WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

2. континентальный климат требовал сезонной мобилизации веснойлетом и вынужденного безделья осенью-зимой;

3. сложность самой технологии распашки земель предполагала коллективное участие людей в этих действиях. А это значит, что развивались такие черты экономической ментальности, как расчет на социальную поддержку, коллективность, а не индивидуальность хозяйствования;

4. богатство испокон веку воспринималось как знак нечестности и небогоугодности. Сильное влияние православия с его идеалами нищеты сказалось в массовом неприятии капитала (состояния) вообще.

В связи с рассуждениями о ментальных истоках отношения к богатству (капиталу) опора сделана на работу С. Л. Франка «Этика нигилизма (характеристики нравственного сознания русской интеллигенции)». Философ критикует русское интеллигентское сознание как раз по тому «параметру», который сами интеллигенты революционной эпохи возводили в свою главную добродетель: «нравственность, нравственные оценки, нравственные мотивы занимают в душе русского интеллигента совершенно исключительное место»6. Это качество С. Л. Франк назвал «морализмом».

Культурно-психологический аспект той самой проекции феномена капитала, о которой идет речь в параграфе, подробно рассматривается на примере художественно-публицистической книги Ю. Шевелева «Недалекое прошлое». Здесь важнейшими выводами следует считать признание факта, что экономические отношения суть отношения между людьми; любая ситуация многофакторна и, следовательно, во-первых, всякое политическое и хозяйственное решение содержит смесь эффективных и ошибочных компонентов. В связи с этим анализируется понятие бизнес-мемуаристики.

Под бизнес-мемуарами мы понимаем литературу, которая вышла в свет в период с 1990 года по настоящее время и которая рассказывает о том, как развивалось российское государство и люди, его населяющие, в постперестроечный период, с точки зрения основных акторов этого процесса – представителей предпринимательства. В этом плане мы можем говорить о репрезентации образа капитала в жанровых рамках публицистики в коммуникативном аспекте.

В то же время культурно-психологический аспект касается рассмотрения таких болезненных позиций, как ситуация поляризации общества по критерию владения капиталом (или его полного отсутствия). В связи с этим и формируется «эмоциональный» образ капитала, закрепившийся на уровне психологического отторжения и неприятия.

Третий параграф первой главы исследования – «Капитал как социально-политическая проблема» – посвящен анализу понятия капитала как общественных страт, чье массовое сознание выступает «вместилищем» этого феномена. Социально-политический аспект рассмотрения феномена капитала позволяет продолжить размышления о самих особенностях формирования проекции этого феномена и ее закрепления в виде «образа капитала». В социальном плане тема капитала и капитализации общества прошла эволюцию от «малиновых пиджаков» и «новых русских» до «олигархов», ничем не отличающихся от своих «западных ориентиров».

Однако такие персонификации темы капитала лишь подчеркивают сложность самого феномена. Гораздо важнее здесь не столько «анекдотический» пласт, сколько сами векторы развития феномена: от «самодурства» отдельных «недалеких» нуворишей и «беспредела» «криминальщиков» до «беспредела государства», не только вступившего с олигархией в союз, но неизбежно Франк, С. Л. Этика нигилизма (характеристики нравственного сознания русской интеллигенции) / С. Л. Франк [Электронный ресурс]. – Режим доступа : www.lib.ru.

подмявшего ее под себя, доказав тем самым, что «русский путь» к демократии маловероятен. Эта сложная и «неудобная» «тема высказывания» находит в СМИ «место обитания», закрепляя и легитимируя образ капитала.

В то же время именно эта сторона максимально усложняет «желательную» функцию СМИ в формировании толерантности образа, когда неприятие должно быть снято в целях сохранения социального спокойствия.

Социально-политические аспекты формирования образа капитала тесно связаны с главными метафорическими рядами, которые репрезентированы в анекдотах, присловьях, городском фольклоре последнего времени.

Антропологи предлагают рассматривать эти материалы как репрезентанты массового сознания7. Из «пачек долларов», которыми «швырялись» герои анекдотов 90-х годов, «образ капитала» перерос в тему «золотых слитков» новой политической элиты, хранящихся в надежных швейцарских банках. В то же время, разумеется, чрезвычайно важным оставался вопрос о «переделе собственности». Раздел «имущества» 1990-х годов привел к возникновению сказочных богатств (в отличие от «сказок», теперь «капиталы» были посчитаны и зафиксированы – рейтингами «Форбса», например). В свою очередь, немедленно создались предпосылки для нового «передела». В этом смысле социально-политическая ситуация может рассматриваться как «среда», «питательный бульон» все тех же, прежних, давно уже «опробованных» историей поворотов. Любая революция воспроизводит образцы «передела собственности», и поэтому всякий передел требует «отчуждения от богатых». Так создается механизм отождествления образа капитала с образом врага.

Социально-политический аспект рассмотрения самого феномена капитала может быть выявлен и при обращении к наиболее сложному (и в то же время показательному) периоду в истории страны – слому советского строя. Именно в этот момент граница между «антикапиталистической» ментальностью и «капитализированной» действительностью проявилась особенно четко. Журналистский текст этой эпохи становится индикатором растерянности и беспомощности: создается впечатление, что ни «массовое сознание», ни СМИ как медиум не обладают самим языком, средствами для описания происходящих событий. С этой точки зрения репрезентативны челябинские телематериалы 1990 года, непосредственно предшествовавшего развалу Советского Союза. Тележурналистика 90-х годов XX века ярко свидетельствует о поисках в СМИ особого регистра «говорения» на больные темы. Здесь мы просматриваем «пунктирное» формирование «темы высказывания»: капитал пока не рассматривается как «враг», он намагничен разными смыслами, но простое «материальное» наполнение самого понятия Зарубина, Н. Н. Смеховая культура как фактор толерантности к новым социальным группам в российском обществе (Анализ анекдотов о «новых русских») / Н. Н. Зарубина // Общественные науки и современность. – 2006. – № 5. – С. 155–166. Автор полагает, что массив анекдотов сохраняет общий мотив «снисходительно-жалостливого» отношения к героям, что и является подтверждением превосходства «старых русских» и основой толерантного отношения их к «новым».

вполне очевидно. Мы можем видеть здесь «двунаправленность» текста: это «обнажение» скрытых желаний (квартиры, дома, деньги) с одновременным обязательным «облагораживающим» текстом «духовности». Именно в этом регистре и формируется далее образ капитала, репрезентируемый в СМИ.

Вторая глава исследования «Структура образа капитала в современном журналистском тексте» посвящена анализу конкретного отражения образа капитала в средствах массовой информации (на примере Челябинской области).

Первый параграф второй главы – «Понятие образа применительно к медиатексту» рассматривает такие исключительно важные для дальнейшего анализа понятия, как «образ» и «капитал».

Многозначность понятия «образ» дает представление о ядре «внутренней формы слова»: образ есть отражение. Если рассматривать отражение как ключевое объяснение самого явления образности, то принципиально будет и признание искажения как важнейшей характеристики этого явления.

Здесь особенно важно подчеркнуть мнение о двойственной природе образа, причем двойственность как раз и заключается в противопоставлении материального (данного в ощущениях) и идеального (данного в понятиях).

Для нас, помимо этой двойственности, особое значение имеет когнитивная теория образа. Не ставя своей задачей проведение лингвистического анализа, отметим, что в рамках теории фреймов и принципа семантических полей всякий образ рассматривается как сочетание ядерных и периферийных значений, в совокупности и образующих смысл8.

В отличие от узконаправленного лингвистического подхода мы стремились выявить в образе, репрезентированном в СМИ, не «набор элементов», но потенциал семантического сдвига (является ли ядерное значение конкретно избранного образа стабильным или оно подвержено изменениям и флуктуациям). В связи с этим для нас большое значение имеет понятие «клише» («стереотипное выражение, механически воспроизводимое в типичных речевых контекстах и ситуациях; шаблонная фраза, выражение»)9.

То есть клише являет собой определенный языковой стандарт, готовый устойчивый оборот, речевой стереотип, конструктивную единицу текста. В лингвистической теории приблизительно в том же значении употребляются следующие термины: речевые стереотипы, идиомы, фразеологизмы, штампы, групповые шаблоны, излюбленные обороты, стереотипизированные обороты и т. д. Все эти речевые явления составляют некое понятийное поле, к которому приближаются паремии, крылатые слова, цитаты, афоризмы, максимы.

См. подробный обзор точек зрения: Белявская, Е. Г. Семантическая структура слова в номинативном и коммуникативном аспектах (когнитивные основания семантической структуры слова): дис. … доктора филол. наук / Е. Г. Белявская. – М., 1991.

Солганик, Г. Я. Толковый словарь [Текст]: Язык газеты, радио, телевидения: около 6000 слов и выражений / Г. Я. Солганик. – М. : АСТ : Астрель, 2002. – 749 с. – С. 559.

На основании изученных представлений можно сделать вывод о принципиальном различии клише и образа; последний обладает более гибкой и живой природой, он оказывается в зоне нарушения стереотипа.

Представляется значимым и важным уточнить понятие тематического образа, которое мы рассматриваем на примере образа капитала.

Мы предполагаем, что клише есть форма ядерного значения образа, между тем наполнение этой формы может быть разным в зависимости от исторического момента функционирования языковой единицы (и – шире – явления, отраженного, запечатленного в этой единице). Предварительно заявленная задача охарактеризовать потенциальную трансформацию образа капитала в СМИ требует обращения к модели образа с целью выявления этого потенциала.

В исследовании предпринята попытка создания аксиологической модели образа, где важнейшее место занимает оценка ядерного значения.

Именно аксиологическая образность отличает язык СМИ от речевых высказываний вообще. Какой бы образ ни становился центром тематического высказывания, он будет иметь оценочную окраску. Образ капитала, исследуемый нами, как раз и представляет собой аксиологически ярко окрашенный мыслительный конструкт. Мы полагаем, что клише (формальное «вместилище» образа) выступает в качестве маркера оценки.

Анализ ассоциативного ряда по материалам «Русского ассоциативного словаря» показывает, что для отечественного массового сознания понятие «капитал» тесно связано с книгой К. Маркса (устойчивая «формула» – «капитал Маркса»), а также с понятиями денег и большого количества денег.

Остальные реакции на стимул «капитал» показывают прихотливость ассоциативного ряда, тем не менее очевидно преобладание нейтрального отношения. Капитал, таким образом, не вызывает реакции отторжения (социального протеста, зависти, желания разоблачать и уничтожать). Клише, связанное с «капиталом», скорее, восходит к «книжному представлению» и показывает «нейтральность» восприятия этого понятия.

Такой вывод наталкивает на труднообъяснимое противоречие:

ассоциативный ряд показывает, что отношение к термину капитал (стимулу ассоциаций) скорее нейтральное, а отношение к образу капитала, который так или иначе затрагивает все сферы общественной жизни – явно негативное («антикапиталистическая ментальность»).

Эти языковые ассоциации (работы над ассоциативным словарем проводились в разное время начиная с 1986 года) показывают общую готовность сознания воспринимать образ капитала, воспроизведенный в СМИ, с позиции «отстраненной» («толерантной»).

При точном лингвистическом подходе мы обнаруживаем синонимию темы «больших денег» и «капитала», в то же время «школярская» реакция оказывается главенствующей (если «капитал» – то «Маркса»). Это позволяет говорить об идеологической «подкладке» самого образа – для массового сознания «капитал» остается явлением, связанным с «образом врага» (именно таковым он представал в «Капитале» Маркса, даже в самых поверхностных представлениях об этом фундаментальном труде), а с другой стороны – «образом мечты» (очень много денег = исполнение желаний)10.

Сами стратегии формирования контента СМИ основываются на учитывании основных механизмов и общего состояния массового сознания, то есть сознания реципиента, к которому обращено средство массовой информации. Это означает, что, с теоретической точки зрения, общее содержание СМИ может быть представлено в виде тематического репертуара, где каждая тема подобна партитуре музыкального произведения, то есть подчиняется определенному горизонту ожидания. С этой точки зрения, образ капитала выступает в качестве условно выделенной части этого общего единства, оказывается элементом общего репертуара.

Образ капитала как таковой сильно подвержен внешним факторам – то есть событиям, происходящим вне информационного пространства.

Финансовый кризис, который разразился в мировой экономике в последнее время, нашел моментальное отражение в медиапространстве. Причем, как показал анализ публикаций в СМИ, субъекты информационного воздействия (то есть читатели) воплощают полюс «панических настроений», а объекты («герои» эксплицированного образа капитала) успокаивают аудиторию.

Клишированный образ капитала должен претерпеть определенные изменения, превратиться в основу для трансформации сознания, выработки лояльного отношения к экономическим переменам в стране. Это стратегическая задача СМИ при выполнении ими желательного пакета функций.

Но задача эта остается лишь в поле «умозрительности». СМИ неизбежно «живут» по законам того же массового сознания и не относятся к числу абсолютно подконтрольных какому бы то ни было прессингу образований. Это означает, что «желательный пакет функций» отнюдь не предполагает обязательности. Возникает важная научная задача: с одной стороны, исследовать реальное (стихийное) состояние образа капитала в СМИ, а с другой стороны, рассмотреть возможные способы коррекции клише (потенциал сдвига).

Однако, диссертант, не ставя своей задачей прослеживать нюансы функционирования образа капитала в СМИ в течение всего постсоветского периода, останавливается на современном состоянии проблемы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»