WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Во-первых, разделение реальности на чувственную и символическую сферы, что характерно для западной науки в целом и является продолжением платонической традиции метафизики. Обе сущности существуют «нераздельно, но неслиянно», как бы параллельно. Ведущей оказывается сфера символического, своим структурным строением и функциональной потребностью определяя структуру и функции чувственной сущности. Вовторых, для поддержания постулируемой дуальности, желание трактуется в такой парадигме в качестве потребности. Описание алгоритма желания строится, исходя из его чувственного происхождения, а цели желания формируются социальностью. Таким образом, в-третьих, реальность подчиняется неким целям внешнего характера, не зависящим от желаний составных аспектов реальности. В-четвёртых, такое подчинение возможно только при условии, что и социальность также будет следовать неким определённым внешним целям. Следовательно, в-пятых, события в такой реальности будут рассматриваться в связи с их постулируемой функциональной принадлежностью. Каждое событие в такой системе обосновывает посредством собственной функциональной зависимости другое событие, и так далее, образуя ряд каузальных связей в линейной логической последовательности, созданной под воздействием внешней цели.

Поэтому, в-шестых, такой ряд будет образовывать иерархию значений и смыслов и формировать соответствующий язык исследования, который будет искать в реальности уже только постулированную иерархию. В-седьмых, все эти факторы определяют наличие некоего внешнего субъекта, дистанцированного от реальности, и благодаря этому способного определить извне и положить границы событию.

Начатая в работах Гегеля, критика атомарного, калькированного с эмпирии индивида, субъекта привела к построению концепта метасубъекта, определённой системы распределения значений, включающей в себя несколько факторов и переменных, которые, однако, организуют себя соответственно потребностям предустановленных целей существования реальности. Метасубъект можно назвать «ловушкой для Другого», поскольку, как видно на примере работ Кожева и Лакана, постулируемая свобода Другого и зависимость от него субъекта основаны на их общей зависимости от метаструктуры, определяющей их взаимодействие согласно нескольким ограниченным алгоритмам. Если мы вводим множественность алгоритмов структурации – необходимо рассматривать социальные процессы на уровне различия. Естественно, существуют разные формы различий, имеются крайние точки значений – противоположности, но эти крайности не обладают доминирующим влиянием, поскольку система различий открыта, и границы подобной «текстуальной» реальности проходят везде, где проходит различие. Особенность желания в том, что оно не обозначаемо знаками.

Имеются некие интенсивности действий и откладывания времени: диахрония между ещё не/уже не. Значение существует не в знаках, а в отношениях между знаками. Это отношение есть желание.

Ни один из аспектов такой системы различий не находится вне других аспектов и обусловлен ими также, как и они обусловлены им. Поэтому нельзя исходить из каких-либо дуальных или более расщеплений реальности, оправдывающих друг друга и собственное расщепление.

Символическое/социальное уже не может быть противопоставлено, отделено от чувственного; выводимые из крайних полюсов значения, они в языке интерпретации оказываются открытыми и подвижными. Любые цели, алгоритмы, маршруты, схемы и каркасы в аспекте действия желания представляют собой не более чем «ещё один случай» и создают избыток, благодаря которому происходят какие-либо изменения. Отсутствие внешних целей, или, скорее, постоянное сбивание с курса вследствие действия желаний, различий приводит к открытости социальности. Благодаря этому социальность получает возможность существования. В противном случае, дихотомии целей/существования, наружи/нутра сделали бы невозможным любое движение, и, слившись со своим ограниченным бытием, социальность исчезла.

Движение социальности, выходящее за рамки статики и динамики, создаётся событием, любой аспект которого также является событием и пересекается гетерогенными желаниями. Между единицами события действует желание, формирующее каждую следующую единицу каждого следующего события. Это означает, что любая типизация социальности искусственна и может быть только задана в эпистемологических целях.

Любые размерности и основания носят локальный характер и скрывают множество других существований. Эта многомерность социальности приводит к тому, что движение структурации различия вступает в зависимость от экономии соседствующих систем и их отдельных элементов.

На первый взгляд, необходимость разработки объективирующего категориального аппарата для исследования каждого отдельного случая кажется безумным усложнением. Однако, такая модель позволяет избежать противоречия в виде толкования частных отношений на всеобщем, объективированном уровне и сохранить действующим общее представление о реальности как изменчивой и противоречивой картине.

Исследование социальной реальности, желания становится возможным только тогда, когда мы принимаем сущее не за вещный объект (перенося геометрические и функционально-подчинённые связи на уровень рафинированной абстракции), а в качестве сложносоставной системы различий. Значимыми в такой ситуации становятся различия, а не функции, и связи определяются не по временной или пространственной шкале, а по желаниям, участвующим в создании этих связей. Связи, образуемые желанием, алокальны. Едва возникнув, они, как часть события социальности, уже соотнесены между собой.

Желание посредством параноидального и шизофренического аспектов образует самоорганизующуюся социальную реальность, которая неизбежно гетерогенна и полисубъектна ввиду того, что алокальные связи желаний не смогут образовать всеобщую иерархию, так как это противоречило бы их свойствам. В соответствии с этим проблема взаимодействия части и целого не может полностью пониматься иерархически ни в какой последовательности. Ввиду ограниченности человеческого познания и отсутствия знания обо всей реальности, мы не можем постулировать отношения линейного подчинения для всей системы реальности или какойлибо её части. Однако эта гетерогенность отнюдь не делает социальность разрозненной: алокальность желания удерживает её в качестве общности в любой момент воспроизводства.

Желание проявляет одновременно свойства гетерогенности и холистичности, что ведёт к описанию разнопорядковых систем различий и отношений между ними в виде гетерархий, аспекты которых образуют связи одновременно и алокально как «внутри» отдельной системы, так и «вне» её.

Любой элемент любой системы в таком случае сам оказывается при определённых условиях рассмотрения системой, и наоборот; участвует в разнопорядковых системах организации различий, подчиняя и подчиняясь, будучи, таким образом, нетождественным самому себе, пребывая алокально здесь и везде, сейчас и тогда и утверждая нескончаемую игру различия.

Иерархия здесь оказывается частным случаем гетерархии. Представление реальности в виде гетерархии предполагает изначальную неполноту любого дискурсивного описания, поскольку любой дискурс использует один язык для разных уровней значения. Иначе говоря, правила описания системы никогда не принадлежат самой системе, их отношения всегда гетерархичны, а их дискурсивное эксплицитное описание предполагает имплицитный порядок системы, неравный дискурсивному описанию. В таком случае субъект-объектный анализ, основанный на изучении дискретных вещей, внеположенных субъекту, становится экономией желания и риторикой различий.

Во втором параграфе второй главы «Экономия желания:

складывание социальности» исследованы присутствие и экономия желания в процессе структурации социальности. Прослежены модели организации первобытного, деспотического, то есть, традиционных сообществ и капиталистического общества. В данном случае эта типизация строится на способах кодирования желаний, которые предполагают социальные модели.

Проанализировано то, какие желания подвергались запретам и разрешению, каким образом происходила структурация социальных связей и какие факторы определяли направленность такой структурации.

Исследование процессов структурации современной социальности показало, что в рамках капитализма произошло принципиальное размежевание традиционалистского и капиталистического способов экономии желания. В традиционном обществе экономия желания была ориентирована на циклическую повторяемость социальных практик, целеполагание культуры на «приближение к прошлому» и поддержание status quo на уровне практик повседневного взаимодействия. В капиталистическом обществе картина совершенно иная. Общество постепенно становится ориентированным на перманентное замещение социальных практик и устремлённость в будущее. В соответствии с этими факторами в течение Нового и Новейшего Времени происходит постепенный демонтаж иерархических административных и политических институтов (основанных на функции представительства), формулировка человеческого существования в качестве «независимого» и обладающего лишь частичными идентификациями с группами и институтами. Принципиальным условием социального воспроизводства становится способность индивидов, групп и институтов реализовывать как можно большее количество практик, отличных от предыдущих и способных к порождению всё больших различий для одновременного связывания и различения участников социального взаимодействия.

С точки зрения организации желания капитализм не рассматривается как определённая экономическая система, поскольку экономика в данном случае является частным случаем более общей капиталистической экономии желания. Конфликт интерпретаций в познании, частная собственность, эмансипация личности и денежный инвариант кодирования желания постепенно нивелируют деспотический аспект государства и соответствующую ему сословную социальную структуру общества. В традиционном обществе государство, его военный и бюрократический аппарат были антипроизводственным институтом, использующим силу традиции для подавления множественных желаний. В капитализме государство из машины подавления и источника кодирования становится машиной регулирования и включается в процесс создания новых кодов в качестве одного из институтов производства. Подчинение социальной деятельности, желаний и институтов обеспечению работы капитализма приводит к возрастанию контроля над ними тех форм взаимодействия и институтов, через которые организация соответствующих желаний осуществляется.

В капитализме структурирование желания и социальных отношений определённым кодом сменяется декодированием. Данное явление имеет место быть потому, что капитал как таковой может проявлять себя только в процессе постоянного приращения, а доминирование какого-то одного определённого кода оставляет только воспроизводство, без приращения, без создания новых желаний. Постоянная смена кодов в различных сферах личной и общественной, экономической, социальной жизни приводит к инфляции кода как такового. Становится очевидным, что для капитализма безразлично, что и как подвергается кодированию. Для этого типа общества имеет значение только возможность воспроизводства с приращением богатства как на индивидуальном, так и на глобальном уровне.

Ценностное восприятие реальности подчиняется статистическому ряду чисел, выражающих комбинаторику увеличения количества одних желаний и уменьшения других. Сами по себе желания, различия, которые они несут, ценности, служащие кодом для связывания паттернов желаний и различий, для капитализма никакой первичной роли не играют. Важность имеет лишь статистическое возрастание и убывание паттернов, свидетельствующих о перетекании капитала из одной социальной сферы в другую, а также то, насколько эта статистическая комбинаторика способствует возрастанию капитала. Удержание общества, структурным и производственным элементом которого является принцип декодирования желаний, осуществляется за счёт введения специальной аксиоматики, связывающей декодированные желания некими общими принципами, которые сами по себе ценностного содержания не несут, но, тем не менее, являются руководством к действию, создающим ценность в качестве вторичного интеллектуального образования.

Однако, капитал не в состоянии заменить собой все остальные аспекты и факторы социальности. Средства и способы его воспроизводства и расширения обладают собственной динамикой и устанавливают связи между собой, используя само воспроизводство капитала в качестве способа создания собственных (в смысле принадлежности, а не собственности) желаний. Одновременно капитал оказался невосприимчив к приватизации его какой-либо идеологией, либеральной, марксистской или любой другой, наоборот, капитал сам выбирает, какой из них воспользоваться для своего воспроизводства. Декодирование желаний приводит к неконтролируемому смешению аспектов социальности, которая уже не может поддерживать какую-то постоянную структурную взаимозависимость участников от капитала определёнными нормативными порядками. Декодированные желания вводят изменения и инновации в качестве структурообразующего принципа организации социальности. Эти желания начинают взаимодействовать уже по собственной логике, уклоняясь от предписываемой цели приращения богатства. Внутренняя логика развития капитализма обращает порождённые им декодированные желания против него самого.

Дальнейшие формы развития современного общества, получившие многочисленные названия, здесь мы называем постэкономическим капитализмом. В современной социальности экономические отношения, построенные на принципах приращения богатства, сливаются с остальными социальными отношениями. Рост дифференциации внутри экономических связей, усложнение социальных связей между различными институтами и группами, техническое развитие, а также взаимозависимость региональных сообществ друг от друга привели к тому, что в современности экономические отношения стало невозможно отделить от прочих социальных отношений, и изменение в одной сфере общества стало с очевидностью и в кратчайшие сроки сказываться на всех остальных. При этом, современное общество остаётся в рамках капитализма, тем не менее, меняя ориентацию с воспроизводства богатства на воспроизводство всех аспектов, вовлечённых в развитие социальности.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»