергию звукового текста – мантры; полость представляет собой «внешнее тело» по отношению к вложениям, находящимся в нем, и в тоже время является «внутренним телом» относительно поверхности скульптуры, а объемно-пластическое тело - есть «внутреннее тело» интерьерного пространства храма и т.д. Тела скульптуры, взаимоотражаясь, постоянно меняются местами – то, что было внешним, репрезентативным становится внутренним, сокрытым, а то что было внутренним – внешним. Исходя из этой логики телесность буддийской пластики рассматривается в главе и в качестве своеобразного отражения феноменов оплотнения и разуплотнения Тела Истинносущего/Абсолютной реальности. С одной стороны, скульптура глубоко укоренена в тяжелое земное вещество и своей «наглядностью» ведет к некоему «обмирщению» Абсолютной природы, ее «натуральности», «оплотнению». С другой, в скульптуре происходит утончение смыслов репрезентации Истинносущего, меняется отношение к материи/материалу изготовления: тонко прорабатывается поверхность, тщательно выстраиваются фактуры, появляется гравировка, инкрустация - техники, указывающие на разуплотнение материала.

Таким образом, в произведении искусства, так же как и в представлении буддизма о Мире в целом, невозможно рассматривать одно тело вне зависимости от другого, - все они представляют собой тонкую иерархическую соподчиненность, проявляя Неделимое, Недвойственное, Гармонию «единства многообразия». Употребляя язык буддийских текстов, можно было бы сказать: тела скульптуры не отличны, но и не тождественны друг другу, каждое из них проявляет свой уровень одухотворения материи, сохраняя при этом тонкое иерархическое подобие. Это подобие живого, пульсирующего порядка, оно наполнено конкретным временем и пространством, в нем проявляется взаимосвязь Абсолюта-мастера- произведения-созерцателя. В этой сложносоставной и многоуровневой системе фрактальных Тел скульптуры, зримых и невидимых, очевидных и неочевидных своеобразно «улавливается неуловимость Шуньяты», пространство ее относительных определений (она есть и то, и то; она – не то, не то; она - и то, и это), что позволяет избежать понимания Великой Пустоты как объекта, как вещи, в том числе в сакральных произведениях буддийского искусства.

Основные результаты:

- применение базисных положений буддийской доктрины Шуньявады к исследованию буддийской металлической пластики раскрывает своеобразие ее многомерной реальности, что, в свою очередь, открывает новые плодотворные пути искусствоведческого анализа феномена сакральной пластики;

- для характеристики объемно-пластических произведений буддийского искусства введены в научный оборот авторские понятия Ре-презентации и Со-крытия, описывающие двунаправленность процесса явления Природы Истинносущего. Принцип Ре-презентации рассматривается в работе как беспредельная презентация, «разворачивание одного через другое», как множественность вариативных повторений, как переход от одного уровня формы к другому, более плотному; он проявляется в самых разнообразных уровнях, сохраняя при этом определенную фрактальность предыдущего и последующего. Через фрактальность в системе ритмических подобий в репрезентации гармонизируется пространство внешних форм. Со-крытие Тела Абсолюта понимается как особый вид связанности, противопоставленный отчужденности. Он отражает представления, связанные со своеобразным «свертыванием» беспредельности Тела Абсолюта как «Тела в Теле». Через со-крытие осуществляется переход более утонченным уровням форм и гармонизируется внутреннее пространство;

- воплощение принципов Ре-презентации и Со-крытия природы Истинносущего в объемно-пластических произведениях анализируется на примере пещерного храма-чайтьи, ступы, наземного храма, алтаря. Особая роль отводится сакральным сосудам;

- анализ своеобразной «передачи сакральных смыслов» от ступы к скульптуре, в том числе на уровне традиционных текстов, определяет важное место, которое занимает скульптура в пространстве буддийского искусства;

- на основании изучения основных мифологических сюжетов, раскрывающих происхождение скульптурных и живописных изображений Будды, отмечается потенциальную возможность произведения «быть соразмерным» Татхагате, нести сакральную функцию.

- на анализе многочисленных конкретных произведений искусства раскрывается плодотворность искусствоведческих категорий: иконогра- фическое и иконометрическое Тело, Тело полого внутреннего пространства, объемно-пластическое и Светозарное Тело металлической скульптуры.

Показывается разница между иконографией и иконографическим Телом, иконометрией и иконометрическим Телом; с помощью компьютерного проектирования выявляется особая «ступобразность» формы Тела полого внутреннего пространства. Тела скульптуры рассматриваются в их фрактальных сопряжениях как часть и Целое.

- уточнены датировки, художественные школы, иконография, раскрыто художественно-образное содержание 26 произведений из коллекции буддийской металлической пластики Свердловского краеведческого музея.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статья, опубликованная в ведущем рецензируемом научном журнале, определенным ВАК:

1. В.В.Деменова. Мир буддийской металлической скульптуры (на материале Свердловского краеведческого музея)//Вестник Южно-Уральского Университета.Челябинск, 2007. № 24(96). Сер. Социально-гуманитарные науки. Вып. № 9. - С.17-21.0,6 п.л.

Статьи в других научных изданиях:

2. В.В.Деменова. Бронзовая пластика буддизма как сосуд Великой Пустоты // Материалы международной научной конференции «100 лет со дня рождения Ю.Н.Рериха». – М.: МЦР., 2003. - С.348-354. 0,7 п.л.

3. В.В.Деменова, О.А.Уроженко. Буддийская бронзовая пластика из коллекции Свердловского краеведческого музея. Буклет. - Екатеринбург.: изд.

«Старт», 2005., 21 С. 1.1 п.л. /Автора 0,8 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»