WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

History, Tradition and modern Technics // Aspects of Tibetan Metallurgy. British Museum Occasional Paper», 1981; многочисленные материалы П.Пала, посвященные непальской и кашмирской скульптуре из собрания Los-Angeles Country Museum of Art (1972-1983), Ю.Шредера «Indo-Tibetan Bronzes» (1981), работы монгольского искусствоведа Н.Цултема (1982).

Отечественных иллюстрированных изданий по буддийской скульптуре немного: на материале калмыцкого искусства малая пластика анализируется С.Г.Батыревой («Старокалмыцкое искусство»,1991), коллекции металлической скульптуры А.М.Позднеева посвящен альбом под редакцией В.Е.Войтова, Н.А.Тихменевой-Позднеевой («А.М.Позднеев и его восточная коллекция», 2001); частично скульптура включена в качестве иллюстраций книги Ц.Б.Бадмажапова «Иконография ваджраяны» (2003) на материале коллекции музея истории Бурятии им. М. Н. Хангалова. Без преувеличения уникальным стало издание книги Э.В.Ганевской, А.Ф.Дубровина, Е.Д.Огневой «Пять семей Будды.//Металлическая скульптура северного буддизма IX-XIX вв. из собрания ГМВ» (2004). Значение данной работы трудно переоценить. Публикация явилась следствием многолетнего исследовательского труда ученых, рассматривающих буддийскую металлическую пластику («икону» - как ее называют авторы) с точки зрения ее иконографических особенностей, проблемы стиля, художественных школ, технологии изготовления, текстов письменных вложений, философскоэстетической основы творческого процесса создания и восприятия.

Таким образом, к настоящему времени учеными немало сделано для изучения буддийского изобразительного искусства. Однако, исследование буддийской металлической пластики с точки зрения комплексного подхода, включающего философские, эстетические, теоретико-историкоискусствоведческие аспекты, а также музееведческую проблематику остается актуальным. Недостаточная разработанность искусствоведчески интерпретационного подхода ограничивает пространство смыслов буддийской скульптуры и не способствует раскрытию полноты ее феномена.

Объект исследования - буддийская философско-религиозная доктрина Шуньявады и ее отражение в произведениях изобразительного искусства.

Предмет исследования - средневековая металлическая буддийская пластика малых форм, как явление, своеобразно воплощающее феномен множественности Тел буддийской религиозно-философской доктрины.

Территориальные рамки исследования включают в себя пространство северо-буддийского ареала, в частности Тибет, Непал, Монголию, северозападный Китай.

Хронологические рамки исследования охватывают произведения XII – нач. XX вв. Их выбор обусловлен бурным развитием буддийской скульптуры, в частности малой металлической пластики в период расцвета ваджраяны. Нижняя граница настоящего исследования напрямую соприкасается с революционно-политическими событиями в России начала XX века, приведшими в 1920–30-е годы к разрушению или закрытию многих буддийских центров в России и Монголии, а позднее в Китае и Тибете, к прерыванию религиозно-художественной традиции, к утрате многих художественных памятников.

Целью работы является комплексное исследование буддийской металлической пластики как своеобразного воплощения «сосуда Великой Пустоты», как пространства ре-презентации и со-крытия множественности Тел Истинносущего.

Для достижения цели в работе ставятся и решаются следующие задачи:

– изучение феномена Великой Пустоты/Абсолютной реальности/ Истинносущего и его эманирования в мир форм и проявлений в философской традиции буддизма;

– рассмотрение эстетико-художественных принципов ре-презентации и со-крытия Абсолютной Природы/Тела Будды в малой металлической пластике северо-буддийского ареала;

– анализ образных решений буддийской скульптуры как пространства взаимодействий ее различных Тел;

Теоретическая и методологическая основы исследования включают совокупность философских, историко-религиозных, культурологических и искусствоведческих методов, методики иконографического, иконометрического, структурно-семиотического, сравнительно-типологического, стилистического и сравнительно-художественного анализов, отражающих междисциплинарный, системный, многоуровневый подход к изучению искусства северо-буддийского ареала. При изучении музейных источников использовались атрибуционные методы, а также методы научного описания и анализа художественных произведений. Продуктивным оказался метод компьютерного проектирования внутренних частей полого пространства скульптуры, для этого использовались только «вскрытые» ранее «вещи».

Диссертация опирается на российские и западно-европейские фундаментально-теоретические работы в области философии буддизма (В.П.Андросов, Г.М.Бонгард-Левин, Буддон Ринчендуб, К.Бхатарачарья, А.Н.Игнатович, С.Ф.Ольденбург, О.О.Розенберг, Е.Конзе, Е.А.Торчинов, Д.Т.Судзуки, Ф.В.Шведовский, Ф.И.Щербатской и др.), в сфере культурологии и религиоведения (Т.П.Григорьева, А.В.Медведев, Д.В.

Пивоваров, Ю.Н.Рерих, Ш.М.Шукуров, И.И.Шептунова и др.), структурносемиотического анализа (А.Говинда, Р.Генон, T.E.Дональдсон, Н.Л.Павлов, K.Трэйнор и др.), в области буддийского искусства (Б.Бхаттачарья, Ц.Б.Бадмажапов, Р.Д.Банерджи, С.Г. Батырева, А.Гетти, Э.В.Ганевская, А.К.Гордон, Л.Н.Гумилев, Л.С.Дагьяб, T.E.Дональдсон, А.Ф.Дубровин, Ю.И.Елихина, К.М.Герасимова, Н.В.Кияченко, С.Крамриш, А.Кумарасвами, Р.Небески-Войковитц, В.A.Одди Е.Д.Огнева, П.Пал, Ю.Н.Рерих, Чандра Л.Ридди, С.А.Сарасвати, Э.Страттон, Д.Снеллгров, Т.В. Сергеева, Дж.Туччи, Н. Цултэм, Ю.Шредер, Л.А.Уэдделл и др.).

Материалом настоящего исследования являются визуальные и письменные источники, в том числе произведения из коллекции Свердловского краеведческого музея. В конце 1980-х годов доктор исторических наук А.Г. Нестеров составил инвентарную опись многих скульптур. В 2004-автором диссертации при научной консультации главного хранителя Эрмитажа (г. Санкт-Петербург) канд.истор.наук Ю.И. Елихиной, были проведены новые исследования коллекции и существенно уточнены названия, национальная школа, время создания скульптур. Для сравнительного анализа использованы предметы алтарной композиции Гусино-Озерского дацана, фонды и экспозиция отдела Монголии и Тибета Государственного Эрмитажа (г.Санкт-Петербург), музея Востока (г.Москва), Историко-краеведческого музея им. М.Н.Хангалова (г.Улан-Удэ), Художественного музея (г.Иркутск), а также коллекции зарубежных музеев:

Национального Музея Индии (г.Дели), Монгольского национального исторического музея (г. Улан-Батор), Монгольского государственного музея изобразительных искусств им. Дзанбазара (г. Улан-Батор), Metropolitan Museum (г.Нью-Йорк), Los Angeles County Museum of Art (г.Лос-Анджелес), Philadelphia Museum of Art (г.Филадельфия), Музея Альберта и Виктории (г.Париж), National Palace Museum (г.Пекин). В качестве письменных источников использованы коренные тексты и наставления буддийских Учителей древности и современных практиков традиционных линий преемственности (Васубандху, Геше Джампа Тинлей, Гега Лама, Еше Лодой Ринпоче, Нагарджуна, Чандракирти, Цзонхава и др.) Научная новизна исследования заключается в следующем:

- полая буддийская металлическая скульптура впервые осмыслена как особый целостный феномен с позиций философии искусства, его теории и истории. Методы искусствоведческого анализа поддержаны философскими, эстетическими, культурологическими подходами;

- выявлена плодотворность применения к исследованию сакральной металлической пластики базисных положений буддийской доктрины Шуньявады;

- на основе систематизации искусствоведческого, эстетического и философского материалов введены категории Ре-презентации и Со-крытия, как стороны единого процесса, характеризующего природу Истинносущего в произведениях искусства;

- интерпретационно-художественный анализ полой металлической скульптуры проведен в аспекте такого феномена буддийской религиознофилософской доктрины как kaya (тело);

- в искусствоведение введены богатые эвристическими возможностями такие категории анализа буддийской металлической скульптуры, как:

иконографическое, иконометрическое Тело, Тело полого внутреннего пространства, объемно-пластического и Светозарное Тело.

- в научный оборот введен новый интересный эмпирический материал.

Научно-практическая ценность исследования. Диссертация дает выход на широкий круг проблем, относящихся к истории искусства в целом, к теории и практике сакрального искусства. Отдельные теоретические выводы могут быть использованы в культурологических и религиоведческих исследованиях, а также в таких разделах искусствоведческой науки, как технология, теория, психология, философия искусства. Материалы, основные выводы и положения диссертации могут быть использованы при подготовке и чтении учебных курсов гуманитарного цикла, а также при организации выставочных проектов и музеефикации произведений.

Апробация работы. Основные положения диссертации и полученные результаты обсуждались на заседаниях кафедры истории искусств Уральского государственного университета им.А.М.Горького в 2005-2008 г.

Отдельные аспекты работы были представлены в форме докладов и выступлений на научно-практических конференциях: Ежегодная конференция молодых специалистов в Государственном педагогическом университете (Улан-Батор, 2000); выступление «К атрибуции скульптуры Вайшраваны XIX в из собрания Свердловского краеведческого музея» (Н.К.Рерих и пространство буддийской культуры. Круглый стол.

Свердловский краеведческий музей, УрГУ, 2000); Международная научнообщественная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения Ю.Н.Рериха (МЦР, Москва, 2002); секция молодых ученых международной научно-общественной конференции «Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века» (МЦР, Москва, 2003). Основные положения и выводы исследования отражены в трех публикациях, в том числе в первой публикации коллекции буддийской металлической пластики из собрания Свердловского краеведческого музея (Екатеринбург, 2005). Положения исследования были апробированы при разработке и чтении спецкурсов по проблемам философии буддийского искусства и его иконографии, предназначенных студентам факультета искусствоведения и культурологии (Уральский госуниверситет, 2005- 2008гг.) Основные положения, выносимые на защиту.

- Базисные положения буддийской доктрины Шуньявады, будучи примененными к исследованию буддийской сакральной металлической пластики, раскрывают ее своеобразную многомерную реальность, многогранную включенность в общебуддийскую концепцию Мира.

- Полая металлическая скульптура в контексте буддийской философской традиции (многозначность феномена kaya-тело, понимание искусства как «формы Абсолютной реальности» и др.) раскрывается в качестве своеобразного отражения Истинносущей Природы/Тела Будды и проявляется во взаимо-проникновении иконографического, иконометрического Тел, Тела полого внутреннего пространства, объемно-пластического и Светозарного Тел.

- Процесс воплощения Истинносущей/Абсолютной Природы в произведениях буддийского искусства предстает как ее Ре-презентация и Сокрытие одновременно. Данные явления описывают множественность взаимотражающихся Тел, бесконечную смену визуализаций и плотноматериальных воплощений в структуре самого произведения, в живой динамике его создания и восприятия.

- Исследование художественной формы и полисемантических смыслов буд- дийской металлической пластики как неразрывной связи экстериорных и интериорных отношений, внутренних и внешних форм, предметных и межпредметных пространств значительно обогащает искусствоведческий анализ конкретных произведений буддийского искусства, вскрывая глубинные основы его образности.

Достоверность научных результатов и основных выводов исследования обеспечивается опорой на обширную источниковедческую базу, на фундаментальные научные исследования зарубежного и отечественного искусствоведения и востоковедения, обширный конкретный материал, а также комплексной методологией.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения. Список использованной литературы включает зарубежные и русские источники и (286 наименований). В приложение входит впервые составленный диссертантом каталог произведений из коллекции Свердловского краеведческого музея, а также альбом иллюстраций, который составлен на основе произведений привлекаемых автором в качестве визуальных доказательств выдвигаемых положений. В основе построения каталога лежит систематизация произведений по иконографическому принципу, соответствующему иерархическому пантеону буддизма. В каталожное описание произведений входит название, происхождение, время создания произведения (в случае предположительной датировки в скобках за цифрой ставится знак вопроса), материал, техника исполнения, инвентарный номер, размеры (в миллиметрах), место, занимаемое персонажем в пантеоне, иконография, художественно-образное решение. В альбом иллюстраций включены изображения основных типологических памятников, приемов, техник, деталей и др. Основной текст исследования с постраничными примечаниями – 163 с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, показана степень ее разработанности, формулируются цели и задачи диссертации, определяются ее объект и предмет, раскрывается научная новизна, практическая и научная значимость, излагаются теоретико-методологические основы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В главе I «Доктрина Шуньявады в буддийской философии» отмечается множественность подходов к пониманию категорий доктрины, как в лоне самого Учения, так и среди буддологов и востоковедов, что связано с проблемами аутентичности переводов и преобразованием целостности буддийских философских понятий в понятийно-категориальный аппарат европейского знания. Выделяется ряд существенных аспектов, а также принципов и понятий, описывающих буддийское учение о Великой Пустоте – Шуньяте, благодаря которым раскрывается доктринальный взгляд на сущность сакрального искусства буддизма.

Как доктрина Шуньявада или Учение о Пустоте (другое название доктрины - нихсвабхава-вада или учение об отсутствии самостоятельной сущности) стала широко известна благодаря школе мадхьямиков (с санскр.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»